АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 0°C
Харьков: 1°C
Днепр: 2°C
Одесса: 0°C
Чернигов: 0°C
Сумы: 0°C
Львов: 0°C
Ужгород: 0°C
Луцк: 0°C
Ровно: 0°C

Сергей Лямец: “Дмитрий Фирташ смотрел старую экранизацию фильма “Конан Варвар”

Сергей Лямец: “Дмитрий Фирташ смотрел старую экранизацию фильма “Конан Варвар”
Сергей Лямец: “Дмитрий Фирташ смотрел старую экранизацию фильма “Конан Варвар”

“Сила варвара в том, что он здоровый и тупой!”

Дмитрий Фирташ смотрел старую экранизацию фильма “Конан Варвар” со Шварцнеггером. Молчаливый качок тыкал в объектив камеры здоровенным бицепсом.

“И на Виталика похож…” – поделился он наблюдением с вошедшей женой.

Та заглянула в экран.

“Как ты смотришь этот отстой?” – холодно произнесла Лада Фирташ.

“Это фильм моей молодости”, – по-мальчишески улыбнулся Дмитрий Васильевич.

“К тебе Николай Андреевич пришел”.

“Кто?” – не сориентировался олигарх.

“Янковский”.

“А…”

Фирташ остановил фильм и закрыл ноутбук. Много лет назад Николай Янковский продал ему завод “Стирол”. Чтобы сформировать монополию на рынке удобрений, оставалось докупить Одесский припортовый завод, но тут пришлось переехать в Вену.

“Николай Андреевич!”

“Дмитрий Васильевич, поздравляю!”

“С чем?”

Олигарх предложил Янковскому присесть и знаком спросил, будет ли тот. Бывший директор “Стирола” кивнул.

“Ну как… С разгрузкой складов”.

“А, это…”

Правительство Украины запретило ввоз удобрений из России. Решение оказалось своевременным – как раз перед посевной. Аграриев заставят покупать украинские удобрения.

Когда-то Дмитрий Васильевич через правительство делал импортные удобрения дороже. Но пару лет назад аграрии занесли кому надо, и заградительные пошлины убрали. Украинские удобрения перестали покупать, потому что они слишком дорогие. Но теперь счастье вернулось взад.

“Я не знаю, как ты договорился с Гройсом, но другого варианта там не было”.

“Это не я договорился…”

“Как не ты? – удивился Янковский, принимая протянутый бокал. – А кто?”

Дмитрий Васильевич налил себе и приготовился рассказывать.

“Меня тут кинуть решили”.

“Кто?” – удивленно хмыкнул Янковский.

“Конан”.

Николай Андреевич на секунду задумался.

“Кононенко, что ли?!”

“Угу…”

Янковский отпил и задумался.

“А как тут можно кинуть?”

Теперь задумался Фирташ.

“Нет, с удобрениями все нормально. Наконец продадим”.

“У тебя правда затарено все?”

“Выше крыши”.

“Там все твое?”

“Нет, половина Аграрного фонда”.

“Понятно…”

Склады химических заводов Фирташа были переполнены удобрениями, которые никто не покупал. Половина удобрений принадлежала Аграрному фонду, у которого тоже было дорого. Новое решение Кабмина позволяло распродать все это.

“Аграрии сильно воняют?”

“Еще нет, но будут”.

На самом деле, аграрии воняли прилично. Им было невыгодно покупать дороже свое, чем дешевле импорт. Но пока что их голоса не играли.

“Так а кто, ты говоришь, договорился?” – вернулся к теме Янковский.

“Воот!” – ткнул в него пальцем Дмитрий Васильевич и предложил еще.

Тот кивнул.

“Смотри, они подбираются к Одесскому припортовому”.

“Кто?”

“Ну Порох через Кононенко”.

Николай Андреевич сделал вкусную паузу.

“Пошлины, чтобы запустить припортовый?”

“Скорее всего”.

“Так что, Аграрный у них тоже заказывать будет?”

“Я не знаю. Но фасовку удобрений они ж не зря поставили”.

Помолчали. Осмыслили.

“А кто им газ поставляет?”

“Кононенко”.

“Через кого?”

“Ну, раньше через Фаворова гнал. Но потом скандал, и тот пошел в отказ”.

“И что сегодня?”

“Какие-то луганские парни, которые раньше водоканалами занимались”.

“Колесников?”

“Да, только не тот”.

С конца 2017 года на Одесский припортовый начала поставлять газ загадочная компания ВЭК. За компанией четко угадывалась фигура Кононенко.

“Так а что ты говоришь кинуть тебя решили?”

“Ну смотри. Они ж ОПЗ зачем загружают?”

“Зачем?”

“Ну чтобы сбить цену”.

“Как?”

“Нуууу! Ты что! Не читал последний закон о приватизации?”

“А что там?”

“Ну там теперь вкусно… Стартовую цену теперь знаешь, как считают?”

