АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 4°C
Харьков: 0°C
Днепр: 1°C
Одесса: 5°C
Чернигов: 2°C
Сумы: 0°C
Львов: 3°C
Ужгород: 5°C
Луцк: 3°C
Ровно: 3°C

У Луценко готовятся к сокращению численности прокуроров

У Луценко готовятся к сокращению численности прокуроров
У Луценко готовятся к сокращению численности прокуроров

В Генеральной прокуратуре ищут пути разрешения "кадрового вопроса", заложником которого в результате принятия закона "О прокуратуре" оказалось надзорное ведомство.

Законодатель предусмотрел - через два месяца общий штат сотрудников ведомства должен составить до 15 тысяч человек. Из которых только две трети - это непосредственно прокуроры и следователи. Текущее штатное расписание в эти нормы не укладывается, а потому в ведомстве заговорили о грядущем сокращении.

"Страна" изучила, как в ГПУ проходил этот процесс ранее, с какими результатами ведомство встречает очередную чистку и как на Резницкой планируют оттянуть момент снятия погон с процкеров (процессуальных руководителей, которые выходят в суды) сегодня.

История вопроса. Кто и как чистил "наследие Пшонки"

Тема сокращения численности сотрудников органов прокуратуры - одна из любимых "фишек" бывшей оппозиции в Украине, пришедшей после Евромайдана к власти. Каждый новый руководитель, приходивший на Резницкую после Виктора Пшонки, первым делом обещал серьезно проредить ряды ведомства. Но на практике попытки "ужать" "штатку" Генпрокуратуры буксовали.

В конечном счете, часть сотрудников ведомства все-таки сократили, но по хитрой схеме: под нож пустили прокуратуры на утраченных территориях и четверть вакансий на местах, оголив этот участок работы. Тем временем руководящий состав в центральном аппарате ГПУ и региональных прокуратурах продолжил "пухнуть".

Красноречивее всего об этом говорят цифры. Особенно, если сличить их с обещаниями реформаторов Генпрокуратуры.

До событий в Крыму и начала конфликта на Донбассе в Генпрокуратуре работало 22 630 человек. Но весной 2014 года первый Кабмин Арсения Яценюка поставил требование перед и.о. главы ГПУ Олегом Махницким сократить почти 5 тысяч человек. Вскоре тот отчитался, что выполнил задачу наполовину - в системе ведомства было "зарезано" 2263 должности.

Обязанности сокращенных переложили на их коллег, но в целом "революции" в ведомстве не случилось. "Ужаться" ГПУ "помогла" потеря Крыма. Вследствие всем известных событий так "выпало" 99% сотрудников надзорного ведомства полуострова (около 1 тысячи человек), остаток должностей "выщипали" у прокуратур по городам и весям.

Сменщик выдвиженца "Свободы" на Резницкой - Виталий Ярема, также обещал оптимизацию штатной численности. Венцом его карьеры в ГПУ стали заявления о том, что к январю 2015 года в ведомстве сократили еще 2,5 тысячи человек.

Не мудрствуя лукаво, и тогда "штатку" ровняли за счет персонала утерянных Украиной территорий - неподконтрольных районов Донецкой и Луганской областей. Плюс две-три сотни человек уволили в рамках реализации люстрационного закона.

В итоге, своему преемнику Виктору Шокину Ярема оставил Генпрокуратуру с численностью в 18 500 человек. Сокращать их вызвались представители грузинской команды, инкорпорированные в ведомство во главе с соратником Саакашвили - Давидом Сакварелидзе.

"Застрельщики" реформы прокуратуры предлагали решать вопрос дальнейших сокращений незамысловатым путем.

Во-первых, они обещали уволить "лишних", чтобы за счет высвободившегося зарплатного фонда повысить жалование оставшимся прокурорам.

Во-вторых, затеяли масштабную реорганизацию ГПУ и набор новых лиц на конкурсе.

По оценкам как сторонников, так и противников "реформы Сакварелидзе", провалились оба его начинания - качественных преобразований не произошло. Зато в количественной части баланс был соблюден. К 15 июля 2015 года на Резницкой рапортовали - штат сотрудников ведомства удалось ужать еще на 3 тысячи человек. А оставшиеся 15 тысяч сотрудников не превышают ограничения штатной численности, установленной вступившими в силу новшествами закона "О прокуратуре".

