АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 1°C
Харьков: 5°C
Днепр: 7°C
Одесса: 5°C
Чернигов: 1°C
Сумы: 3°C
Львов: 2°C
Ужгород: 3°C
Луцк: 2°C
Ровно: 2°C

Нинішня Верховна Рада – огидне посміховисько, мені бридко туди заходити!, — Степан Хмара

Нинішня Верховна Рада – огидне посміховисько, мені бридко туди заходити!, — Степан Хмара
Нинішня Верховна Рада – огидне посміховисько, мені бридко туди заходити!, — Степан Хмара

Коли закінчиться російсько-українська війна, чи треба було обороняти Крим, хто повинен стати наступним президентом, чи правда, що Україною керує мафія, і хто цю мафію очолює, чому кожна наступна Верховна Рада гірша за попередню і що робити, аби нарешті обрали тих, кого потрібно?

Про це в авторській програмі Дмитра Гордона на каналі «112 Україна» розповів дисидент, політик і колишній народний депутат України Степан Хмара. «ГОРДОН» ексклюзивно публікує текстову версію інтерв’ю.

– Степан Ильич, добрый вечер, мы в прямом эфире, я рад приветствовать вас, потому что очень вас уважаю.
– Спасибо!
– Мне известно, что по профессии вы врач-стоматолог. Поработали немного по специальности?
– 18 лет.
– Значит, как ставить пломбы, знаете.
– И не только.
– Сегодня еще можете что-то, навыки остались?
– Ну, знаете ли, стоматолог – весьма трудоемкая специальность, а в моем возрасте и руки уже не те, и зрение… Но как работать, помню: такое не забывается.
– Стоматологи во все времена были обеспеченными людьми. Они могли заработать деньги и зарабатывали, потому что люди к ним обращались. Впрочем, что-то вам на месте не сиделось, не пломбировались зубы спокойно, и вы решили стать диссидентом. Почему?
– Ну, это интересно… Я профессию был вынужден выбрать. Когда в школе учился, мечтал стать либо юристом, либо историком, но уже в старших классах, особенно в десятом, понял, что мне это не светит. Если историком, то надо превратиться в лжеца, а я этого не переношу, характер не тот, воспитан не так, да и кровь не та. А если в юристы идти, нужно быть человеком, который либо в лагеря отправляется, где я потом и оказался, либо теряет часть своей совести и становится… Не хочу эпитеты употреблять – по-разному таких людей называют.
– Но советская власть вам активно не нравилась?
– А я никогда ее не воспринимал.
– Почему?
– Ну, во-первых, я дитя войны, был маленьким мальчиком тогда, но все хорошо помню. А во-вторых, семейный дух, воспитание… Несовместимы наши ценности с ложью, террором и несвободой. В детстве довелось видеть страшные вещи, такие, как массовая высылка в Сибирь, вооруженная борьба Украинской повстанческой армии с захватчиками, ужасная насильническая коллективизация… Правда, на западно-украинских землях она немного отсрочена была, и это очень хорошо. У нас она началась уже в конце 47-го года, ей противились, не верили, что она будет… И это спасло, наверное, миллион наших земляков из Центральной и Восточной Украины, а также прилегающих районов Молдовы, потому что за Збручом в 46-47-м был страшный голод, причем в значительной степени в нем власть была виновата…