“Как?” – заинтересовался Николай Андреевич.

“Баланс минус долги…” – улыбнулся Дмитрий Васильевич.

“Та-ты-шо!” – воскликнул Янковский и сделал большие глаза.

“Понимаешь?”

“П@#дец…”

Фирташ сложил руки на груди и улыбнулся.

“Знаешь, сколько стоит ОПЗ по новой формуле?” – интригующе спросил он.

“Сколько?”

“25 миллионов…”

Янковский подозрительно посмотрел на него.

“Хоть долларов?”

“Та еще слава богу. Но когда-то ж за него просили ты помнишь…”

“Ярд”.

“Ну да… Бене не продали за 600 лямов”.

“Помню… Юля сказала, шо дешево”.

“Ну да”.

Во времена Ющенко, Одесский припортовый завод оценивали в миллиард долларов. ОПЗ попытались продать на конкурсе, и цена доросла до 625 миллионов долларов. Но премьер Тимошенко не стала подписывать результаты конкурса, и завод Коломойскому не отдали.

“Как же они сбили до 25 лямов?” – поразился Янковский.

“Ну как… Долги посчитали”.

“А, просто дело в формуле?”

“Да. Чтобы за бесценок”.

“Но подожди, долги же перед тобой?” – нашелся Николай Андреевич.

Дмитрий Васильевич помрачнел. ОПЗ должен был ему 250 миллионов долларов, а с процентами – все 400 миллионов.

“Но уже не только передо мной”.

“Опа… – оживился Янковский. – А-ну расскажи…”

“Наращивают кредиторку…”

“Кононенко?”

“Да”.

“И сколько уже?”

“Уже сопоставимо…”

“Так а что дальше?”

“Дальше просто. Накопят больше, чем передо мной”.

“И за долги заберут?”

“Ну да”.

Люди Кононенко ускоренными темпами наращивали долги ОПЗ перед своими структурами. Это нужно было, чтобы перехватить завод у Фирташа.

“Ну вот ты мне и скажи…” – посмотрел на Янковского Дмитрий Васильевич.

Тот задумался. Пошевелил лицом. Оба молчали.

“Когда, думаешь?”

“Скорее всего, осенью”.

“Спешат?”

“Да, до выборов надо”.

Кононенко, судя по всему, хотел забрать ОПЗ еще до выборов.

“Поэтому Вова с удобрениями?..”

“Ну думаю, что так…”

Похоже, что идея Гройсмана с запретом на ввоз русских удобрений была придумана для того, чтобы загрузить заказами Одесский припортовый. Фирташу заказы могли не достаться.

“А тебя могут вообще отодвинуть, да?”

“Та вообще не в этом дело”.

“А в чем?”

“А в том… – Дмитрий Васильевич почувствовал, как неведомая рука сжимает горло. – Что если он заберет завод…”

“То никаких долгов тебе не вернет?” – закончил за него Янковский.

“Угу…” – с облегчением кивнул Фирташ.

“Дааа, х@#ня, малятка…”

“Угу…”

Янковский опустил красные от возраста глаза.

“А этот что?” – намекнул он на Портрета.

“Ну как обычно. Я не я”.

“Теперь ты ему не нужен?”

Дмитрий Васильевич как-то странно улыбнулся.

“Ну это мы еще посмотрим… Варвар – он же почему варвар?”

Disclamer: Все изложенное выше является чистым вымыслом. Имена и должности придуманы. Любое совпадение с реально существующими персонажами случайно.

Во время написания текста ни один политик не страдал.

Источник: Фейсбук автора


Теги статьи: СтиролОпзЛямец СергейЯнковский НиколайКононенко ИгорьКоломойскийФирташ

Дата и время 19 марта 2018 г., 22:26     Просмотры Просмотров: 1478
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

«Укртрансгаз» обвинил компанию Фирташа в провокации
Як реально боротися зі свавіллям облгазів
Сергей Лямец: “Я считаю одно и то же правдой и неправдой”, – повторил посетитель”

Порошенко і Коломойський виводили кошти з України через один і той же офшор, – ЗМІ
Судебная «реформа»: от стадии профанации — к стадии проституции
Как Порошенко, Кононенко и Луценко «небесной сотней» торговали

Облгазы Фирташа рассылают украинцам "фейковые" платежки
Коломойский делает пешку из Коня: Игоря Кононенко начали отключать от «Центрэнерго»
Житель Горловки показал разграбленные предприятия города

Коломойский признал нанесение убытков "Приватбанку" на 250 миллионов долларов
Московский суд подтвердил, что Фирташ должен российскому «ВТБ» $46,2 млн
Петренко, Коломойский и сла-адкие $100 миллионов ’’ВТБ’’. Почему олигарх и министр хотят распилить имущество ’’ВТБ-Банка’’

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Поддерживаете ли вы введение военного положения?






Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.137489