Главный итог сокращений - раздутый центральный аппарат

Но главным итогом "реформы" стало парадоксальное явление.

Если сличить данные штатного расписания, то видно - сокращения, начиная с 2014 года, никоим образом не коснулись центрального аппарата ГПУ и областных прокуратур. Руководящий аппарат и после увольнения свыше 7 тысяч людей на местах продолжил пополняться новыми единицами.

По одной из версий, эти ведомства стали своего рода "буфером" для тех прокуроров, которым нужно было "пересидеть" в главке конкурсы. По другой - убежищем лицам, подлежащим люстрации.

В результате, на фоне объявленного курса на сокращение, аппарат Генпрокуратуры только за два последние года расширился на 10%. На столько же выросло количество должностей следователей и прокуроров в нем.

Динамику этого удобнее сличать в привязке к конкретным датам, а также сведениям Департамента кадровой работы ГПУ, предоставленным Резницкой по запросу "Страны" и обнаруженным в сети:

  • на 15 июля 2015 года общее количество сотрудников центрального аппарата ГПУ составляло 1854 единицы, включая 1132 прокуроров и следователей;
  • на следующий день, 16 июля 2015 года (то есть, сразу после после вступления в силу новшеств закона "О прокуратуре" по численности ведомства) - 1742 человека, включая 1048 процкеров и "следаков";
  • 22 января 2016 года - 1814 штатных единиц, в том числе 1101 прокурор;
  • 8 февраля 2016 года - 1852 и 1137. То есть, численность главка "вернули" к тому моменту на тот же уровень, что и до вступления в силу прокурорского закона. После этого каждый месяц "система" отвоевывала себе все новые и новые штатные единицы.
  • к 15 марта 2016 года - это 1871 должность, включая 1140 процкеров;
  • на 1 мая 2016 года (за две недели до назначения на пост генпрокурора Юрия Луценко) - 1890 и 1158.
  • 1 декабря 2016 года - 2020 штатных единиц, включая 1281 прокурора/следователя;
  • на 1 января 2017 года - 2031 и 1293 соответственно;
  • к 1 мая 2017 года - 2046 и 1313;

Наконец, к 16 октября был достигнут исторический максимум штатной численности центрального аппарата Генпрокуратуры. Это 2055 штатных единиц, в том числе 1317 прокуроров и следователей.

Источник фото: "Страна"

Луценко одобрил 15 тысяч

При этом общая численность сотрудников Генпрокуратуры, включая центральный аппарат, региональные надзорные ведомства и прокуратуры на местах, все это время балансировала на грани пресловутой цифры в 15 тысяч сотрудников (из которых 3/4 - следователи и прокуроры).

На требования профильного закона, где установлена предельная численность процкеров в 10 тысяч человек долгое время закрывали глаза. По крайней мере до приближения "времени "Ч" - 1 января 2018 года.

Выступая этой весной на Всеукраинской конференции работников органов прокуратуры, глава ГПУ Юрий Луценко заявил - он выступает против дальнейшего сокращения в ведомстве.

"Я буду просить парламент не проводить любых сокращений, так как это уничтожит эффективную деятельность прокуратуры", - сказал он тогда.

Вплоть до осени каких-либо телодвижений на этом фронте не последовало. Но с приближением установленного законом "дедлайна" на сокращение, события начали развиваться стремительнее.

Сохранить численность прокуроров хотят через зал ВР

3 октября четверка нардепов из Блока Петра Порошенко зарегистрировала законопроект №7160, в котором императивная норма о сокращении численности прокуроров в системе ГПУ до 10 тысяч человек названа "искусственной". В пояснительной записке к документу указано - уменьшение "штатки" процкеров до 10 тысяч с начала следующего года приведет к сокращению 1300 человек. Что резко увеличит нагрузку на прочих сотрудников.

Нардепы предлагают убрать этот императив из закона. И ограничиться формулировкой о том, что общая численность Генпрокуратуры, включая процкеров, "следаков" и прочие вспомогательные единицы не должна выходить за пределы пресловутых 15 тысяч. И фактически, заморозить ситуацию на ее текущем уровне.

Источник фото: rada.gov.ua

 

Одни собеседники "Страны" в надзорном ведомстве говорят: законопроект об урегулировании "кадрового вопроса" в ГПУ не должен встретить сопротивления в зале под куполом.

Другие, напротив: мол, все не так однозначно.

