АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 17°C
Харьков: 19°C
Днепр: 19°C
Одесса: 19°C
Чернигов: 17°C
Сумы: 18°C
Львов: 14°C
Ужгород: 18°C
Луцк: 16°C
Ровно: 16°C

Шикарный офис в селе и долги Фирташа. Как тратит государственные средства «Оппозиционный блок»

Шикарный офис в селе и долги Фирташа. Как тратит государственные средства «Оппозиционный блок»
Шикарный офис в селе и долги Фирташа. Как тратит государственные средства «Оппозиционный блок»

«Слово и Дело» начинает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги, выделенные им из государственного бюджета.

На сегодня таких партий всего шесть: «Блок Петра Порошенко», «Оппозиционный блок», «Самопомич», «Народный фронт», Радикальная партия Ляшко и «Батькивщина». Следовательно, и публикаций будет ровно шесть. Первый текст журналистки Любови Величко посвященный расходам «Оппозиционного блока». Сопредседатель именно этой фракции Александр Вилкул еще в 2016 году жаловался, что деньги из госбюджета на партии разворовывают.

Шаг навстречу прозрачности

Закон о финансировании политических партий из государственного бюджетаначал действовать в ноябре 2015 года. Он был нужен, чтобы: 1) финансирование партий было прозрачным, 2) партии не зависели от олигархов, 3) партии имели равные возможности для своего развития.

Финансирование из госбюджета имеет целевое назначение – для достижения уставных задач. Средства делят между партиями пропорционально: кто набрал больше голосов, тот получает больше денег.

Сумму, которую выделяют из бюджета, определяют следующим образом: 2% минимальной зарплаты умножают на количество избирателей, принявших участие в последних парламентских выборах. Средства нужно потратить в течение одного года, а все неиспользованные деньги – возвращать государству.

Несмотря на очевидные плюсы от получения такого подарка от государства, ни один депутат от «Оппозиционного блока» не отдал свой голос за принятие этого закона.

Но свою официальную позицию руководство партии озвучило только через год после голосования в сессионном зале. В сентябре 2016 года сопредседатель фракции Александр Вилкул гордо заявил, что «Оппозиционный блок» отказывается от средств из госбюджета, предусмотренных на финансирование партий.

«Оппозиционный блок» ни в коем случае не будет принимать этих денег. Мы настаиваем, чтобы эти деньги были направлены на образование», – сказал он.

Впрочем, уже через полгода «Оппоблок» кардинально изменил свою позицию и без лишних объяснений таки получил на свои счета щедрые миллионы от государства. Так, в 2017 году партия получила на свою деятельность 48 миллионов 467 тысяч гривен, а в 2018-м получит еще 56 миллионов 262 тысячи гривен.

Мы решили разобраться, на какие именно нужды партия уже успела потратить средства налогоплательщиков.

Формальная проверка НАПК

Согласно закону, политические партии должны каждые три месяца отчитываться перед Национальным агентством по предотвращению коррупции о том, какое имущество они имеют и куда расходуются средства. Также расходование государственных финансов партиями контролирует Счетная палата Украины.

К отчету политической партии прилагаются копии документов, подтверждающих отраженные в отчете сведения: копии платежных документов, справки учреждений банков о движении средств на счетах и тому подобное. На первый взгляд, процедура оформления отчета очень строгая. К тому же (теоретически) за подачу недостоверных сведений в отчете можно сесть за решетку на два года.

Впрочем, НАПК констатирует: «Оппоблок» отчеты пишет по всем правилам и закон не нарушает. И этому выводу можно было бы поверить, если бы не одно большое «но»: работники НАПК работают в условиях, которые не позволяют им качественно контролировать процесс расходования партиями бюджетных средств.

В прошлом году перед НАПК отчитывалась 271 партия. А отчет одной партии – это тысячи, а порой и десятки тысяч страниц. Над проверкой отчетов работают от 10 до 15 человек. В их кабинетах – завалы. Учитывая огромную нагрузку, внимательно изучить каждую страницу отчета работники не успевают, а потому проверяют отчеты выборочно. 

