АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 9°C
Харьков: 3°C
Днепр: 5°C
Одесса: 10°C
Чернигов: 8°C
Сумы: 4°C
Львов: 9°C
Ужгород: 9°C
Луцк: 10°C
Ровно: 10°C

Сергей Лямец: «Генпрокурор встал и в монументальной позе отошел к окну»

Сергей Лямец: «Генпрокурор встал и в монументальной позе отошел к окну»
Сергей Лямец: «Генпрокурор встал и в монументальной позе отошел к окну»

«Три, два, один…» Генеральный прокурор Юрий Луценко приподнял со стола пустой стакан и с глухим стуком опустил его на кожаную подкладку.

«Поехали!»

За круглым столом перед ним собралась мозговая группа. Она начала бурно шептаться и размахивать карандашиками. Генпрокурор встал и в монументальной позе отошел к окну. Глядя на народ, он наговаривал мотивацию в стиле И.В. Сталина.

«Страна поставила перед нами сложную задачу – довести самые резонансные дела до страшного суда!»

Сидящие улыбнулись и принялись что-то чертить. Казалось, они не обращали внимания на вождя.

«Мы должны оставить после себя работающую систему, в которой каждый! – он повернулся к круглому столу, — Каждый! имеет право на справедливость».

«И Саакашвили?» – озабоченно спросил один из сидящих.

«Ха-ха», — съязвил генеральный и отвернулся.

В суде как раз избирали меру пресечения для политического карлсона. ГПУ просила оставить Михо под стражей, но все опасались сигнала с Сикорского. Там располагался бронированный бункер посольства США.

«Да… В которой ни один преступник! – генпрокурор высвободил из-за спины правую руку и пальцем ткнул в небо. — Не сможет избежать справедливого наказания!»

Спросивший кивнул и нырнул обратно в работу.

Генеральный постоял у окна. Внезапно его взгляд уткнулся в микроавтобус, стоящий через дорогу.

«Напротив моего окна ж», — подумал Юрий Витальевич.

«Послушай! – повернулся он к одному из сидящих. – А ну проверь, что это за бусик у меня под окнами».

Едва он произнес это, как к бусику спешно подошел чувак со стаканчиком кофе в руках. Он торопливо затушил бычок и впрыгнул внутрь. Вспыхнули фары, и бусик стал торопливо мигать «дальним» машине, которая загородила выезд.

«Быстрее, уходит!» – заволновался генпрокурор.

«От нас не уйдет», — успокоил его движением руки один из мозговиков, как раз звонивший вниз.

«От вас еще никто не ушел», — прикусил губу Юрий Витальевич.

Бусик, наконец, вырулил и с ревом унесся по улице. Секунд через десять из подъезда выбежали двое пузатых дядек и принялись вертеть головами во все стороны. Не найдя никакого микроавтобуса, развели руками и пошли к кофемашине.

«Я говорил, быстрее!» – с покрасневшим лицом обернулся Луценко к говорившему.

Тот развел руками.

«У нас людей не хватает, Юрий Витальевич! Пришлось спецов из главка дернуть, чтобы за бусиком побегать».

«А почему денег нет?»

«Так Минфин не дает!»

«Опять?»

«До сих пор!»

«Посажу, тварь! – зло огрызнулся генпрокурор, и его глаза вспыхнули. – Что у нас по Данилюку?»

«Полный фарш. Британские компании, фонд с Саакашвили, незадекларированное», — прочитал зам Евгений Енин.

«Ну так зажмите ему цабэ!»

Первый зам генерального Дмитрий Сторожук кашлянул в кулак. Генеральный понял.

«Что там еще у вас?»

«Дело Гонтаревой», — предложил Енин.

Сторожук опять кашлянул в кулак.

«Подання по депутатам».

Сторожук закашлялся и отвернулся. Енин посмотрел в его сторону с тоской в глазах.

«Ну из резонансных… Дело Розенблата», — шутливо вставил Сторожук.

«Ты хотел сказать, Полякова?» – парировал генпрокурор с довольной усмешкой.

Тот намек понял. До прихода в ГПУ, Сторожук был «фронтовиком».

«Нет, дела Новинского, Добкина и Довгого, скорее», — быстро переключился первый зам.

«А, да, преступники должны быть наказаны», — отсутствующим голосом пробормотал Юрий Витальевич и повернулся к окну.

Из дома напротив на него смотрели глаза. Бабушка глубого несексуального возраста в одной ночнушке тупо пялилась на опору законности в Украине. Луценко посмотрел было в ответ, но внутри все начало ерзать. Под окна подъехал другой бусик.

