АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 0°C
Харьков: -3°C
Днепр: -2°C
Одесса: 2°C
Чернигов: -1°C
Сумы: -3°C
Львов: 3°C
Ужгород: 6°C
Луцк: 3°C
Ровно: 1°C

Как защитить защитников. О моральном духе и настроении на передовой

Как защитить защитников. О моральном духе и настроении на передовой
Как защитить защитников. О моральном духе и настроении на передовой

Накануне и в течение самого Дня защитника, враг прогнозируемо может увеличить интенсивность обстрелов. Как украинские военные и журналисты на востоке воспринимают закон о реинтеграции Донбасса, что думают о возможности введения миротворцев ООН на восток и главное — с каким настроением готовятся встречать День защитника Украины?

Известный военный корреспондент Андрей Цаплиенко, который вел репортажи во время конфликтов в Афганистане, Македонии, Ираке, Непале, Южной Осетии, Кашмире, Либерии, Колумбии, а также из других «горячих точек», сегодня работает дома, в Украине, на передовой линии столкновения с врагом. Как украинские военные и журналисты на востоке воспринимают закон о реинтеграции Донбасса, что думают о возможности введения миротворцев ООН на восток и главное — с каким настроением готовятся встречать День защитника Украины? Об этом журналист газеты «День» побеседовал с военным журналистом Андреем ЦАПЛИЕНКО.

— С какими настроениями военные готовятся встречать День защитника Украины? Есть ли риск того, что в этот день враг подготовит провокации и атаки?

— Украинские военные воспринимают День защитника Украины как свой главный праздник. У них есть не так много поводов для того, чтобы принять поздравления и знаки отличия. Абсолютно заслуженно, кстати. И это очень важно для поднятия духа, для мотивации, для понимания того, что за тобой стоит страна. Что она тебя, своего защитника, поддерживает.

Накануне и в течение самого Дня защитника, враг прогнозируемо может увеличить интенсивность обстрелов. Или захочет «поздравить» наших военных провокациями... Но, поверьте, Вооруженные Силы Украины всегда готовы к любому развитию событий. И это не фигура речи, не формальное текстовое клише. Я рад тому, что, общаясь с военными, вижу у всех хорошее, боевое настроение... Люди понимают, что они делают то мужское дело, которое нужно в настоящий момент делать. И не считаться со всевозможными политическими баталиями вокруг Донбасса. Военные действительно исполняют сверхважную роль для страны — находясь там, на линии столкновения, и не пуская врага ни на шаг вперед.

ГЛАВНОЕ — ОСТАНОВИТЬ ВОЙНУ  

— Вы упомянули о политических баталиях. Как на передовой — корреспонденты, пресс-офицеры и сами военные оценивают закон о реинтеграции Донбасса? В частности, предусмотренное изменение статуса, признание оккупированных территорий формально оккупированными территориями, а также определение юридических предпосылок для ведения боевых действий и военных операций — анализируют ли в зоне АТО эту инициативу?

— Конечно, тяжело обобщать. Не могу говорить за всех, кого вы перечислили сейчас, относительно их мнения об актуальных событиях в парламенте. Я имею право говорить лишь о тех военных, с которыми сотрудничал на этой неделе. И достаточно откровенно говорил о войне и мире. Это 108-й отдельный горно-штурмовой батальон, который находится на Луганщине. Иногда от передовой линии их окопов к позициям боевиков не больше полкилометра. С этими бойцами мы подходили почти впритык к боевикам в «серой зоне», в Новоалександровке, чтобы посмотреть на советскую символику над окопами сепаратистов. Почему-то именно она их вдохновляет.

Так вот, по мнению военных, главное, чтобы те, кто живет на неконтролируемой территории, поняли, что с Украиной лучше. Если закон на это направлен, это «плюс». Откровенно говоря, людей на оккупированной территории устраивает любой вариант развития событий, если будет прекращение войны, восстановление инфраструктуры и экономических связей. А это возможно лишь вместе с Украиной. И люди на оккупированной территории это признают. Пока что шепотом и без камеры. Но на все свое время.

