АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 14°C
Харьков: 15°C
Днепр: 16°C
Одесса: 16°C
Чернигов: 13°C
Сумы: 14°C
Львов: 10°C
Ужгород: 11°C
Луцк: 11°C
Ровно: 12°C

Гранты ЕС на украинском стартапы — это уже работает

Гранты ЕС на украинском стартапы — это уже работает
Гранты ЕС на украинском стартапы — это уже работает

Как украинские ученые и наукоемкие стартапы получают гранты ЕС и выходят на сотрудничество с международным бизнесом. Тиждень пообщался с украинскими инноваторами и учеными, уже сотрудничающих с европейскими партнерами, о ценности таких проектов и грантовых возможностях, которыми они могут воспользоваться.

FP7, Horizon 2020, COSME — это программы ЕС с миллионными бюджетами для поддержки бизнеса и инноваций, в частности, в Украине. В 2015 году наша страна стала ассоциированным членом Рамочной программы Европейского Союза по исследованиям и инновациям «Горизонт 2020». Это членство предоставило украинским участникам равноправный статус с европейскими партнерами. А еще позволяет влиять на формирование содержания программы.

Расходы в рамках программы можно считать стратегическими. Политика ЕС по исследованиям и инновациям сосредотачивается вокруг трех главных задач: превращение Европы в привлекательное место для первоклассных ученых, содействие инновационности и конкурентоспособности европейской промышленности и бизнеса, решения острых вопросов современного европейского общества с помощью науки. Программа касается не только выходцев из университетов и научных институтов, но и любого с должным опытом, кто или может создать новое знание для разработки новых продуктов и услуг и, соответственно, новых рынков и потребителей. И это тот момент, где наука сочетается с экономикой и бизнесом, ведь все заинтересованы в появлении новых технологий. Тиждень пообщался с украинскими инноваторами и учеными, уже сотрудничающих с европейскими партнерами, о ценности таких проектов и грантовых возможностях, которыми они могут воспользоваться.

Автономное жилье

Как удержать в жилых помещениях тепло и сделать так, чтобы тепловая и электрическая энергии для домохозяйств ни были заоблачно дорогими? Интересное решение предлагает украинский стартап PassivDom Corp. Это проект молодых физиков, желающих создать что-то новое, революционное в области строительства, которое традиционно считают консервативным. Их история начиналась именно с наукоемкой составляющей. Стартап уже получил поддержку в рамках Инструмента для малого и среднего бизнеса программы ЕС Horizon 2020 и претендует на солидную помощь в следующую ее фазу.

«PassivDom Corp — это попытка рассказать миру, что кроме современных канадских строительных технологий есть еще и украинские», — говорит руководитель компании харьковчанин Максим Гербут.

Команда разрабатывает дизайн и строит дома около 15 лет. «Проектируем энергоэффективные сооружения, автономные и пассивные дома в Украине и Германии довольно давно. За 15 лет проектирования привычного жилья накоплено много идей, разработок, инноваций, которые практически невозможно реализовать в обычном доме. Поэтому однажды мы собрались с командой и решили все эти наши идеи собрать в отдельный проект. Исследовали, чего не хватает миру. Обнаружили, что никто не проектирует и не возводит автономные дома», — продолжает он. Проект начинался с контактов с различными научными институтами за рубежом, Институтом пассивного дома (Passive House Institute) в Дармштате, Институтом фасадных конструкций в Розенхайме и тому подобное. «Люди из общего круга подсказали, что мы как компания достаточно сильны для того, чтобы удивить Еврокомиссию, и стоит подать документы на грант. Начал смотреть, как это возможно сделать. Решили подать заявку на грант из Украины, чтобы показать, что и украинские компании чего-то стоят. Грант мы получили и Еврокомиссию поразили», — говорит он. Проекты, претендующие на грантовую поддержку, оценивает независимая комиссия. Ее члены не знакомы между собой.

Создание технологии автономного жилья влечет за собой развитие не менее трех других типов технологий: сантехнической (как на современных самолетах, яхтах и космических кораблях), энергетической (получение энергии из автономных солнечных панелей) и водоснабжения (например, посредством конденсации влаги из воздуха). «Представьте, что пассивный дом — это как электромобиль в сравнении с авто на дизельном двигателе. Мы сделали жилье, которое в четыре-пять раз эффективнее уровня, необходимого для сертификации пассивного дома. И это глобальный скачок вперед», — отмечает Максим. Еще одна фишка стартапа, которым он руководит, — использование в строительстве трехмерной печати. «Многие заявляют, что полностью создают свои сооружения благодаря робототехнике, однако фактически так возводят разве что стены. В нашем случае все сооружение, так сказать, напечатано», — рассказывает он. В среднем на строительство прототипов площадью около 35 м² по технологиям, предложенным PassivDom Corp, требуется около 8 часов.