– …искусственный?
– Конечно. Хотя объективные причины тоже были, разумеется. Но власть показала свое лицо, когда тысячи людей хлынули в Западную Украину… Знаете, не роскошно мы там жили…
– …но жили…
– …нехватки еды, голода такого никогда не было. Были люди, более обеспеченные, менее зажиточные, но с голодухи не пухли: у всех свои хозяйства, и все друг другу помогали, помогали, помогали… Я помню, что хата наша не закрывалась.
Бросают вас в карцер на 15 суток – и заснуть нельзя. Можете задремать на пять минут, а дальше холод не дает
– Я брал интервью у выдающихся людей: Владимира Буковского, который живет в Америке, Натана Щаранского, который в Израиле, Юрия Шухевича, живущего во Львове. Они тоже много лет отсидели, не терпели систему советскую, боролись с ней. Я вообще считаю, что те, кто соглашался на компромисс и имел дело с КГБ, не сидел, сидели как раз бескомпромиссные. Скажите, пожалуйста, сколько вы отсидели?
– Сидел семь лет, а потом еще пять был в ссылке.
– Семь лет – в лагерях?
– Да, на Урале. В 35-й зоне и 36-й. Кстати, в 35-й я еще Щаранского застал, правда, он уже в штрафном изоляторе сидел, откуда его потом забрали.
– Сколько суток вы провели в карцере?
– 306.
– 306 суток?!
– Ну, не подряд, с перерывами…
– Что такое советский карцер?
– Тут поправка нужна: «Что такое советский карцер на Урале?». В первую очередь, это пытка холодом. Ну, голодом – само собой, это во всех карцерах, но пытка холодом, как по мне, самая страшная. Можно много рассказать, но думаю, это не важно уже… Знаете, вот бросают вас туда на 15 суток – и заснуть нельзя. Можете задремать на пять минут, а дальше холод не дает. А изможденные же все, кожа да кости…
Я своих побратимов в зоне предупреждал: ни в коем случае не делайте интенсивную зарядку, чтобы согреться и уснуть! Каждую калорию нужно беречь для жизненно важных органов, в частности для сердца, чтобы оно работало. Энергии надо минимум отдавать…
– А что в лагерях самым страшным было для вас?
– Ну, вы знаете, я не сказал бы, что вот это или то самым страшным было, потому что все воспринимал как должное. Я знал, что туда попаду. Когда на третий день следствия мне раскрыли все карты против меня, я, как ни странно, свободу почувствовал. Почему? Потому что уже знал: получу максимум, предусмотренный 62-й статьей Уголовного кодекса УССР…
– …так и вышло?
– Ну да: семь лет тюрьмы, пять ссылки, в сумме 12. Я прекрасно понимал: меньше не будет. Хотели даже больше – переквалифицировать в связь с иностранными спецслужбами, но…
– …откуда ее взять?
– Ну, хотели взять – доказать, что я свои материалы самиздатовские за границу передавал через агентов ЦРУ, например. Но не удалось им.

Есть вербовка, а есть попытка сломать, и ломают всех по-разному. Одних просят покаяться, других – доносить
– В холоде, голоде, в жутком одиночестве, когда казалось, что вряд ли вы выйдете на свободу, не жалели о том, что стали диссидентом?
– Ни единого раза! Самое страшное было, знаете, когда? Когда нас изолировали полностью. В 86-м году, уже в разгар горбачевской перестройки, нас просто уничтожить хотели – как говорится, как класс. Задание Горбачева было – уничтожить, и я к этому вернусь еще. Три месяца все политические, которые в 36-й зоне были, не получали из дому писем, и наши письма не доставляли домой. А дома маленькие дети, больная жена, ты не знаешь, жива она, дома ли, в больнице… Вот что самым страшным было – психологическая пытка, особенно для людей интеллектуальных, идейных…
– …и бить не надо было, правда?..
– …это невероятно тяжело – когда не знаешь, что делается в твоей семье, на твоей Родине…
– Сколько раз вы виделись с женой и детьми?
– Один раз – в первый год…
– …всего раз за семь лет?!
– Да.
– Скажите, пожалуйста, КГБ вас лично вербовал?
– Нет. И тут надо разницу видеть: есть вербовка, а есть попытка сломать, и ломают всех по-разному. Одних просят покаяться, других – доносить, но к каждому политзаключенному пытались…
– …индивидуальный подход найти…
– …да. С каждым пытались работать, причем используя метод кнута и пряника. Например, мне говорили: «Вы же понимаете, Советский Союз будет всегда. Мы знаем, что у вас есть идеи, вы от них не откажетесь, но пожалейте родню!».
– Покайтесь, мол?
– Нет, не совсем. Заявите (а мы знаем, что вы умеете слово держать), что больше не будете заниматься политической деятельностью.
– И тогда?
– И тогда отпустим, мол, вернетесь на работу, будете дома, с семьей, жить нормально.
– И вы не подумали это сделать?
– Ни в коем случае! Это означало, что я пошел хоть на какое-то сотрудничество с ними. Я исходил вот из чего: а что подумают другие? Молодые парни, например, которым труднее сидеть, у них еще того жизненного опыта нет, не настолько твердые убеждения… Если такой зубр откажется от своих идей, у которого много серьезных вещей на политические темы написано, то что им делать? Не имел я права, понимаете? Так же, как сейчас не имею права молчать.
Когда захватили крымский парламент, его здание вместе с захватчиками надо было просто сравнять с землей!
– Среди украинских патриотов, в частности руководства «Народного Руху України за перебудову», было много агентов КГБ?
– Не могу сказать, сколько их было, но хватало.
– Это руководители «Руху» были?
– В том числе члены руководства.