Сами же ребята относительно событий в парламенте отвечают так: «Мы — люди военные и должны выполнять приказ. Наш приказ стоять здесь, и не пускать врага дальше. Будет приказ идти вперед — пойдем вперед, без вопросов. Есть желание, есть возможности, есть понимание реальной ситуации и, главное, есть средства и силы. Но есть приказ — «стоять здесь и контролировать ситуацию». Поэтому наши военные исполняют свои обязанности и дают возможность людям из «серой зоны» понять, что Вооруженные Силы Украины там лишь для того, чтобы прекратилась война и возобновилась связь с Украиной.

МИРОТВОРЦЫ ООН КАК «ЩИТ» ГРАНИЦЫ 

— Недавно вы написали в «Фейсбуке» интересный пост о дискуссии относительно миротворцев ООН на Донбассе — отметили, что они уже там и рассказали историю об Олеге Сидоренко, который свой «голубой берет» носит как оберег на украинском фронте. Эта тема на фронте обсуждается?

 — Да. Сейчас у нас на фронте действительно очень много миротворцев. Конечно, бывших. Можно перечислить даже по фамилиям, я лично знаю немало людей, с кем мы вместе были и общались в миротворческих миссиях. Командир 108-го батальона служил в Ираке, командир оперативно-тактической группировки «Луганск» также служил в Ираке. Многие из тех, кто воюет на Донбассе, я знаю по службе в африканских миротворческих миссиях ООН. Это авторитетные офицеры, профессионалы, эксперты военного дела. Большинство из этих офицеров имеет аналитический строй мышления. Они считают, что миротворцы должны стать на линии государственной границы между Украиной и Россией, которую мы теперь не контролируем.

Еще раз отмечаю: не на линии разграничения, а на государственной границе. Их главная задача — взять под контроль эту границу и остановить снабжение оружия со стороны России. Это, нужно признать, компромиссный вариант. В настоящий момент, на самом деле, очень сложная политическая ситуация в мире, для того чтобы решить вопрос возвращения Донбасса. Она невероятно сложная. Мы имеем серьезное противодействие концепции миротворческой миссии ООН со стороны России, а также очень мощное российское лобби в политических силах мира.

Посмотрите на выборы в США, на выборы в Европе, в частности в Германии, где в Бундестаг попала откровенно пророссийская партия. Вспомните шокирующие призывы Президента Чехии в ПАСЕ признать Крым российским, потому что иначе, пугает Милош Земан, «если мы хотим Крым вернуть Украине, то это будет означать большую европейскую войну», не больше и не меньше. И такие заявления, безусловно, пугают европейцев, которые совсем не готовы ради Украины платить своим комфортом и удобствами. Не говоря уже о безопасности, не так ли?

В ПАСЕ, опять же, с недавних пор председательствует киприотка Стелла Кириакидис, которая, хоть и не замечена в антиукраинских высказываниях, но известна тем, что не посещает Ассамблею тогда, когда рассматриваются вопросы в контексте российской агрессии против суверенного европейского государства. На всякий случай. Но что там говорить? И у нас, под куполом Рады, вместо патриотов Украины множество таких вот «киприотов Украины», какие слова против России не скажут.

Опять же, на всякий случай.  Следовательно, нужно признать, что Россия в настоящий момент имеет определенные успехи на внешнеполитической арене. И в таких условиях сложно разговаривать с миром о помощи. Но с другой стороны, мы ищем компромиссы, пробуем переиграть Российскую Федерацию. По крайней мере, для начала нужно сделать невозможным снабжение оружия на оккупированные территории — потому что именно в этом ключевая проблема. И если она будет решена, то и вопрос возвращения отдельных районов Донецкой и Луганской областей решится, поверьте, достаточно быстро. То есть очень важно прекратить снабжение оружия. А дальше Вооруженные Силы знают, что делать.