 
Слово и Дело начинает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги, выделенные им из государственного бюджета. Первый текст журналистки Любови Величко посвящен расходам Оппозиционного блока.
Так выглядит отчет политической партии за один квартал.Изображение максимального размера (откроется в новом окне) 

– Как можно тщательно проверить пачку из двухсот документов? – задает риторический вопрос член Общественного совета при НАПК Мирослав Симка. – Смотрят отчеты не всех 24 областных центров, а выбирают две-три области. И то, смотрят не все подряд, а в основном зарплаты и содержание помещений.

Общественные активисты помогают антикоррупционном агентству, чем могут: так же избирательно перечитывают отчеты, звонят работникам офисов по указанным в отчетах номерами телефонов, чтобы проверить, не «мертвая душа» ли это. Впрочем, и они признают: находясь в Киеве, невозможно знать точно, действительно ли «работник офиса» работает в партийном офисе, а не варит борщ на кухне у себя дома.

– Согласно отчетам, в областной ячейке работают 5-7 человек обычно, но сколько из них работают на партию, мы не знаем. Так же непросто выявить фиктивные помещения офисов, которые существуют только на бумаге, – говорит Мирослав Симка.

Слова общественного активиста подтверждают отчеты Счетной палаты Украины, которая проводит аудит эффективности использования средств государственного бюджета НАПК: «Анализ со стороны НАПК формальный, поскольку не обнаружил в отчетности политических партий существенных недостатков и нарушений, а также наличия недостоверных данных. Аудит установил многочисленные факты неполноты и недостоверности данных сводных таблиц отчетов об имуществе, доходах, расходах и обязательствах финансового характера всех политических партий, которые получили государственное финансирование: приведенная в них информация не подтверждается данными соответствующих подразделений отчетов или им противоречит».

– Эффективность проверок финансовых отчетов партий можно оценивать исходя из того, сколько средств вернулось в бюджет в результате работы НАПК. Так, НАПК обнаружило нарушений на 10 миллионов гривен, но через суд в бюджет вернули чуть меньше миллиона, – рассказывает главаь ОО «Центр политических студий и аналитики «Эйдос» Виктор Таран.

Аналитики «Эйдоса» анализируют финансовые отчеты политических партий, получающих средства из госбюджета, и находят в них многочисленные нарушения. Хотя вся информация о нарушениях все время передается правоохранительным органам, но те не спешат реагировать.

– Мы просим правоохранительные органы проверить тот или иной отчет. Но по факту мы видим саботаж со стороны судов и Нацполиции. Был, например, протокол о миллионном взносе. Судья ушла в отпуск вместо того, чтобы рассмотреть дело. А согласно закону, если в течение 60 дней нет решения суда, то привлечь к ответственности партию уже нельзя. И таких примеров очень много, – констатирует Виктор Таран.

Также в НАПК есть «горячая линия» и специальная электронный адрес, куда граждане могут сообщать о нарушениях по расходованию бюджетных средств политическими партиями. Но руководитель Департамента организационного и кадрового обеспечения НАПК Руслан Ковалев говорит, что на 18 января 2018 года ни одного сообщения о нарушениях от граждан не поступало.

Получается, что в глазах НАПК и украинских граждан «Оппозиционный блок» выступает как честная партия, кристально чистая перед законом.

На самом ли деле это так?

Добро пожаловать – на выход

Узнать о достижении уставных задач «Оппозиционного блока» мы хотели непосредственно от представителей партии. Но попытка завязать диалог с ними превратилась в квест продолжительностью в месяц.

На официальном сайте «Оппозиционного блока» нет ни адресов, ни телефонов партийных ячеек. Указан лишь телефон контактного центра – 0-800-212-212 и электронная почта для журналистов pressa@opposition.org.ua.

Сначала мы направили официальный запрос с просьбой предоставить возможность побывать в офисе партии и понаблюдать за его работой, пообщаться с руководством офиса и рядовыми сотрудниками. И за месяц никакого ответа так и не получили.

Звонить в контактный центр – тоже бесполезно. Оператор в ответ на просьбу дать номер телефона центрального офиса и регионального отделения в городе Винница ответила: «Мы никакую контактную информацию не даем. Мы можем лишь записать ваше обращение».

Я продиктовала обращения с аналогичными вопросами, но обратной связи так и не произошло. Подобную закрытость я видела только у организаций, которые занимаются мошенническими схемами. Но «Оппоблок» – не частная компания, а политическая партия, и она должна открыто и охотно общаться с гражданами. Это только в однопартийной системе, где есть лишь правящая партия, поток политической коммуникации направлен от правящей верхушки вниз. Но в Украине партий сотни.