Один из технологических вызовов состоит в том, что дом сделан маленьким. В таком сооружении ограждающих поверхностей, по которым оно теряет энергию, в пять раз больше, чем в обычном доме. Поэтому сделать его энергоэффективным во столько же раз сложнее. Еще один важный момент — остекление. В обычных сооружениях застеклены 50%. Окна, как объясняет Максим, являются слабым местом любого энергоэффективного решения. Поэтому третий вызов индустрии — это много стекла в зданиях PassivDom Corp.

Максим утверждает, что география интересов компании не связана сугубо с Украиной, а больше направлена на изменение мировой индустрии. Это предполагает не только разработку новых технологий, но и адаптацию их к уже имеющимся решениям. «Например, из карбонового волокна строят самолеты, но не дома. Поэтому мы приняли хорошо известный всем материал, но внесли элемент новизны — построили дом». Так же компания занимается технологиями работы с базальтом, в частности, разрабатывает 3D-принтер для печати расплавленным базальтом, которого много в природе и который плавится при температуре около 1200-1300°С. Этот проект PassivDom Corp реализует вместе с NASA и Университетом Брэдли.

Кроме финансирования, грантовая программа дает доступ к информации, рынкам, целым отраслям, помогает испытывать новые технологии, встретчаться с кем-то из Siemens, ABB Group, Schneider Electric, чтобы обсудить возможность сотрудничества или разработки какого-то узла. «Когда вы внутри грантовой системы Horizon 2020, то ко всему этому имеете доступ», — говорит Максим. Члены этой грантовой программы при необходимости сотрудничества с крупными игроками получают контакты, а для корпораций являются компаниями, владеющими или разрабатывающими технологии, способные изменить мир. «Поэтому с вами можно и нужно работать. Horizon 2020 — это не о деньгах, а о возможностях», — заключает он.

Нанолаборатория

Елена Фесенко руководит департаментом международной научной и инновационной деятельности в Институте физики НАН Украины. Также является координатором проекта «Инновационный менеджмент» и исполнителем проекта TransFerr в пределах Horizon 2020. А Институт физики НАН Украины, в свою очередь, координирует консорциум EEN-Ukraine («Европейская сеть предпринимательства), созданный в рамках европейской программы поддержки малого и среднего бизнеса Competitiveness of Small and Medium Enterprises (COSME).

В поле досягаемости. При финансовой поддержке ЕС в Институте физики НАНУ создана международная современная лаборатория спектроскопического анализа

«COSME не поддерживает фундаментальные исследования, но направлена на сближение бизнеса и науки, развитие инновационной инфраструктуры, обучение, создание стартапов и открытие бизнеса, выход на международные рынки, углубление международного сотрудничества и стимулирование представителей малого и среднего бизнеса до избрания именно инновационного пути развития», — объясняет Елена. Цель консорциума — способствовать инновационному управлению и участию украинских организаций в подпрограмме SME Instrument программы Horizon 2020.

«Моя история сотрудничества с международными донорами началась в 2012 году с программы FP7, которая, собственно, предшествовала Horizon 2020. Это был первый грант, который я выиграла. После окончания аспирантуры встал вопрос: что дальше? Честно говоря, была на распутье: оставаться в Украине или ехать за границу, где есть современное оборудование, стипендия, налаженная инфраструктура и гораздо больше возможностей для молодых ученых. Участие и, в конце концов, победа в грантовой программе повлияли на выбор остаться дома и работать на украинскую науку», — рассказывает Елена.

Проект в рамках FP7 имел несколько направлений и ряд задач по интеграции украинских ученых в ЕС. Он состоял из трех компонентов. Первый — коммуникация между учеными. В этом компоненте была основана международная конференция НАНО-2012, которая действует и сегодня. В первой конференции приняли участие 100 человек, а в НАНО-2017 — более 700 из около 25 стран мира. По их итогам собраны статьи, и в международном издательстве Springer, которое специализируется на научной литературе, было издано шесть книг.

Второй компонент — поддержка молодых ученых. Здесь создана летняя школа для ученых начинающих, которые сосредоточиваются на передовых достижениях в нанонауке, а также в областях на стыке различных научных направлений. Такой формат способствует карьерному росту молодых ученых, расширению базы контактов, дает возможность общаться в профессиональном кругу.

Третий, самый масштабный компонент, по словам Елены, дал возможность создать международную лабораторию в Институте физики НАН Украины. «Европейская сторона помогла запустить этот процесс, и сейчас имеем неплохие результаты», — рассказывает она. Елена решила и дальше работать в направлении, с которым была связана ее кандидатская работа, а именно плазмонике и спектроскопии. Первая исследует оптические свойства металлов и полупроводников в физике. Благодаря этой технологии можно ускорить передачу информации в компьютерных чипах. Вторая — это раздел физики, посвященный изучению спектров электромагнитного излучения. Елена рассказывает, что в то время у нее собрался багаж знаний, да и спектроскопия биологических объектов ее очень увлекала. Поэтому она решила, что ее лаборатория будет развивать различные спектроскопические методы. В частности, изучать такие эффекты, как усиленная поверхностью инфракрасная спектроскопия (SEIRA), усиленное комбинационное рассеивание (SERS), усиленная металлом люминесценция (MEF). Все эти технологии являются перспективными инструментами анализа для фармацевтики, медицины, в частности — диагностики рака, материаловедения, исследования состояния окружающей среды, археологии, а еще для выявления наркотиков и взрывчатых веществ.