Кто из них окажется ближе к истине, покажет дальнейшее рассмотрение документа. Время в этом вопросе играет против Резницкой.

"Черновик" Резницкой

Возможно поэтому в надзорном ведомстве, скрепя сердце, все-таки приступили к обсуждению очередного возможного сокращения.

Три недели назад по структуре ведомства было запущено письмо, подписанное генпрокурором Юрием Луценко. В этом документе фигурирует проект расчета новой штатной численности центрального аппарата ведомства.

Первым о существовании таких расчетов сообщил на своей странице в Facebook бывший прокурор ГПУ Владимир Скородинский, оспаривающий свое увольнение из системы.

Подлинность этого письма "Стране" подтвердили действующие сотрудники, предоставив его в распоряжение редакции.

В нем указано, что на Резницкой трактуют профильный закон следующим образом: с 1 января 2018 года общая численность сотрудников ведомства не может превышать 15 тысяч человек. Из которых только 10 тысяч должны составлять непосредственно прокуроры. И если в первую цифру в ГПУ в целом укладывается, то количество имеющихся процкеров выходит за черту предельной численности.

Поэтому, как указано в письме Луценко, требуется сократить 5% действующих прокурорских сотрудников, а именно 552 штатные единицы прокуроров. "Резать" излишек предложено путем сокращения 373 должностей в регионах (включая до 100 единиц по городу Киеву с учетом районов) и 179 - в главке.

Что касается центрального аппарата, то здесь намереваются "подогнать штатку" двумя путями:

  • под нож предлагается пустить должности в подразделениях, прямо не задействованных в выполнении процессуальных функций. Речь идет об организационно-методических отделах и надзорных подразделениях главка, пресс-службе, Департаменте информационных технологий и т.д.;
  • пощипать на 10% от численности все прочие структурные подразделения, за исключением Главной военной прокуратуры, Генеральной инспекции, Департамента поддержки гособвинения в суде и руководства.

Источник фото: "Страна"

Вместе с этим, попавших в жернова сокращения лиц предлагается оставить в системе. И, фигурально выражаясь, снять с них погоны. Этим людям предложено продолжить работу в ГПУ, но уже не в статусе прокуроров. А исключительно госслужащих. Что, естественно, не вызывает особого оптимизма у надзорников.

Большая часть тех из них, кому светит сокращение, высказывает свое недовольство в частных беседах. Публично свое несогласие с планам Резницкой пока выразил лишь глава Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий.

"В планах Генпрокуратуры на 10% сократить САП. Я написал письмо об увеличении штата. Мне было отказано. Хотя в бюджете 2017-2018 гг. рассчитано на то количество, о котором я прошу. Из 45 постов хотят 5 человек уменьшить", - сказал он.

Что думают о сокращении прокуроры. Комментарии

Прокурор ГПУ Владислав Куценко:

- Предложенный ГПУ список должностей к сокращению имеет рекомендательный характер. Насколько я знаю, абсолютно все из руководителей Департаментов, кому оно зашло, не согласны с доведёнными цифрами и будут стараться максимально отстоять каждого своего подчинённого и снизить число прокуроров, подлежащих сокращению в своих подразделениях.

Согласно озвученным планам, в первую очередь прокурорских должностей хотят лишить те отделы и управления, которые связаны с работой по обращениям граждан, ведением ЕРДР, пресс-службу. Логика руководства такая: эти сотрудники в большей части не выполняют функции прокуроров. Вот там и намереваются провести сокращения должностей.

При этом не говорится, что этих людей выбросят за борт. Взамен лишения статусов прокуроров сотрудникам предлагают должности госслужащих в этих же управлениях и отделах. Но в таком случае они не смогут заниматься процессуальным руководством в уголовных делах, а осуществлять исключительно вспомогательную функцию - аналитическую, методическую и т.п.

Прокуроры к этим предложениям относятся негативно. Переход на госслужбу бьет по гарантиям государства, сокращенные будут не так социально защищены, как прокуроры. Как и на любом предприятии, люди не хотят попасть под раздачу. Руководители Департаментов обещали биться за каждую кадровую единицу, и отстоять сотрудников.

Бывший прокурор ГПУ Владимир Скородинский:

- Что касается центрального аппарата ГПУ, то там следует оставить не тысячу человек, а вполовину меньше - триста-четыреста справятся. Убирать надо бюрократов-дармоедов, которые просиживают штаны и пьют кофе, начиная с обеда. Все эти ВБшники, кадровики, люди из "ОКО", автопарка и кучи других структурных подразделений, ранее ни дня не работавших в прокуратуре, которых притащил с собой Луценко. Но сокращать надо прежде всего не людей, а должности. И отдать их на места, где не хватает как следователей, так и процессуальных руководителей.