Может, в центральном офисе партии сломались буквально все телефоны, а электронный ящик захватили хакеры? Нужно проверить собственными глазами.

Центральный офис партии находится в живописной части столицы – в Подольском районе на ул. Волошской, 6/14. «Оппозиционный блок» арендует трехэтажное здание площадью тысячу квадратных метров, вход и выход которого – под бдительным оком охранника и камер. Зайти внутрь без разрешения охраны невозможно – двери надежно заблокированы.

 
Слово и Дело начинает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги, выделенные им из государственного бюджета. Первый текст журналистки Любови Величко посвящен расходам Оппозиционного блока.
Центральный офис партии «Оппозиционный блок».Изображение максимального размера (откроется в новом окне) 

Мне повезло – охранник вышел сам, потому что ему было нужно закрыть ворота после выезда машины со двора офиса.

– Добрый день! Я посылала официальный запрос о визите в офис, но не получила ответа. Могу ли я пообщаться с кем-то из руководства?

– Подождите здесь, – сухо ответил невысокий худощавый мужчина средних лет и закрыл передо мной дверь.

Через 5 минут он вернулся и впустил меня в коридор. Заметив мои синие от мороза руки, быстренько сделал кофе и снова побежал вверх по лестнице.

Слева от меня – небольшой зал для презентаций, на столах – агитационные плакаты и флаеры. Справа – стойка рецепции, напротив которой комната, полностью забитая коробками с какой-то техникой. У коробок суетятся двое молодых юношей. Что это за техника, могли бы рассказать работники офиса. Но на это нужно разрешение руководства...

Охранник спринтерским бегом спустился со второго этажа и, стиснув зубы, показал правой рукой в сторону выхода. Этот жест почему-то очень напомнил форму приветствия нацистов гитлеровской Германии.

– Что вам сказал руководство? – должны же быть хоть какие-то объяснения.

– Сказали «нет».

– А кто именно сказал? С кем вы общались?

– Выходите, пожалуйста.

– Дайте хоть кофе допить.

– Прошу. Выходите.

– Такая секретность говорит лишь о том, что партиям есть что скрывать. Активисты центра «Эйдос» и коалиции «Деньги партий под контролем», которые мониторят финансовые отчеты политических партий с 2016 года, также пытались зайти и посмотреть на офисы упомянутых партий («Оппозиционный блок» и Радикальная партия Олега Ляшко – ред.), соответствуют ли они заявленным в отчетах, но это не увенчалось успехом, – говорит Виктор Таран.

По его словам, беспрепятственно можно пройти в офис объединения «Самопомич», также открытым для общественности свои офисы сделал БПП «Солидарность».

Призраки в регионах

Проанализировав финансовые отчеты региональных представительств партии, мы обнаружили интересную закономерность: во всех без исключения офисах расходы на содержание начали стремительно расти сразу после того, как они перешли с самофинансирования на госфинансирование.

Например, на самофинансировании содержание черниговского отделения партии обходилось в 43 тысячи гривен. А за счет государства в третьем квартале 2017 года офис потратил на свою уставную деятельность 242 тысячи гривен, в четвертом квартале – уже 555 тысяч гривен.  

Поскольку телефонов и электронных адресов на официальном сайте партии нет, мы прислали вопрос о работе региональных организаций в их открытые фейсбук-группы. И в ответ на десять запросов отреагировал только одна ячейка – из Днепропетровской области. И основательным ответ назвать нельзя: «Напишите, пожалуйста, запрос на эту информацию в центральный офис».

Слово и Дело начинает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги, выделенные им из государственного бюджета. Первый текст журналистки Любови Величко посвящен расходам Оппозиционного блока.
Скриншот переписки в Фейсбуке с днепропетровским центром партии «Оппозиционный блок».Изображение максимального размера (откроется в новом окне) 

Что же так тщательно скрывают партийцы? Мы посетили несколько региональных офисов, чтобы разобраться на месте. Но, как и в случае с центральным офисом, нашего прихода никто не ждал.