– Можем фамилии назвать?
– Не хотел бы, потому что эти люди уже не занимаются политикой активно…
– …и у них есть семьи…
– …ну, нежелательно их травмировать.
– Вы с отвращением к ним относились?
– В какой-то степени да, но не ко всем одинаково. Были люди творческие…
– …поэты, писатели…
– …которые давали подписку, что будут сотрудничать, но не делали этого, а были и те, кто работал на КГБ. Им не обязательно было доносить на кого-то – своим творчеством они ломали души…
– …потому что сами были сломаны…
– …да, и сами, и подрастающее поколение пытались, в первую очередь, сломать.
– Что такое патриотизм, по-вашему?
– Это любовь. К Родине, соотечественникам…
– Здорово сказано! Действительно, любовь… С вашего позволения, к нынешнему времени перейду и вот о чем спрошу: Крым надо было отстаивать?
– Безусловно. И можно было это остановить. Я думаю, открытую войну Россия не начала бы…
– …если бы?..
– …если бы в Крыму было оказано серьезное сопротивление. Не посмели бы. Почему? Потому что ей пришлось бы признать: она пошла войной на другое государство и отхватила часть территории. Вы понимаете, какие могли быть последствия? Каждая страна ООН дала бы этому оценку, за исключением мелких марионеток, которые глаза на все закрывают. Поэтому «зеленых человечков» нужно было сразу уничтожить.
И второй момент: когда захватили крымский парламент, его здание вместе с захватчиками надо было просто сравнять с землей! Я знаю, что у одной из аэромобильных бригад было задание лететь туда и, насколько мне известно, развернули их назад, на базу, уже когда они в воздух поднимались.
– Кто развернул?
– Ну, не знаю. Высшее государственное руководство.
– То есть надо было сбросить пару бомб на крымский парламент?
– Ну, или бомб, или танки задействовать… Вообще, у нас прекрасные десантники, и я не могу терпеть лгунов, которые говорят, что у нас совсем не было армии. Да, армия была ослаблена, руководство инфильтровано московской агентурой и так далее. Но при чем тут аэромобильные войска, которые я в начале 92-го года спас от уничтожения? Они бы справились прекрасно с задачей, я считаю.
Пашинский – это великий лжец, и мне противно было его слушать!
– Степан Ильич, на вашем месте в моей программе сидел Сергей Пашинский, который сказал…
– …ой, это великий лжец, я программу ту видел, и мне противно было его слушать! Я вообще с отвращением к этому типу отношусь…
– …но он сказал, что все предали: и в Крыму, и в СБУ, и в армии…
– …да наврал он: люди ждали команды! Я целый ряд офицеров знаю, которые готовы были защищаться.
– А когда Мамчур с флагом шел – что это было?
– Ну, к этому поступку я как раз скептически отношусь, Мамчур должен был не глупостями заниматься, а хотя бы самолеты перегнать на континентальные базы, как это сделали другие.