А то получается, что сегодня в главке - на одного раба по два прораба, от которых одна только дурная работа: сплошь резолюции о том, чтобы провести какую-то проверку. Если их убрать, то Генпрокуратура справится с работой, и вдобавок уменьшится нагрузка на области и районы.

Другой вопрос, что когда закон "О прокуратуре" принимали, никто не учитывал, что теперь каждый ЕРДР - это уголовное дело. Раньше это были отказные материалы. Из-за этого нагрузка выросла на процкера. С этим нужно решать проблему.

Людям же, которых хотят уволить из-за того, что они неудобны руководству, важно помнить: любое выведение за штат при сокращении - это искусcтвенная норма, придуманная пришедшими в ГПУ милиционерами во главе с Луценко. Нет такой нормы в трудовом кодексе, это чистой воды злоупотребление. С людьми ведут торги - берем/не берем тебя в новосозданное подразделение, и люди вне штата месяцами ходят на работу, лишенные права подписи и лишенные полномочий. Им все это время платится зарплата со всеми надбавками, но на их месте уже работают новые люди. И получается, что Генпрокуратура, как бюджетная организация, идет на сознательное нарушение. Зарплата рассчитывается исходя из "штатки", а сверху набрали еще сотрудников, которых не предусмотрены. И деньги, которые выплачивают им, это перерасход и нецелевое использование. Таких людей от 300 до 400 человек, и если перемножить на размер зарплаты (ранее у прокурора отдела центрального аппарата было 12 тысяч гривен, сейчас 28), то за год набегают колоссальные суммы.

Руководитель Запорожской местной прокуратуры №2 Роман Мазурик:

При любом сокращении необходимо понимать будут ли изменены (оптимизированы) функции оставшихся сотрудников, произойдет ли автоматизация или отмена каких-то процессов. Но самое главное - это понимать, за счет какого уровня будет производиться сокращение. Так как основная нагрузка непосредственной работы и выполнения функций прокурора лежит на местных прокуратурах. Если местные прокуратуры сокращения не коснутся, то и нагрузка не вырастет.

Считаю, что 10 тысяч вполне оптимальное количество прокуроров для Украины, но количество вспомогательного штата стоило бы пересмотреть. В практике европейских стран на 1 прокурора приходится 2-5 помощников (в нашем случае это всего 0,5). Кроме того, на сегодняшний день следователи приравниваются в статусе к прокурору и входят в общее число 10 тысяч.

На данный момент, я не видел официального документа по сокращению, соответственно не могу сказать, где оно планируется. Знаю, что были предложения по сокращению прокуроров в отделах кадров и организационно-контрольных отделах (ОКО).

Лично мое мнение, что начальники этих отделов и несколько сотрудников однозначно должны быть прокурорами и понимать прокурорскую работу. Не сможет обычный госслужащий подбирать сотрудников на работу и не сможет контролировать работу прокурора (не понимая как они работают изнутри).

Вместе с тем, существуют должности прокуроров, которые действительно можно сократить и передать функции госслужбе: отделы компьютеризации, хозяйственные отделы, отделы статистики и т.д.

Начальник одного из отделов центрального аппарата ГПУ А.:

- Сокращать штат, однозначно, нужно. В Генеральной прокуратуре необходимо, во первых, убрать именно с прокурорских должностей всяких бухгалтеров, кадровиков, журналистов и так далее. Это, скорее всего, и будет сделано.

Во-вторых, в ГПУ сильно раздут штат руководителей. При умном сокращении нагрузка на процкеров не увеличится, так как надо сокращать тех, кто не работает (а таких процентов 40) и лишних руководителей.

Знаю точно, что следственные подразделения сокращать не будут, как вариант - в ГСУ уберут прокуроров из организационно-методического отдела. В других подразделениях под нож пустят должности из представительства интересов государства в суде, обеспечения деятельности руководства, кадры.

Бывший заместитель прокурора Николаевской области Денис Андреев:

- Сокращение - это чисто популистский ход, ничем объективно не обоснованный со времен принятия закона в 2014 году. Взяли какую-то цифру с потолка, и к ней стремятся. Штатное расписание надо определять, исходя из нагрузки и объективной необходимости.