Например, офис «Оппозиционного блока» в Чернигове расположен на десятом этаже на проспекте Победы, 139. Зайти туда без приглашения невозможно – посетителей не пропускает охрана. Даже местный лифт не поднимается на десятый этаж, его маршрут заканчивается на девятом. Впрочем, охрана здания подтверждает, что партия действительно занимает эту площадь уже более четырех лет и в ней работает штат из девяти работников. 

 
Слово и Дело начинает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги, выделенные им из государственного бюджета. Первый текст журналистки Любови Величко посвящен расходам Оппозиционного блока.
В Чернигове партия поселилась на самом высоком этаже офисного здания, и прячется здесь, как в крепости.Изображение максимального размера (откроется в новом окне) 

Инспектировать офис «Оппоблока» во Львове на ул. Зеленой, 149 пошел правозащитник Олег Леонтьев. Здание, в котором зарегистрирован и местный партийный центр, – это бывший завод, который сейчас в основном используется для складов.

– Обошел здание, поискал офис «Оппоблока», но никого нет. Вижу – вахтер смотрит, как я все фотографирую. Я к нему, а он давай бежать и кому-то звонить. Потом подходит ко мне и просит, чтобы я ему свой фотоаппарат отдал. Начал меня толкать, чуть до драки не дошло, – рассказал Олег Леонтьев.

По словам Вячеслава Михайльченко, который представился владельцем офисов, небольшую комнату партия занимает уже несколько лет и платит около полутора тысяч гривен в месяц.

 
Слово и Дело начинает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги, выделенные им из государственного бюджета. Первый текст журналистки Любови Величко посвящен расходам Оппозиционного блока.
«Оппозиционный блок» во Львове ежегодно посещает арендодатель. Общественной приемной и быстрой работы здесь нет.Изображение максимального размера (откроется в новом окне) 

– У меня несколько лет назад снял это помещение человек. Я только позже узнал, что он из этой партии. Но он здесь только раз в году бывает. Но платит вовремя, – пояснил он.

А согласно отчетам для НАПК, в третьем квартале 2017 года аренда помещения и зарплаты для трех работников во Львове обошлись государству в 54 тысячи гривен, а в четвертом квартале – 105 тысяч гривен.

В Виннице партия также поселилась в офисном центре на ул. Академика Янгеля, 4Д. Но ни соседи, ни охрана здания никогда не слышали о том, что здесь находится «Оппоблок». Но это не мешает отчитываться о 138 тысячах гривен на аренду и зарплату в третьем квартале, и 244 тысячах – в четвертом. 

Слово и Дело начинает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги, выделенные им из государственного бюджета. Первый текст журналистки Любови Величко посвящен расходам Оппозиционного блока.
Винница. По официальному адресу офиса «Оппоблока» признаков работы политической партии не обнаружено.Изображение максимального размера (откроется в новом окне) 

При этом работники винницкого офиса дважды в месяц получают зарплату. Согласно официальным отчетам партии, Александр Побережец получает 6500 грн; Ирина Бондарь, Владимир Бубела, Евгений Гавронский, Ирина Марценюк – 5151 грн, Ольга Стойко и Галина Горбенко – 3581 грн, Алексей Слободянюк – 4105 грн.

И только глава Винницкой организации Сергей Черноокий работает на волонтерских началах.

Шикарный офис в селе

Когда партия «Оппозиционный блок» была на самофинансировании, ей помогали партийцы. Например, еще в июле 2017 года депутат Одесского облсовета от «Оппоблока» Сергей Червяков пожертвовал партийному офису 43398 грн. В этом же месяце он сдал партии в аренду помещение площадью 217 кв. м всего за 1 грн 20 коп. 

Слово и Дело начинает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги, выделенные им из государственного бюджета. Первый текст журналистки Любови Величко посвящен расходам Оппозиционного блока.
В июле партия платила за аренду офиса 1 грн. 20 коп.Изображение максимального размера (откроется в новом окне) 

Щедрость Сергея Червякова можно легко объяснить: в 2017 году фирмы, в которых он является бенефициаром, выиграли семь тендеров на общую сумму 650 тыс. 483 грн. Какое интересное совпадение.

Впрочем, после того, как партия перешла на госфинансирование и одесский офис получил 965 тыс. грн на работу в третьем квартале 2017 года, партия переехала с фактически бесплатного офиса в центре города в крошечное село Визирка с населением 1700 человек. При этом один месяц аренды помещения в офисе, расположенном в 40 километрах от Одессы, обошелся партии в пятьдесят тысяч гривен. 

