АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 4°C
Харьков: 6°C
Днепр: 7°C
Одесса: 7°C
Чернигов: 3°C
Сумы: 5°C
Львов: 3°C
Ужгород: 6°C
Луцк: 4°C
Ровно: 4°C

Оружие для армии Украины: что сделал, делает и может сделать «Укроборонпром»

Оружие для армии Украины: что сделал, делает и может сделать «Укроборонпром»
Оружие для армии Украины: что сделал, делает и может сделать «Укроборонпром»

Об обновлении и производстве военной техники, утраченных мощностях и скандалах в отрасли.

Роман Романов: «За II-е полугодие 2014-го мы поставили в армию больше оружия, чем за все годы существования Укроборонпрома». Директор Укроборонпрома в эксклюзивном интервью «Тижню» рассказал об обновлении и производство военной техники, утраченных мощностях и скандалах в отрасли.

Роман Романов, с июля 2014 года возглавляющий стратегический государственный концерн «Укроборонпром», является классическим представителем менеджеров «порошенковского призыва». То есть предпринимателем, имеющего опыт работы с г-ном Порошенко, за что на него уже успели вылить кучу грязи. Не меньше критики посыпалось из-за скандалов с поставкой якобы неготовой или некачественной техники в войска, закупку определенных видов вооружения за рубежом и тому подобное. Хотя есть и результат: в последние месяцы в войска действительно пошел поток техники.

— Вас часто обвиняют в непрофессионализме, ведь по первому образованию вы учитель физики, а по специальности предприниматель, и не имели никакого отношения к армии. Ваша главная цель работы в Укроборонпроме и почему Вы сюда вообще пошли?

— Во-первых, я родился в семье военнослужащих, поэтому с детства был окружен военными, и мне больно за состояние армии. Да, я имею диплом учителя физики, чем горжусь, потому что благодаря этому во мне проснулась любовь к точным наукам. Предприниматель по специальности, я возглавлял Совет малых предприятий Херсона, был депутатом местных городского и областного советов. Окончил MBA, практику проходил в Гонконге и Макао.

Организовал около 35 предприятий с нуля, то есть я являюсь профессиональным менеджером. И именно в этом качестве назначен на должность. Имею опыт работы в реальном секторе экономики, чем и является прежде всего Укроборонпром. Моя главная цель как менеджера — доходность. Государственная собственность должна обеспечить ей прибыль, а не убытки.

Мы должны приносить деньги в бюджет, чтобы потом работали больницы, подметались улицы, строились дороги и тому подобное. Нужно делать качественный бизнес. Невероятно раздражает, что сейчас в армии, оборонке и войне теперь все стали разбираться, как в футболе, то есть все и сразу. И когда постоянно критикуют, то я отвечаю только одно: не нравится, что делаю я, приди и сделай сам. Кстати, у нас на сайте постоянно открытый конкурс резюме, поэтому всех критиков среди «диванной сотни» приглашаю на работу.

— Проведена ли ротация руководящих кадров на предприятиях концерна и в самом Укроборонпроме? Какие результаты вашей деятельности за полгода?

— 23 года Укроборонпром деградировал, в основном продавая советское оружие. А если и были какие-то контракты на производство новой продукции, то выполнял их очень медленно. И каждый контракт был рассчитан минимум на два-три года. И если внутренние заказы для украинской армии и поступали, то мизерные — на несколько тысяч гривен.

Просто была другая политическая воля. А теперь нам нужно было все делать «на вчера». Я пришел сюда со своей командой, как мы здесь шутим, молодых «очкариков-ботанов», почти все они не имели опыта в военной области. Моему первому заместителю немногим более 30 лет, заместитель по внешнеэкономической деятельности тоже молодой, имеет степень MBA. Из старого руководства оставили только несколько человек. Я сменил на сегодня 12 руководителей предприятий из более чем 100, которые входят в Укроборонпром, который фактически является неким министерством военной промышленности.

Большинство этих объектов были убыточны, на сегодня имеем восемь прибыльных. Мы потеряли 12 предприятий в зоне АТО в пяти городах. Еще 13 находятся в состоянии санации или банкротства. Уверенно утверждаю, что за шесть месяцев 2014-го мы сделали и поставили в армию больше, чем за все годы существования концерна.

За первое полугодие 2014-го убытки Укроборонпрома составили 400 млн грн. 2014-й мы закончили с прибылью в 150 млн грн. То есть не только погасили убытки, но и заработали — всего 0,5 млрд грн. Открыли 2 тысячи новых рабочих мест, при этом отдав 40 млн грн долгов по зарплатам. На внутренний рынок, например, Министерству обороны, поставили во втором полугодии на 1,5 млрд больше продукции, чем в первом. Как мы это сделали? Абсолютно не благодаря тому, что я гениальный руководитель.

Прежде всего, и это главное, ввели систему электронных торгов, которая реально работает с 6 ноября. Чтобы вы понимали, на сегодня провели уже более 300 тендеров и сэкономили около 4 млн грн. Например, у Киевского бронетанкового завода (КБТЗ) были позиции, по которым удалось сэкономить до 60%. Каким образом? Провели на КБТЗ 17 тендеров. То есть, ему 17 раз нужно было покупать металл, пластмассу, резину и тому подобное. Ранее на 17 запросов было бы ровно 17 предложений от фирм, принадлежащих куму, брату, свату директора. А теперь было подано около 2 тысяч. Вот таким образом нам и удалось сэкономить в среднем по предприятиям холдинга 35-36%.