«Б…! – Юрий Витальевич задернул штору и уселся за стол. – Что будем с прослушкой НАБУ делать?»

«А в чем проблема?» – удивился Енин.

«А ты уверен, что тебя не слушают?»

«Меня-то за что?» – развел руками тот.

«А ты подумай».

Евгений Владимирович задумался.

«Ну, можно сказать, что они контрабандной техникой пользуются», — предположил Сторожук.

«Уже», — парировал Енин.

«Скажите, что угрожают нацбезопасности».

«Не сработает», — замахал головой Луценко.

«А если они передают данные ФСБ?»

Генеральный всмотрелся в лицо первого зама.

«А что… Это идея», – он поправил очки характерным жестом.

«Да, и тратят бюджетные деньги на шлюх!»

«Сумеешь устроить?» – повернулся генпрокурор к одному из сидящих с темными кругами.

«Б…дей у нас хватает», — шутливо подмигнул тот.

Луценко скрестил пальцы.

«А я пока их через Раду… Вынесу козлов».

Генпрокурор встал и подошел к окну. Одернул занавеску. Бабушка исчезла. Бусик стоял. Из него выгружали картошку. На душе стало спокойнее.

«Страна должна видеть, что Генеральная прокуратура возглавила борьбу с коррупцией и казнокрадством!» – снова попытался настроиться генеральный.

«Юрий Витальевич!» – позвал его нежный голос секретарши.

Луценко обернулся.

«Выпустили…» – сообщила голова, торчащая из двери.

Сидящие понимающе переглянулись.

«Аваков, небось, уже отметил», — сказал темные круги.

«Ничего. Пусть отмечает, пока может».

Воцарилась тишина. Мозговики тихо перешептывались.

«Так хочется вот взять…» – генпрокурор сжал кулак.

В дверь опять протиснулась голова.

«Юрий Витальевич… Через три минуты…» – и она ткнула пальцем куда-то вверх.

Тот помолчал.

«Ладно, Дмитрий Анатольевич…»

«Все сделаем», — кивнул тот.

Вся компания поднялась из-за стола и двинулась на выход.

«Евгений Владимирович!» – окликнул генеральный Енина.

Тот обернулся.

«Может, больничный?»

«Так я здоров, Юрий Витальевич», — растерянно улыбнулся тот.

«А, ну ладно. Спасибо», — попрощался Луценко.

Когда дверь закрылась, зазвонил советский телефон. Генеральный уселся, тяжело выдохнул и снял трубку. Оттуда зазвучал бодрый энергичный голос Портрета.

«Скажи мне, пожалуйста, — прервал его генпрокурор. – Когда я наконец смогу нормально работать?!»

Портрет промолчал, и потом что-то коротко спросил.

«Трезвый», — коротко отрезал Луценко.

……………………………

Disclamer: Все изложенное выше является чистым вымыслом. Имена и должности придуманы. Любое совпадение с реально существующими персонажами случайно.

Во время написания текста ни один политик не страдал.

Сергей Лямец


Теги статьи: Розенблат БориславЕнин ЕвгенийСторожук ДмитрийСаакашвили МихаилГенпрокурорЛуценкоЛямец Сергей

Дата и время 13 декабря 2017 г., 00:40     Просмотры Просмотров: 2766
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Мстивий Луценко карає Дангадзе за участь його батька в пікеті будинку глави ГПУ – Саакашвілі
Сергей Лямец: “Ценителю металлолома от друзей из “Газпрома”
Луценко рассказал, что грозит Холодницкому

Генпрокурор з царя перетворився на людину, яка не може сама звільнити підлеглого – Гримчак
Розенблат і Поляков знали про проекти, внесені за підробленими підписами
Розенблат и Поляков не подписывали "янтарные" законопроекты лично – НАБУ

Генпрокурор Луценко в марте заработал 143 тыс. грн при окладе в 37 тысяч
Фигуранту "янтарных" схем Полякову вернули загранпаспорта
Розенблатта признали потерпевшим по делу о НАБУ и взяточничестве

Высший совет правосудия не видит конфликта в участии зама Луценко в съезде "Народного фронта"
Пьянки, наркотики, игра в бутылочку. За что "прокурорская инквизиция" карает подчиненных Луценко
Екс-президент Світового конгресу українців вимагає санкцій США проти Луценка у Сенаті

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Что нужно сделать с Савченко?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.070122