 
Слово и Дело начинает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги, выделенные им из государственного бюджета. Первый текст журналистки Любови Величко посвящен расходам Оппозиционного блока.
Полтора месяца одесский офис «Оппозиционного блока» находился в глухом селе в 40 километрах от города.Изображение максимального размера (откроется в новом окне) 

Собственник помещения в Визирке – ООО «Лидершип менеджмент» – компания, которая занимается морскими грузовыми перевозками. Когда мы позвонили по телефону 0637369899, указанному в Едином государственном реестре юридических лиц как контактный, женский голос ответил, что мы ошиблись номером.

Сельские каникулы продолжались недолго: «Оппозиционный блок» арендовал помещение в Визирке в августе и в первой половине сентября. После этого партия заключила договор с другой транспортной компанией – ООО «Трансфлот сервис». Несмотря на то, что фирма расположена в городе Одессе, стоимость аренды была посчитана до копеечки так, чтобы суммарно за месяц партия заплатила за аренду офисов 50 тыс. грн.

Так, 1-14 сентября ООО «Трансфлот Сервис» получил 23333,33 грн, а за 15-30 сентября «Лидершип менеджмент» получил 50 тыс. грн – 23333,33 грн = 26666,67 грн. Объяснение такой интересной арифметики от руководства компании получить не удалось – в публичном пространстве нет никаких контактных номеров телефонов и электронных ящиков.

 

 
Слово и Дело начинает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги, выделенные им из государственного бюджета. Первый текст журналистки Любови Величко посвящен расходам Оппозиционного блока.
Занимательная арифметика от «Оппозиционного блока».Изображение максимального размера (откроется в новом окне) 

Приятные услуги

Очень часто региональные офисы заказывают услуги и товары у ФЛП. Но иногда такие транзакции вызывают ряд вопросов.

Возьмем, к примеру, винницкий офис «Оппоблока», по адресу которого мы нашли банк и магазин свадебных платьев. Согласно отчетам партии, трое сотрудников офиса бесплатно заняли ему компьютерную технику.

Но обслуживание этой техники обходится недешево: «За предоставление услуг по ремонту и обслуживанию компьютерной и офисной техники» ФЛП Сергея Анатольевича Штельмаха ежемесячно получает около шести тысяч гривен. Каким образом осуществляется это обслуживание, в то время как офис не работает, неизвестно.

Зато известно, что во время последних президентских выборов Сергей Штельмах был доверенным лицом кандидата от Партии регионов Михаила Добкина. Той самой Партии регионов, потомком которой стал «Оппозиционный блок».

С появлением господдержки у Винницкой организации появился еще один вид расходов – на бухгалтерские услуги. Хотя до этого депутат Винницкого областного совета Сергей Черноокий в роли руководителя областной организации «Оппозиционного блока» прекрасно справлялся с бухгалтерской отчетностью сам.

И теперь бухгалтер – ЧП Юлия Кузьменко – получает щедрое вознаграждение за свои услуги: в третьем квартале – 18470 грн, в четвертом квартале – 26100 грн. 

Услугами бухгалтера партийные офисы пользуются довольно редко. А когда пользуются, то стоимость этих услуг не так высока, как в Виннице. К примеру, за апрель-июнь 2017 года одесская парторганизация «Оппоблока» заплатила «за бухгалтерское обслуживание» всего три тысячи гривен, а в четвертом квартале в роли бесплатного бухгалтера выступил руководитель регионального отделения партии.

Впрочем, и в Одессе случаются подозрительные расходы. Демиденко Александр Сергеевич зарегистрировал свое ЧП в марте 2017 года, а уже в апреле получил заказ от «Оппоблока» на покупку палаток, флагов, манишек на сумму 90 400 грн. Это банальное совпадение или ФЛП открыли специально для проведения операции?

Мы позвонили Александру Демиденко под видом работника штаба партии и спросили, можно ли написать в чеке сумму, превышающую фактически уплаченную. Аргумент для такой просьбы – квитанция нужна для отчета, ведь финансирование партии осуществляется из государственного бюджета. Мужчина сначала боялся обсуждать эту тему по телефону, но всячески намекал, что проблем с оформлением необходимых документов не будет.