– А он что?
– А он этого не сделал.
– То есть это пиар был?
– Да. Вышел показать: я, мол, не боюсь вас. Ну, ты не боишься, но выполни, прежде всего, свое боевое задание! Спасти часть, вверенное тебе оружие, технику и так далее.
– Скажите, пожалуйста, Донбасс Украине нужен – с населением, которое в основной своей массе ненавидит Украину?
– Часто спрашивают, что важнее – территория или люди? И территория, и люди, но – не враги. Хотя в том же руссифицированном Донбассе врагов не так уж и много – процента три, не больше…
– …да?..
– …ну, я так думаю. 70 процентов – это такое себе…
– …болото…
– …неприятно мне так выражаться, но да, можно еще ватой назвать. А процентов 25-30 – добропорядочные украинские граждане, и мы не имеем права их бросить. Столько бед там произошло, столько крови пролилось… Как мы отречемся от этих людей и от земель, нашими предками завоеванных?
Если бы вы спросили меня, что является самой большой угрозой для Украины, я бы сказал, что это ложь нашей власти
– Так что Украине делать сегодня с Крымом и Донбассом, как их возвращать, когда мне, например, кажется, что никто особо возвращать и не хочет…
– …вот! Вы у меня с языка эти слова сорвали! Нужно хотеть вернуть! Прежде всего, домашнее задание юридическое выполнить, то есть признать, что имел место акт агрессии, захвата вооруженным путем, то есть оккупация. Уже три года назад нужно было соответствующий закон принять. А дальше – политико-дипломатическое наступление на мировой арене, с доказательной базой продемонстрировать, что делала и делает Россия на оккупированных территориях. Ну, все же есть: задокументированы обстрелы Украины с территории России, образцы их техники. А сотни российских военнопленных – где они? Мне военные часто говорят: «Вот мы поймали, отдали СБУ – и все…». Куда подевались эти люди? Неизвестно. Хотя каждого надо было снимать на видео, записывать аудио, класть это на стол всем европейским руководителям, пресс-конференции делать…
Я считаю, наши посольства должны не реже, чем раз в неделю, устраивать брифинги и показывать факты: что делается, кем и так далее.
– Так это же команду им надо дать соответствующую…
– Вот! Домашнее задание не выполнили, не назвали агрессию агрессией, потонули во лжи… Кстати, если бы вы спросили меня, что является самой большой угрозой для Украины, я бы сказал, что это ложь нашей власти…
– …я согласен…
– …пускай скажут, что работают против Украины, воруют…
– …а работают против?
– Ну конечно. Послушайте, если Медведчук является связующим звеном между Путиным и Порошенко, туда-сюда летает, еще и тронуть нельзя, журналистов какие-то подонки бьют, а полиция не вмешивается, как это назвать? «Будем проводить расследование». Хорошо, мы знаем, как вы его проведете… Это позор! Авиасообщения с Россией у нас нет, а этот кадр летает туда беспрепятственно! Ну что это такое? Мафиозные связи, вот что. Я вам прямо скажу: руководит Украиной мафия, и возглавляет ее Петр Порошенко. А байки про коррупцию – для тех, кто не хочет этого слушать.