Сейчас необоснованно раздуты штаты что в главке, что в областных аппаратах. Почему? Ответ прост: из-за выполнения функций, несвойственных надзорному органу. Половину штата, что ГПУ, что региональных прокуратур можно безболезненно сократить, отдав эти должности на места в местные прокуратуры. Но тогда встает вопрос, а кем руководить? И куда поденутся носильщики портфелей, папок, бумаг, все эти лакеи и ж@#олизы всех мастей на полковничьих и генеральских должностях...

При этом, полностью нивелирован институт ответственности. Никто ни за что не отвечает как на местном, так и государственном уровне. Главное это ежедневная картинка для медиа, пиар это наше всё!!! Конечные результаты работы никому не интересны. При таком подходе не нужен ни штаб (ОКО), ни статистика, ни естественно, воспитание кадров.

В то же время, увеличение численности на местах за счет сокращения главка - палка о двух концах. Сейчас 2/3 работы обычного прокурора - это работа следователя милиции. Потому что МВД так отреформировали, что работать они не умеют, не хотят, да и никто их за это "не имеет", ведь и руководству полиции нужен только пиар. Вот и пашут прокуроры за себя и за того парня. При нормальной постановке вопроса с полицией текущего количества местных прокуроров более чем предостаточно.

Член квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров Сергей Костенко:

- Если сокращение проводить, то главное - осуществить его за счёт центрального аппарата ГПУ, который составляет больше 1300 человек. Численность главка должна быть не более 5% прокуроров - то есть 500 человек.

Также следует сократить аппараты региональных прокуратур исходя из принципа, что в них должно быть до 30-35% прокуроров от общего числа в 10 тысяч процкеров. Местные прокуратуры вообще сокращать нельзя, так как это единственные подразделения в прокуратуре, которые прошли реформирование. Многие видели письмо от Луценко, которое гуляет по сети. Там речь только о центральном аппарате. Какое сокращение предусматривается в региона, знают только в недрах ГПУ. Плюс, конечно, они еще надеются, что ничего не придется менять и примут законопроект №7160.

Бывший прокурор Донецкой области Олег Сюсяйло:

- Закон действительно содержит норму, которой устанавливается общая численность работников органов прокуратуры в 15 тысяч. Отдельная норма содержит фразу о сокращении количества прокуроров с 1 января 2018 года до 10 тысяч.

В первой части речь идет об общем количестве работников ведомства, а это помимо прокуроров еще и технический персонал - водители, уборщицы и т.д. Во второй - речь идет исключительно о прокурорах. То есть, законодатель предусмотрел не общее сокращение численности, а сокращение численности лишь тех лиц, которые непосредственно задействованы в выполнении процессуальных функций.

Еще в то время, когда только была принята эта норма, я высказывал предложение о переводе ряда должностей, выполняющих функции по организации деятельности прокуроров, ныне задействованных в выполнении конституционных полномочий, в число госслужащих, лишив их статуса прокуроров. Теперь же, насколько мне известно, именно такое решение задачи по сокращению взято за основу.

Штатные единицы многих подразделений в структуре ведомства, как прокурорские, будут сокращены и переведены в статус госслужащих. Что в таком случае теряют люди, занимающие сегодня прокурорские должности? Существенное уменьшение в заработной плате - это главное.

Однако есть еще один аспект. Обсуждаемая норма, если толковать ее лингвистически, указывает на начало процесса сокращения с 1 января 2018 года, а не окончание процесса на эту дату. При отсутствии даты окончания процесса доведения численности прокуроров до 10 тысяч он, формально, может длиться бесконечно долго. А следовательно не буде нарушена норма закона даже если и в следующем году количество прокуроров останется прежним.

Экс-начальник отдела прокуратуры Киева Александр Машков:

- В разделе 15 закона "О прокуратуре" сказано - все прокуроры едины в своем статусе, независимо от административной должности в системе прокуратур, будь то Генеральный прокурор или прокурор местной прокуратуры. Вмешательство в действия прокуроров запрещаются. Фактически это означает, что возложенные на прокуратуру функции должны осуществляться высокопрофессиональными, ответственными, социально защищенными и самостоятельными прокурорами. Что исключает необходимость содержания раздутых аппаратов в виде многочисленных департаментов, управлений, отделов как в Генеральной, так и региональных прокуратурах.