– Обо всем можно договориться. Давайте встретимся, и все обсудим, – прокомментировал Демиденко нашу просьбу.

– Вы пойдете нам навстречу с оформлением документов?

– Да, да.

Впрочем, через несколько часов мужчина перезвонил и уже совсем другим тоном начал открещиваться от готовности подписывать документы с цифрами под диктовку заказчика:

– Я так понял, вы хотите откат. Но я таким не занимаюсь. Простите, – сказал он.

А в отчете Днепропетровской области в третьем квартале 2017 года мы нашли непонятную формулировку в колонке «Целевое назначение платежа». «За предоставление услуг согласно акту предоставляемых услуг №99» ФЛП Михаил Александрович Макаров получил 133 тыс. 375 грн. Больше деталей мы хотели получить, пообщавшись с владельцем ФЛП, но он оказался неразговорчивым и наотрез отказался рассказывать о сотрудничестве с партией:

– Какие именно услуги вы оказывали партии «Оппозиционный блок»?

– Я не буду отвечать на этот вопрос.

– Вы сотрудничали с партией «Оппозиционный блок» или нет?

– Не могу вам сказать. У них спрашивайте.

Какой же загадочный этот «Оппозиционный блок».

Кадровый бум

Когда партия была на самофинансировании, в региональных партийных организациях официально работал только руководитель. При этом (если верить официальным отчетам, представленным НАПК) его работа осуществлялась на волонтерских началах – без денежного вознаграждения.

Но как только государство выделило первый транш на уставную деятельность «Оппоблока», во всех без исключения партийных офисах появились новые сотрудники. Если в конце 2016 года во всех областных офисах работал 21 человек, то в сентябре 2017 года – 253 штатных единицы на зарплате. 

Зарплаты партия платит очень разные – от 1200 грн до 28 тыс. грн. При этом в отчетах не указывается должность работника. В третьем квартале 2017 года партия отчиталась о 2 млн 884 тыс. грн, которые она потратила на зарплаты работникам в областных центрах. А в следующем квартале эти расходы почему-то выросли в два с половиной раза и составили 6 млн 779 тыс. грн.

Для сравнения: в начале госфинансирования ежеквартально выплата зарплат обходилась партии в 652 тыс. грн.

Что же происходит?

Проанализируем на примере Одессы. После того, как партия перешла на государственное финансирование, количество работников выросло с одного до четырнадцати. В третьем квартале 2017 года партия потратила на зарплаты этим работникам 371 тыс. грн, а в четвертом квартале – до 734 тыс. грн.

Причины увеличения бюджета две: 1) партия трудоустроила еще семерых сотрудников; 2) перед Новым годом работники получили премию в размере 100% от зарплаты.

При этом среди получателей зарплат нередко встречаем депутатов местных советов и помощников народных депутатов.

Например, депутат Одесского областного совета Вадим Шкаровский в офисе «Оппозиционного блока» получает 14183 грн в месяц, его помощники-консультанты Ольга Кивалова – 5010 грн и Оксана Димова – 5366 грн. Депутат Одесского облсовета Ирина Ковалиш и Татьяна Чистякова – заодно помощники народного депутата Николая Скорика – получают 7758 грн и 5010 грн соответственно.

В днепропетровской организации также работают люди, которые работали помощниками народных депутатов от Партии регионов: Наталья Гончаренко в 2007-2010 годах была помощницей народного депутата Александра Вилкула; Дидух Артем – в 2012-2014 годах был помощником Константина Гузенко; Сергей Милютин – помощником Сергея Глазунова. Зарплату от партии получает и глава депутатской фракции «Оппозиционного блока» в Днепропетровском городском совете Наталья Начарьян.

И этот список можно продолжать.

Деньги теряются в интернете

Один из самых комфортных способов бесследно вы тратить партийные деньги – это выделить их на «рекламные услуги в интернете» и «продвижение материалов». Вот почему многие региональных ячейки не чураются спускать значительную часть бюджета именно на этот вид пропагандистской деятельности.

Так, к примеру, Анастасия Мищенко через свой ФЛП в ноябре и декабре получила 588 тыс. грн за «услуги рекламы в сети интернет». Несмотря на то, что девушка была очень приветливой и вежливой, объяснить детали выполненной работы в разговоре с нами она не смогла.

