АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 0°C
Харьков: -3°C
Днепр: -2°C
Одесса: 2°C
Чернигов: -1°C
Сумы: -3°C
Львов: 3°C
Ужгород: 7°C
Луцк: 3°C
Ровно: 1°C

В Украине процветает теневой банкинг

В Украине процветает теневой банкинг
В Украине процветает теневой банкинг

Правда, для банковского и небанковского финрынков терапия эта была такой разной, что последствием этой разницы станет еще более глубокое размежевание секторов. Национальный банк Украины в 2014 году начал жесткую зачистку рынка от конвертационных структур. Ее следствием стало появление отдельного теневого банкинга, остановить который не представляется на сегодня возможным, ведь его пользователями являются крупнейшие предприятия страны.

На небанковском финансовом рынке происходил регуляторный конфликт, который привел к тому, что рынок страховщиков, кредитных союзов, финансовых компаний, факторинга и т.д. оказался без государственного управления. Расхлебывать последствия обеих политик будет все страна, ведь в 2015 году Украине предстоит экзамен со стороны FATF на финансовую чистоплотность. Помимо внешних вызовов, есть и внутренние – стране необходим адекватный военному положению и сильный финансовый сектор. Более 30 выбывших игроков и глубокая девальвация национальной валюты – таким стал предварительный результат банковской системы в 2014 году. Начав год со 180 участников рынка и курса в 7,99 грн/$, Украина заканчивает этот период со 165 учреждениями, имеющими лицензию на ведение банковской деятельности, и официальным курсом в 15 грн/$. «В 2014 году банковский сектор Украины попал в «идеальный шторм», – констатирует председатель правления ПАО «Кредобанк» Дмитрий Крепак.

«Практически одновременно материализовались несколько серьезных рисков: революционная смена власти, антитеррористическая операция на востоке страны, девальвация в два раза, «бегство» из банков около 30% депозитов физических лиц – 60 млрд гривен и $9 млрд, оккупация части территории Украины, где невозможно вести банковскую деятельность», – перечисляет банкир основные события 2014 года. По его словам, кризисные внешние условия многократно усилили внутренний дисбаланс сектора. К таким «ударам извне» относятся ограничения внешних финансовых рынков на работу с Украиной – как из-за Базеля III, ограничивающего работу банков стран первого мира с такими рисковыми территориями, как Украина, так и из-за санкций против Российской Федерации. Банковский сектор Одним из главных трендов 2014 года стало укрупнение и консолидация банковской системы. В этих условиях лучше всего себя чувствовали банки с участием государства, такие как Ощадбанк и Укрэксимбанк, а также национализированный в 2009 году Укргазбанк. Вокруг этих учреждений назревает финансовая реформа. «Госбанки должны стать локомотивом возвращения доверия к банковской системе, и на них должны быть возложены несколько иные функции, – поясняет экс-член совета Национального банка Украины Василий Горбаль. – Хотя, начиная с выборов президента, ситуация с государственными банками не разрешена, но необходимо провести аудит в государственных банках.

Проблема в том, что стратегия работы государственных банков до сих пор не выработана, с точки зрения универсальности – специализированности». Но даже участие государства не спасает систему от рисков панического оттока вкладов. Миноритарный акционер VAB Банка Сергей Максимов объясняет, что виной всему – курсовые скачки. «Когда курс валюты «гуляет» в таких диапазонах, понятно, что это влияет на психологическое восприятие стабильности и будущие перспективы вкладчиков. Понятно, что как следствие – очень сильные оттоки из системы. И какими бы сильными банки ни были, они при таких тенденциях легко «ложатся», и так же легко умирают, – рассказывает Максимов. – Связаны эти проблемы с ликвидностью, оттоком депозитов и неуверенностью вкладчиков в завтрашнем дне». По словам банкира, банки Украины делятся на несколько неравных групп. Одна, небольшая группа – условно говоря, банки в чистом виде, работающие как банковские учреждения. «Это банки с понятными целями, задачами, которые ставят акционеры, и так далее. Другая группа – с привлечением денег населения и активным кредитованием связанных лиц, компаний связанных акционеров. Я в том числе говорю о примере VAB Банка», – говорит Максимов. Напомним, что временную администрацию в этот банк вводили и вследствие высокого уровня кредитования связанных с основным акционером, Олегом Бахматком, предприятий.

Сам Олег Бахматюк в общении с Forbes рассказывал, что сейчас в Кабмине рассматриваются сценарии по возможному переводу части активов банка в Укрзагзанк. Также есть еще одна группа банков, которая в этом году была под особенным наблюдением властей. Речь идет о банках-конвертаторах, которые являются кровеносной системой теневой экономики. Роль таких банков остается стабильной – меняется только способ проведения теневых операций. Теневой финансовый рынок Впервые за всю историю молодой украинской финансовой системы НБУ в открытую начал говорить о борьбе с банками как активными звеньями теневой экономики. Закрываться начали банки, в том числе, по признаку их участия в теневых схемах. Даже ФГВ признает, что некоторые банки попадают к ним именно по конвертационным признакам. Но активная война НБУ с конвертаторами привела к расслоению финансового рынка – серый сегмент практически пропал, предприятия перешли на расчеты в «черных» долларах. «Исключая войну, основной и самой плохой тенденцией за последние полгода стало развитие теневого рынка валюты – как на уровне мелких операций населения, так и на уровне банковской системы в целом, – отмечает аналитик Института прогнозирования НАНУ Татьяна Тыщук. – Это результат административных мер. По сути, банковская система обслуживает параллельно и легальный, и теневой валютный рынок». Работает эта схема следующим образом: крупные экспортеры договариваются с банками о выкупе валюты в соответствии с требованиями НБУ, но по заниженному официальному обменному курсу, и при условии продажи этой валюты конкретным импортерам. Купив эту валюту, импортеры компенсируют экспортерам разницу между официальным курсом и курсом на теневом рынке, выплачивая банкам комиссию. «Такая ситуация в очередной раз демонстрирует бизнесу, что работа по правилам приносит огромные потери. Мелкие и средние экспортеры, которые продают валюту без использования таких схем, терпят колоссальные убытки. Многие из них останавливаются, поскольку в таких условиях непонятно, какой должна быть политика ценообразования, чтобы не получать новые и новые убытки», – признает Тыщук.