– Что вы думаете о современной России?
– Ну, Россия всегда была фурункулом на теле человечества, всегда была угрозой, все 500 лет. Вот как вбила себе в голову идеологию, что она хочет осчастливить целый мир…
– Сама несчастная, а осчастливить хочет…
– Ну, вы знаете, сколько бед наделели человечеству те, кто пытался его осчастливить… А Россия всегда была наихудшим типом империи, потому что основана она на диком, нечеловеческом таком, терроризме. Нечеловечности. Они взяли все худшее от монголов и вмонтировали в систему управления Россией.
Когда один из лидеров демократической фракции говорит: «Мы за разрыв дипломатических отношений с Россией и визовый режим», я думаю: парень, ты что, в школу не ходил?
– Нужно ли Украине поддерживать дипломатические отношения с Россией?
– Вы понимаете, я не знаю ни одного примера из истории, когда бы между воюющими странами дипломатические отношения были…
– …когда одну страну насилуют, да?..
– …ну а как? Но у нас один из лидеров демократической фракции говорит: «Мы за разрыв дипломатических отношений с Россией и визовый режим». Я думаю: парень, ты что, в школу не ходил? Какой визовый режим, разрыв дипломатических отношений – это все…
– …это разрыв…
– …а потом последствия и, опять-таки, домашнее задание…
– …не торговать…
– …привести в соответствие всю нашу законодательную базу. Вы ведь знаете, что до сих пор в силе договор между СБУ и ФСБ, между министерствами, ведомствами…
– Но что это такое – измена?
– Да.
– Тотальная измена?
– Безусловно.
– Вы сказали как-то, что Москва должна быть разрушена. Что это означает?
– Не физически, а демонтирована как центр мирового зла, как центр управления империей зла, о которой еще Рейган говорил. Пока этот стержень имперский будет существовать, человечеству покоя не будет. Кстати, то, что мы сегодня с вами беседуем, – это благодаря Рональду Рейгану, его личная заслуга…
– …100 процентов…
– …и мы знаем, что Господь так распорядился, что Америка создана беглецами из всех частей света. Наверное, потому она и стала такой цельной, и правовая система там…
– …лучше не бывает…
– …несовершенна, да, но и человек не совершенен, совершенен только Бог. Поэтому именно на США лежит огромная ответственность, и тот, кто становится у руля этой страны, должен каждое слово обдумывать и не говорить ерунды. Мне смешно и горько одновременно, когда нынешний американский президент говорит: «Мы хотим улучшить отношения с Россией, вместе бороться с терроризмом…». Боже мой, ну неужели такие плохие у него советники, что объяснить не могут: весь терроризм – из России, из этой империи зла?

– Помните, исчезли в свое время компартии, когда Россия перестала их финансировать?
– Да.
– Так и терроризм. Он на чем базируется? На кадрах из бывшего СССР и нынешней России, на этих инструкторах, и на финансовых вливаниях. Нормальный человек, обычный, способный анализировать, это понимает. И, конечно, должно понимать первое лицо первой державы в мире…
Путин – дитя российского империализма, но Россия за его проделки будет дорого платить
– Когда закончится война России с Украиной, на ваш взгляд?
– Ну, все зависит о целого ряда обстоятельств: что будет в Украине, что в России, какая власть…
– …то есть предсказать невозможно?
– Нет, не получится.
– Что вы думаете о Путине?
– Путин – дитя российского империализма, он хочет сделать то, что сделать невозможно. Что-то ему удается, но Россия, опять-таки, дорого за его проделки будет платить. Хотя он далеко не дурак…
– …разумеется…
– …несмотря на то, что его считают и таким, и сяким, трезвый ум у него есть. Конечно, он бандит, но…
– …серьезный бандит…
– …согласен.
– Вы народный депутат нескольких парламентских созывов, в том числе первого. Каждая последующая Верховная Рада хуже предыдущей?
– Безусловно.
– То есть первая лучшей была?
– Да.
– Почему?
– Мы заложили фундамент украинского государства, правовую базу создали и так далее. Это было невероятно тяжело! Мы начали первую сессию 15 мая – и закончили 3 сентября, и все это – в непрерывном режиме, после пленарных заседаний – работа в комиссиях, постоянно! А выходные – это поездки, я бесчисленное количество раз был в Донбассе, объездил все области страны, кроме западных…
– …туда и не надо было…
– …да, там и без меня справлялись. Я ездил в Донецк, Днепропетровск, Одессу, Харьков…
– И в 2004-м, и в 2013 году я имел честь стоять с вами рядом на сцене Майдана, поэтому хочу спросить у вас как у человека, имеющего совесть: почему после каждого Майдана к власти снова приходят не те?
– Очевидно, из-за недостаточной организованности. Нет серьезной политической структурированности общества и, поскольку была допущена стратегическая ошибка еще в первом созыве, власть у нас никогда не была украинской – лишь малороссийской. Всегда прогибалась перед Москвой…