В реальности эти многочисленные подразделения продолжают на основе зонального принципа осуществлять ничем не предусмотренный надзор за деятельностью прокуроров местных прокуратур. А ввиду такого явного несоответствия организации работы положениям закона, возникает ситуация с колоссальной нагрузкой прокуроров не местах. Положение усугубляется отсутствием профессионально подготовленных кадров и тем, что состав местных прокуратур формируется из недостаточно опытных, молодых сотрудников.

В то же время не является секретом, что более опытные прокуроры предпочитают занимать админдолжности, которые по инерции предоставляют им возможность, не неся никакой ответственности, оказывать влияние на работу тех же процессуальных руководителей на местах. Но руководителям при этом не нужно лично ходить в суды, и никакой ответственности они не несут.

Чтобы убедиться в этом достаточно посмотреть, кто поддерживает в судах гособвинение в резонансных делах. Ни одного руководителя органов прокуратур вы там не увидите, хотя еще несколько лет назад их работа оценивалась, в том числе, и по этому. Вспомните кого из руководителей последних лет вы видели в числе государственных обвинителей, несмотря на обилие сложных и резонансных дел? Никого. Как результат - практически нет ни одного, доведенного до приговора, громкого производства.

Поэтому сокращение, если оно будет производиться, нужно начинать с должностей в центральном аппарате и региональных прокуратурах. Сокращение же прокуроров на местах, с учетом нынешней криминогенной ситуации в стране, приведет к еще большему падению уровня правоохранительной системы. Разве что, за счет сокращения, оставшиеся будут получать чуть большую зарплату.

Бывший прокурор Приморского района Одессы Александр Кузьменко:

Еще в 2015 году, когда Сакварелидзе назначили в ГПУ, он слал письма в регионы с просьбой предоставить предложения о видении прокурорами своего будущего. Один из разделов касался оптимизации штата сотрудников и повышения за счет этого зарплаты прокурорам. Я ответил ему, что если вы хотите "догонять зарплату" за счет увольнений людей, то скоро можете остаться вдвоем с генеральным прокурором. Остальные вам не нужны.

Сегодня, исходя из того, что я вижу, достаточно одного прокурора. Юрий Витальевич сам отлично со всем справится - и расследует, и вынесет приговор.

А если серьезно, то непродуманное сокращение плохо отразится на процессуальном руководстве в уголовных производствах. Но с другой стороны, а кому нужны эти бесхребетные прокуроры, лебезящие начальству? Когда прокурор - заложник фейсбука Луценко, то их всех можно упразднить до одного. Я это называю процессуальной импотенцией.

В то же время, если действительно работать, а не имитировать деятельность, то сокращение не обосновано ни криминогенной ситуацией, ни той нагрузкой, которая есть на процкера. Плюс сама реформа ГПУ, которая была проведена бездарно, дает свои всходы. Она ударила по сельским районам, где пропали прокуроры, а источник коррупциогенности, привязанный к промышленно развитым регионам, никуда не исчез.


Теги статьи: Мазурик РоманСакварелидзе ДавидАндреев ДенисКуценко ВладиславМахницкийЯремаГенпрокуратураЗакон о прокуратуреЛуценко

Дата и время 30 октября 2017 г., 18:21     Просмотры Просмотров: 2040
Комментарии Комментарии: 0


Похожие статьи

Дело против Гонтаревой внесено в ЕРДР. Генпрокуратура скрывает наличие уголовного производства
“Хлопчик для биття”: Луценко заявив, що почував себе некомфортно в ГПУ
ГПУ объяснила, почему задержан муж Скороход: Он подделал украинское гражданство и проиграл все суды

Справу щодо “ПриватБанку” передали в НАБУ
Генпрокуратура засекретила сведения о возможном участии Богдана в уголовных делах
Есть подозрение, что в ГПУ хотят уничтожить дела о высших должностных лицах, — Горбатюк

ГПУ подготовила подозрение Шарию
В ГПУ опровергли информацию о подготовке подозрений Гонтаревой и Рожковой
Гончаренко написал на Дубинского заявление в Генпрокуратуру

Полторак поддержал арестованного Марченко, ему напомнили про генерала, о котором он молчал
ГПУ подготовила подозрения Гонтаревой и Рожковой
ГПУ вызвала на допрос Медяника

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

За кого бы вы проголосовали на выборах мэра Киева?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.164091