– Объясните, что входило в стоимость 588 тысяч гривен?

– Мы делали рекламную кампанию для «Оппозиционного блока» в Фейсбуке.

– Какие работы по раскрутки вы делали? Какой была их тематика?

– Не понимаю вопроса. Зайдите на их страницу и посмотрите.

По словам креативного директора CFC Consulting Юрия Сака, теоретически 588 тыс. абсолютно реально «спустить» на рекламу в Фейсбуке за два месяца. Но процесс и результат такой кампании можно было бы легко проследить.

– Основной элемент такой кампании – это плата за показы поста (сообщения) клиента. Сколько платишь, столько пользователей Фейсбука увидят твой пост. Кроме этого, часть бюджета теоретически можно потратить на создание самого контента: видеоролики, инфографика, фотосессии и так далее. Создание видеоролика, например, может стоить от 500 до 30 тысяч долларов. Поэтому важно узнать, какой именно контент рекламировала эта партия за этот бюджет.

Также есть CERM – система, которая обрабатывает отзывы в соцсетях. Например, есть кандидат Вася. О нем написали несколько плохих отзывов, компания их отслеживает и обрабатывает официально от партии или от имени ботов, – продолжает мысль маркетолог Даниил Хмельницкий, но добавляет: большинство таких компаний работают скрыто, потому что речь идет о политической репутацию.

– Кампании в ФБ могут быть направлены на увеличение охвата, «raise awareness», переходы на сайт, сбор контактов пользователей, общение с пользователями в мессенджере. Обычно политикам не очень нужны контакты, но нужны комментарии, активное обсуждение, и оно дешевле из всех рекламных кампаний в ФБ, – объясняет партнер разумных коммуникаций Fixer Agency Александра Азархина.

По ее словам, при бюджете в 580 тыс. за несколько месяцев страница партии может собрать более 50 тысяч подписчиков. Поэтому неудивительно, что, несмотря на раскрутку, сейчас на главной странице партии только 42 тысячи подписчиков.

– Ориентировочно ставка в Фейсбуке для рекламы в Украине может быть от 2 до 100 долларов за 1000 охваченных людей (для сравнения: такая же реклама в США будет стоить от 20 до 2000 долларов за 1000 охвата). При потенциальном охвате Фейсбука в Украине около 10 миллионов пользователей, исходя из элементарной арифметики 25 000$/10$ = 2 500 000 человек охвата. То есть каждый четвертый украинец в ФБ должен был увидеть эту рекламу, – подсчитал специалист Startup.Network Вадим Бурлаков.

Аналитик партийных финансов «Честно» Игорь Фещенко течение последних полутора лет ежедневно отслеживает медийную и рекламную активность политических партий в социальных сетях. Он хорошо знает, как и когда рекламировали свою деятельность политики и партии.

– Я целенаправленно провожу мониторинг медиаактивности, в том числе «Оппоблока», и подписан на их страницы в соцсетях. За последний год стиль изложения и частота выхода материалов на страницах партии «Оппоблок» в Фейсбуке остались неизменными. Фотография политика плюс его цитата – это их формат написания постов. Учитывая масштаб кампании, которая должна быть за эти деньги, очень странно, что я за весь последний год не встречал ни одного рекламного сообщения партии «Оппозиционный блок».

Но «Оппоблоку» невероятно повезло – НАПК не занимается мониторингом СМИ и социальных сетей. Поэтому статью расходов на рекламу в интернете и промокампании в Фейсбуке будут проверять, только заглядывая в договор с подрядчиком.

Похоже, партия нашла еще один гениальный способ освоения государственных средств: рекламные бюджеты в интернете, как резину, можно растягивать до бесконечности.

По словам ведущего юриста «Константа ЮрГруп» Олега Долинного, не много партий имеют специалистов по SMM, которые собственноручно настраивают рекламные кампании. Зато пиар-специалисты пользуются услугами рекламных сетей.

– Например, услуги премиум-рекламы в социальной сети Facebook в Украине предоставляет авторизованный реселлер Admixer. Рекламные форматы, которые предлагает компания, как правило, используются для проведения масштабных кампаний, гарантируют больший охват и взаимодействие пользователей, – рассказывает Долинный. – Например, услугами этой компании активно пользуется партия «Самопомич». Они с третьего квартала 2016-го по второй квартал 2017 года уплатили рекламной сети Admixer 1,2 миллиона гривен. То есть за первые шесть месяцев 2017 года стоимость рекламы партии в интернете составила 332,4 тысячи гривен.