– …комплекс неполноценности…
– …ну, это то же самое. Было нас 12 или 14 депутатов – группа, на которую я влияние имел, неформальным лидером был. И после декларации о суверенитете мы выступили с инициативой срочно переизбрать эту Раду, потому что у коммунистов 340 мест в парламенте. А менять систему власти нужно, в первую очередь, через парламент! Не надо верить сказкам, которые рассказывает Кравчук: мол, вот, я предлагал Руху идти во власть… Как? Ну как? 340 коммунистов проголосуют за меня, например? Это смешно, это байки для тех людей, которые не могут анализировать.
После встречи Порошенко и Путина в Нормандии я сразу понял, что Порошенко пошел на сговор с Кремлем
– Скоро четыре года Майдану – ни быстрых эффективных реформ…
– …вместо них – антиреформы…
– …ни улучшения жизни населения, ужасная коррупция, наглая, открытая, плюс тотальная ложь – из уст почти всех политиков…
– …вот ложь – самая большая наша беда!
– Скажите, пожалуйста, в нынешнем руководстве государства агентов КГБ и ФСБ много?
– Ну, я не в курсе, но… Что такое агенты КГБ? После встречи Порошенко и Путина в Нормандии я сразу понял, что Порошенко пошел на сговор с Кремлем…
– Почему?
– Ну, видимо, меркантильные интересы ему важнее, потому что деньги для него – высшая ценность, ради обогащения он готов на ложь, пиар, на что угодно. Человек, который не краснеет, у которого стыда нет. Я уже не говорю о совести – хотя бы стыд у нормального человека должен быть! Эти его офшоры, заграничные имения… Почему не задуматься: а что обо мне мои подданные подумают?
– Но в 2014-м было за кого, кроме Порошенко, голосовать?
– Ну, сложная ситуация была, это правда, но и технологии политические сработали: выборы в один тур и так далее. Нельзя было так делать…
– А вы понимаете, что проблема не только в руководстве, но и в народе?
– Конечно. Но руководство своим поведением подтверждает, что оно проводит преступную политику, и за это придется рано или поздно отвечать.
– Кто был лучшим президентом Украины за времена независимости?
– Лучшего не было, я скажу так: единственный президент украинский, который был очень слабый и не хочет ошибок своих признавать, но тем не менее что-то сделал, – это Ющенко. Много ошибок допустил, но хотя бы с Россией не флиртовал.
– Кто должен стать следующим президентом, вы знаете эту фамилию?
– Я к этому скептически отношусь, и когда у меня спрашивают, кто должен быть президентом, отвечаю так: «А почему вы не задаете вопрос, каким должен быть парламент?». Без нормального парламента, даже если Господь архангела президентом поставит, толку не будет. Нынешняя Верховная Рада – посмешище отвратительное, мне противно туда заходить! Поэтому начинать с парламента надо, а это уже ответственность избирателей. И, знаете, спекуляции про гречку – это уже слишком, клевещут на людей, потому что причина фальсификаций – не гречка, а манипуляция СМИ и нарушения в работе – от комиссий на участках до ЦВК, состав которого надо менять, менять и менять. И правоохранительные органы не работают! Вы же помните довыборы в Чернигове – ну, Березенко депутат, более того, он будет распределять средства на медицину.
Корбан – это человек-государственник, все! Мы не говорим, были у него грехи или нет – он Украине сделал услугу
– Кстати, вы поддерживали Геннадия Корбана, ходили на все суды. Почему?
– Потому что понимал, какую роль он сыграл в Днепре, чтобы не пропустить победоносный марш…
– …русского мира…
– …захватчиков по территории Украины аж до Одессы. Благодаря этим людям россияне обломали зубы на тогдашнем Днепропетровске…
– …то есть это заслуга Коломойского, Филатова и Корбана?
– Да, и Корбана, который лично много чего организовывал. Это человек-государственник, все! Мы не говорим, были у него грехи или нет – он Украине сделал услугу.