ФОТО С ФЕЙСБУК-СТРАНИЦЫ АНДРЕЯ ЦАПЛИЕНКО

— Начальник клиники психиатрии Национального военно-медицинского клинического центра «Главный военный клинический госпиталь» Олег Друзь, выступая в парламентском Комитете по вопросам здравоохранения, заявил, что 93% участников антитеррористической операции на Донбассе являются потенциальной угрозой для общества. Это мгновенно вызвало возмущение в социальных сетях.

 — И не только в социальных сетях. Военные на востоке также возмущались такими заявлениями. К сожалению, наши чиновники, независимо от того, в какой сфере они работают, не умеют четко формулировать свои мнения. Впрочем, не только они. Вспомните, какой была реакция на высказывание Олега Скрипки о «языковом гетто» или Евгена Нищука об «отсутствии генетики на Донбассе». Если человек не в состоянии найти контакт с собеседником, не умеет четко высказывать свои мысли, я не уверен, что он может руководить другими людьми.

Относительно «девяноста трех процентов» могу позволить себе допустить, что Друзь, по-видимому, хотел сказать, что 93% военных после участия в боевых действиях нуждаются в определенной психологической помощи. И это факт. Собственно говоря, американские психологи подтверждают, что любым военным, после постоянного стресса боевых действий, для того, чтобы адаптироваться к гражданской жизни,  нужно пройти определенный курс психологической реабилитации. Думаю, если бы Друзь высказался именно так, это бы не оскорбило военных.  Но одна его незавершенная мысль налезла на другую, и из его уст слетела нелепая формулировка, ставшая молниеносно всенародным «мемом». А вообще-то заявления людей, у которых отсутствует координация между мыслями, словами и действиями трудно комментировать.

ИСТОРИЧЕСКИЙ МОМЕНТ

— «2+2» на Покрову покажет фильм «Гвардия-2». Достаточно ли, по вашему мнению, на украинском ТВ лент, в которых героизируют наших защитников?

— Однозначно, нет. Художественных фильмов и телесериалов катастрофически не хватает. Причина до банального проста. Нет денег. Ведь кино это очень ценная вещь. Вообще военный эпос, батальные сцены, воспроизведенные в кино, очень дорогое удовольствие. Должно быть серьезное финансирование этого направления киноискусства. Желание у режиссеров снимать фильмы о войне, героизировать наших ребят, с которыми мы живем рядом, на самом деле есть. И талант есть. Это заметно по инициативам того же Ахтема Сейтаблеева. Вот спросите лучше Ахтема о бюджете батальных моментов в его фильме о Донецком аэропорте. Впрочем, я знаю, что, невзирая на все финансовые трудности, Украина больше внимания будет уделять героизации наших воинов. Потому что это вопрос нашей независимости. Культурного выживания, если хотите.

— Создавая сюжеты о войне на востоке, какую основную мысль пытаетесь донести до зрителей?

— На самом деле идея моих сюжетов — очень проста. Мы должны понимать, что другой страны у нас нет. И другого шанса на то, чтобы Украина действительно стала независимым, влиятельным государством, в котором люди чувствуют себя уютно и уверенно, — больше не будет в истории. Это — последняя попытка. А потому нужно уважать и ценить тех людей, которые на фронте защищают Украину и борются за ее независимость. И нужно этим людям помогать. Если ты сам не берешь оружие в руки, найди способ, с помощью которого сможешь помочь военным. А значит помочь самому себе. Только так мы победим.

Автор: Вадим ЛУБЧАК, «День»


Теги статьи: РеинтеграцияДонбассМиротворцы ООНЦаплиенко АндрейБойцы АТОвойна АТОАТО

Дата и время 14 октября 2017 г., 13:37     Просмотры Просмотров: 484
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
24 ноября 2017 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.134568