Долги нужно отдавать

Около трети денег, которые дает государство на выполнение уставных задач, «Оппозиционный блок» тратит на рекламу на телевидении, радио, в прессе и интернете. Причем львиную долю рекламного бюджета получает телеканал «Интер», совладельцами которого является известный украинский олигарх-беглец Дмитрий Фирташ и не менее одиозный глава СБУ времен Януковича Валерий Хорошковский. 

Реклама на телевидении – удовольствие не из дешевых. По данным маркетингового агентства Leosvit, в сентябре 2017 года на телеканале «Интер» трансляция пятисекундного видеоролика политической рекламы четыре раза в день в течение месяца стоила 539 тыс. 998 грн.

По странному стечению обстоятельств, в августе 2015 года (через несколько месяцев после того, как в парламенте был зарегистрирован законопроект о финансировании партий из госбюджета) «Оппозиционный блок» начал накапливать долги перед ООО «Интер Реклама Центр». Именно эта компания занимается размещением политической рекламы на телеканале «Интер»; и ее единственным владельцем является Дмитрий Фирташ.

Таким образом, в течение второй половины 2015 года, а также в 2016-м и первой половине 2017 года «Оппозиционный блок» рекламировался на телевидении в долг.

За два года «Оппоблок» задолжал рекламному агентству Фирташа 10 млн 825 тыс. грн. А возвращать долги начал, только когда партия получила государственное финансирование. Так, в июле 2017 года на счет «Интер Реклама Центр» вернулось сразу 4 млн 614 тыс. грн. Остальные– 6 млн 210 тыс. – партия отдала зимой 2017 года.

И неважно, что долги возникли и до того, как партия начала финансироваться из госбюджета.

Впрочем, это только начало. Ведь у партии есть долги и перед другими предприятиями. Например, с 31 декабря 2016 до 30 сентября 2017 года у партии накапливалась кредиторская задолженность перед ОАО «Запорожсталь» – одним из крупнейших предприятий Украины по черной металлургии.

И снова совпадение: гендиректор предприятия Ростислав Шурма одновременно является главой Запорожской региональной организации «Оппозиционного блока».

Мы направили информационный запрос на имя Ростислава Шурмы и спросили, какие именно услуги или товары «Запорожсталь» предоставляла партии «Оппозиционный блок».

– Между политической партией «Оппозиционный блок» в Запорожской области и ОАО «Запорожсталь» в указанный период был заключен договор об аренде помещения, – ответил пресс-центр завода.

Согласно отчетам, Шурма сам у себя набрал долгов на 148 тыс. грн. Нет сомнения, что со временем эти деньги партия предприятию таки вернет – за счет налогоплательщиков.

Любовь Величко, специально для «Слова и Дела»


Теги статьи: расходыНАПКфинансированиеПартииБюджетВилкул АлександрФирташОппозиционный блок

Дата и время 05 марта 2018 г., 09:34     Просмотры Просмотров: 1074
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Мать налоговика купила у его жены элитный Mercedes за 49 тысяч гривен
Порошенко, Кубив и другие: НАПК легализировало имущество топ-чиновников «не глядя»
За мошеннической ГО «Инициативы будущего» стоит компания черного пиара Underdog - Ковальчук

«Да, Ахметов нас спонсирует»: Соратник Ляшко «слил» своего патрона
Досудове слідство щодо Труханова завершено НАБУ
Журналисты узнали, где и за сколько учатся дети украинских чиновников

Незаконні рішення НАЗК суди та САП використовують для руйнування справ НАБУ - експерт
Кабинет министров изменил процедуру получения помощи внутренними переселенцами
Суд Киева оштрафовал сеть заправок WOG на 16 миллионов

Голоса не определившихся с выбором могут «перетечь» к трем партиям, – пул социологов
Трохи про Одеський “Дев’ятий Міжнародний” та ігнорування вимог Закону про інформацію
Як справи у Фірташа напередодні українських виборів?

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Какой из кандидатов уже заявивших о своем участие в президентских выборах самый достойный?








Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.06902