– Вы видите сегодня людей, которых можно смело назвать совестью нации?
– Ну, что такое совесть нации? Очевидно, есть такие люди, но мне сложно ответить на этот вопрос.
– Недавно вам исполнилось 80 лет…
– …неужели? (Улыбается).
– Я вас поздравляю и хочу спросить: 80 – это много или мало?
– И много, и мало. Всегда хотелось сделать больше, больше и больше, а еще столько не сделано! И опыт хотелось бы передать, чтобы те, кто идет в политику, пользовались тем, что у нас есть, не ходили по кругу, понимаете?
– Степан Ильич, вам 80. На сколько лет ваша жена моложе вас?
– Точно не знаю…
– …ну, сколько ей?
– 50.
– То есть на 30 лет. Вашему сыну 15 – как вы его воспитываете?
– Я не знаю, не могу сказать. Хотел бы лучше, но каждая эпоха имеет свое влияние. Хотел бы, чтобы он меньше в интернете сидел, в фейсбуке, но куда от этого денешься? Чтобы больше классики, мировой и украинской, читал, потому что если не будем читать правильных, добрых книг, никакой интернет не поможет.
– Последние три вопроса – и три быстрых ответа. Знаменитый скрипач Василий Попадюк – ваш зять. Он вам на скрипочке играет?
– Ну, мы редко встречаемся, он летает, как метеор, по всему миру…
– …талантливый человек?
– Это и без меня все знают. Родился со скрипкой, наверное.
– Вы сказали как-то: большая часть моей жизни – либо проголодь, либо настоящий голод. Что вы сейчас любите поесть?
– Простые украинские блюда, которые помню еще с детства, их мама готовила. Ну, суши – это не для украинцев, это для японцев хорошо…
– …но что бы сейчас съели?
– Ну вот бывают украинцы, которые не любят сало? (Улыбается). Вот вам и ответ.
– Последний мой вопрос: вы сегодня, после всех этих лет, борьбой наполненных, счастливый человек?
– Да, счастливый, потому что мир меня не сломал, но не вполне удовлетворен: не видел еще той Украины, о которой мечтал, той, которая должна быть!
– И я желаю всем нам, чтобы мы эту Украину увидели!


Теги статьи: Верховна радаВладаМафіяГордон ДмитрийХмара Степан

Дата и время 22 ноября 2017 г., 09:12     Просмотры Просмотров: 1095
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Як «заборонена» Компартія готується до реваншу
Хмара: «Порошенко добровільно і мирно не піде»
Рівень "базару" оточення Порошенка скочується до рівня "базару" оточення Януковича — журналіст

У мене знову погана новина для Порошенка, Луценка, Грицака і нардепів ВР — агенти Кремля окопалися в самому серці ЄС, а саме, у Європарламенті
Слухай ти, шпана, ти про мораль можеш говорити? Біжи на Банкову свої срібняки отримувати, — Хмара політологу Палію
Проплачений порохобот Олександр Палій обізвав Героя України Хмару корисним ідіотом

Среди лидеров недоверия украинцев – Порошенко, Гройсман и депутаты
Якщо суспільство не відреагує на арешт Саакашвілі, влада ще сильніше закрутить гайки, - журналіст
Обман за патріотичним гаслом: купуй в олігархів, плати втридорога

Влада вирішила подивитися, скільки людей вийде на протест без Міхеїла – Шкрум
Владимир Бойко: «Премьер-министром в случае отставки Порошенко станет Аваков»
Взагалі, чи радники, чи сам Порошенко клепку втратив. Виправдань вже не буде. До речі, «йолку» вже встановили, — Стеценко

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.070692