Благодаря грантам удалось сделать ремонт в лаборатории, закупить современное оборудование, провести современные исследования, привлечь в коллектив молодые кадры. «В лаборатории с помощью современных спектроскопических методов проводим количественный и качественный анализ неразрушающего вмешательства в объект исследования, характеризуем широкий спектр нанокомпозитов — такие материалы используют, например, в строительстве автомобилей и самолетов, производстве кабеля, для защиты магистральных трубопроводов. Изучаем различные оптические эффекты на металлических и углеродных наноструктурах. Исследуем различные биологические объекты — от монослоев молекул до одиночных клеток. А также изучаем влияние наночастиц на живые клетки и ее компоненты (клеточные мембраны, ДНК, РНК). Эти исследования актуальны в современных сенсорике и фармацевтике», — объясняет Елена.

Озонотерапия

Однажды на сайте Еврокомиссии был объявлен конкурс на проект, касающийся безопасности в пищевой промышленности, а если конкретнее, то борьбы с грибками и микотоксинами. Это заинтересовало группу физиков из Харьковского физико-технического института. Так появился производитель систем озонирования Stream Ozone — стартап Национального научного центра «Харьковский физико-технический институт». «Сначала мы занимались физикой разрядов, и оттуда же взялось оборудования по добыче озона, которое заявили как стартап, — рассказывает ее руководитель Сергей Пугач. — Озон является сильным окислителем, который используют в дезинфекции биологических компонентов, к которым относятся различные грибы и соответственно микотоксины. Большого опыта работы с таким видом загрязнений у нас на тот момент не было. К работе привлекли харьковских растениеводов, занимающихся сельским хозяйством». В результате разработали ряд технологий, которые используют во время посевной кампании, в частности активации роста растений с помощью озона. Например, систему предпосевной обработки семян озоно-воздушной смесью. Озон нейтрализует патогены, которые влияют на посадочный материал, активизирует в нем обменные процессы, а это улучшает прорастание семян. После проклевывания все семена прорастают одновременно, что важно при сборе урожая. «Наша сильная сторона заключается в том, что мы понимаем, как делать генераторы озона и имеем где их испытать, в частности, в сельском хозяйстве», — говорит Сергей.

Он рассказывает о том, как компания вышла на европейские структуры. В 2013 году нашли контакт, из которого выросло совместное предложение для Еврокомиссии. Оно и получило грант. «Нам было интересно направление инноваций (Innovation actions) в пределах Horizon 2020. Подаваться к участию в нем от одной Украины чрезвычайно сложно, потому что наша страна и наши компании имеют низкий программный рейтинг. Поэтому нам был нужен европейский координатор. Впоследствии все это вылилось в огромную деятельность, в которой на нашу идею приходится 1/50 всей активности, всех задействованных технологий», — отмечает Сергей.

«Как правило, Еврокомиссия поддерживает те проекты, которые имеют конкурентные технологии по каждому решению. Происходит своеобразный отбор, что должно привести к появлению нового технологического решения, которое может сочетать в себе разные подходы. Проект, в который включились мы с коллегами, направлен на борьбу с микотоксинами — от генной инженерии на этапе работы с семенами до холодильника конечного потребителя. А это семена, проращивание, процесс роста, сбора, хранения, переработки, логистики между различными звеньями одного процесса, переработки в пищевые продукты или корма для животных. И для всего нужны разные технологии. Одна из них принадлежит нам. Мы занимаемся хранением пшеницы и ячменя. Кроме нас еще есть три другие компании, предлагающие конкурентные технологии для уменьшения загрязнения зерна грибами и микотоксинами. За четыре года проекта должны показать, насколько мы конкурентоспособны по сравнению с другими технологиями в нашем звене. Прошло полтора года, и мы пока удачно конкурируем с партнерами из Испании, Турции и Сербии», — объясняет Сергей.

Технологии — это дорогой продукт, который создается, испытывается и имплементируется на стыке науки и бизнеса. Впрочем, прибыль от них еще больше, поскольку речь идет об инструменте создания или новых вещей, или услуг, или рынка, производства, потребителей и рабочих мест, престижа. От продажи чисто сырья, каким бы хорошим оно ни было, не стоит ждать эффекта экономического акселератора, от которого выигрывают и наука, и бизнес с государством.

Опыт стартапов и украинских научных центров, которые уже сотрудничают с Horizon 2020 и COSME, способен не только убедить европейцев в том, что с Украинской можно и нужно иметь дело, когда речь идет о научных поисках и технологические решения, но и побудить остальных украинских игроков искать грантовую поддержку ЕС, а параллельно — и новые возможности.

Ганна Трегуб, опубликовано в издании Тиждень.UA


Теги статьи: ЕвросоюзБизнесГрантыУкраинаСтартап

Дата и время 24 января 2018 г., 11:50     Просмотры Просмотров: 1527
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Кто виноват во взрывах на оружейных складах?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.119161