Отметим, что все участники рынка прекрасно знают, кто из банков обслуживает какие из теневых операций. Ведь банк как учреждение достаточно прозрачен. «Всем всегда известно, что собой представляет тот или иной банк. Занимается ли он кредитованием своих акционеров, или занимается отмыванием. Поэтому вопрос только в том, хочет НБУ это увидеть, либо закрывает на это глаза по той или иной причине, – объясняет Сергей Максимов. – К сожалению, те вещи, которые говорят об Украине как о коррумпированной стране, соответствуют действительности». По его словам, у каждого такого «банчика» из третьей группы всегда были покровители в той или иной госструктуре. «А главным и основным покровителем всегда были деньги, потому что эти банки хорошо платили за свою безопасность. Хорошо, что сейчас кто-то обладает некой политической волей, позволяющей навести порядок, в том числе с теневой экономикой и конвертационными банками, которые банками по сути никогда не являлись», – резюмирует он. Спрос на сокращение налоговых расходов корпораций был всегда, и участие банков в этом процессе – не ноу-хау 2014 года, а составляющая идеологии ведения бизнеса. У крупных корпораций всегда была потребность прятать прибыль, и если в цепочке не будут использоваться банки, появятся какие-то другие инструменты, которые эту цепочку будут обслуживать.

Сергей Максимов объясняет, что разница в том, что «в развитом мире применяются легальные схемы ухода от налогов, а в Украине, как правило, используются абсолютно нелегальные механизмы», включая подставные однодневные компании либо компании, которые не платят НДС по тем или иным причинам. Но чтобы такая схема работала, пользователю необходимо прикрытие в налоговых органах. Небанковский финансовый сектор В небанковском секторе в 2014 году игроки констатируют отсутствие надзора и центра принятия решений. «Можно допустить, что Украина из-за этого придет к тому, с чего начинала. В 2002 году страна попала в черный список FATF по основной причине – отсутствие надзора за небанковскими учреждениями. Сейчас мы имеем такую же ситуацию – отсутствие надзора», – предупреждает экс-глава Нацкомфинуслуг Виктор Суслов. Страна много лет живет в ожидании трех страховых реформ: реформы пенсионного рынка, медицинской реформы и непосредственно новых правил страхового рынка, который до сих пор не синхронизирован с международными практиками. Хотя эти три направления могут наконец-то подстегнуть как развитие страхового рынка, так и появление длинного ресурса, который является одной из основ благополучия финансовых систем. «Полномасштабная страховая реформа у нас стартует фактически с нуля», – признает заместитель председателя комитета Верховной рады по вопросам здравоохранения Ирина Сысоенко. Она напоминает, что в Украине до сих пор нет профильного закона «Об общеобязательном государственном социальном медицинском страховании».

«Необходимо определиться с общим вектором развития страховой медицины в Украине, а именно решить вопрос, будет ли страховая медицина в Украине государственной – как это было внедрено в большинстве стран ЕС, или она будет частной, на примере США и Грузии», – говорит она. Участники же финансового рынка, которые ранее сетовали на отсутствие реформ и принятия новых профильных законов, теперь озадачены отсутствием главы в Национальной комиссии регулирования рынков финансовых услуг Украины. Напомним, что указами президента Украины от 13 октября 2014 года №796 и от 20 октября 2014 года №№ 813, 814, 815 были освобождены от должностей четыре члена Нацкомфинуслуг. По сути, в этот момент регулятор прекратил свою полноценную работу. «Увольняя членов Нацкомфинуслуг, президент не мог не знать, что на их место необходимо незамедлительно назначить новых, поскольку, согласно статье 23-й закона Украины «О финансовых рынках и государственном регулировании рынка финансовых услуг», Нацфинуслуг – орган коллегиальный, решение считается принятым, если за него проголосовало большинство коллегиального состава, и соответственно, без кворума он работать не может, – подчеркивает владелец консалтинговой компании «Стайлинг», директор КУА «Тройка-Капитал» Дмитрий Никифоров. – Но идут месяцы, а страховой и финансовый рынки страны не могут нормально функционировать только потому, что президент игнорирует свои прямые обязанности».

Совокупно эти факторы – отсутствие регулирования в небанковском финансовом секторе и переход значительной части банкинга в теневой валютный сегмент – свидетельствуют о возможной готовности власти к дефолту и даже санкциям со стороны FATF. Вариантом же выхода из такой ситуации в том числе может быть перезагрузка финансовой системы. «Сейчас любое политическое решение или любая политическая смена фигур может повлечь за собой в яму всю финансовую систему», – предостерегает директор инвестиционно-консалтинговой компании «Амонд Инвест» Сергей Креймер. Он считает, что полезным был бы опыт Новой Зеландии, где за несколько лет государство запустило вместе со старой системой новую, и постепенно на нее перешло. «Никто даже не заметил, что система перезапущена, хотя она была новой, а также были включены механизмы контроля общественными организациями за тем, как работает система», – указывает Креймер.

По материалам: Ua-banker.com.ua


Теги статьи: БанкиТеневой банкинг

Дата и время 06 января 2015 г., 13:33     Просмотры Просмотров: 2897
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
24 ноября 2017 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.099031