Каждый завод, который входит в концерн, — отдельное самостоятельное производство. Мы лишь утверждаем планы директорам и не имеем права вмешиваться в оперативную хозяйственную деятельность, то есть не можем сказать: «Покупай запчасти там-то», у них отдельные счета. Через нас проходят вопросы координации и согласования. Руководителя можем снять, если он не выполняет заказов или просто ворует. Относительно того, почему уволили только 12, все просто: нехватка кадров.

Как вы думаете, легко ли сейчас подобрать человека, который имеет опыт работы в бронетанковой или ракетной отрасли, знает основы маркетинга, не совсем мошенника и который был бы лучше имеющегося чиновника, да еще и чтобы завод ни на секунду не прекращал выпускать стольнужную продукцию? Ищем профессиональных управленцев повсюду. Кроме того, изменили порочную практику, когда после назначения главы Укроборонпрома к нему приходили директора заводов, и он им рассказывал, сколько нужно заплатить за право остаться в должности. Как вы думаете, после такого этот директор мог что-то от них требовать?

— Способны ли предприятия украинского ОПК обеспечить ВСУ оружием собственного производства? По каким позициям — да, а по каким нет?

— Укроборонпром делает все возможное — гарантирую. Но когда в середине прошлого года Министерство обороны вдруг захотело легкие бронированные автомобили, которые раньше просто не выпускали, то их и не было сразу откуда-то взять. Но в этом году мы отправляем в войска наши первые бронемашины «Дозор-Б». А до этого удовлетворяли потребность теми же английскими «Саксон», вокруг которых пытались раздуть огромный скандал, мол, это старый хлам и тому подобное.

Я уже не говорю о том, каким образом может устареть «броня», если на ней заменить двигатель, подшипники, а производитель предоставляет гарантию. Если появилась возможность купить качественную технику, в которой остро нуждаются войска, по в десятки раз более низкой цене, то почему ее не купить?

Конкретные цифры: в Турции машина класса «Саксон» стоит €460 тыс., тогда как британская обошлась нам в пределах €50 тыс. Со всеми платежами. «Дозор-Б» стоит, для сравнения, около $200 тыс. Чтобы все понимали трудоемкость военного производства, скажу: чтобы создать один такой автомобиль, у нас работает 40 предприятий-смежников. Поэтому на тот момент, когда украинская промышленность просто не могла еще производить бронемашины, эти 75 «Саксон» были лучшим вариантом для сохранения человеческих жизней.

— Недавно разразился огромный скандал по поводу танков, которые президент торжественно передал войскам, а они оказались не готовы.

— Виновным в этой ситуации является конкретный генерал Минобороны, который и дал команду пригнать недо-обновленную технику, и который уже, кстати, уже уволен. Эти танки не прошли военную «приемку», не были доукомплектованы, Укроборонпром не ставил свою подпись под их передачей в войска. Человек решил заняться «показухой» — и соответствующий результат не заставил себя ждать.

Гарантирую, что если нечто подобное произойдет в моем концерне, завтра же этот человек будет уволен. В Украине многоступенчатая система проверки техники: сначала внутренний отдел технического контроля, упомянутая выше военная «приемка», которая проводит полноценную проверку. В том случае ни мы, ни они технику не согласовывали. Зато создали 47 выездных бригад для работы на фронте, и люди героически под огнем извлекают подбитую технику для ремонта — уже восстановили около тысячи единиц непосредственно в зоне АТО.

— Способна ли украинская оборонка производить совершенно новую технику, а не только перерабатывать и модернизировать старую советскую?

— За последние месяцы восстановлено и модернизировано более 700 единиц техники и выпущено 350 новых. Планируем создавать свое боеприпасное производство, ведьпатронный завод в Луганске мы потеряли. Голову пеплом посыпать не надо — на складах еще вполне достаточно боеприпасов. Проблема в том, что луганский завод изготавливал припасы не только для ВСУ, но и на продажу по всему миру, поэтому россияне и вывезли оттуда все оборудование — убирают конкурентов.

По модернизации, то большинство этих танков — это Т-64, модернизированных до «Булата», но это фактически уже другой танк с совершенно улучшенными показателями, разве что корпус старый. И благодаря этому мы экономим средства. Представьте себе, если бы сейчас надо было варить еще и новые корпуса. Давайте посчитаем: капитальный ремонт стоит около 1 млн грн.

Для сравнения: один новый «Оплот» — 80 млн грн. Теперь вы понимаете, почему мы ремонтируем старое? Конечно, МО выберет 80 танков вместо одного. Что касается артиллерии, то конкретно занимаемся организацией производства стволов больших калибров, потому что раньше наше КБ «Артвооружение» выпускало самое большее 30-мм орудия для БМП и работало два дня в неделю. А сейчас — семь дней в неделю.

— Не могу не упомянуть о ситуации с канадскими самолетами, которые якобы нам предлагали ...

— Даже не буду говорить о ложности этой информации. Однако представим, что действительно на каком-то аэродроме у нас стоят 20 F-16. И что дальше? Им же нужно специальное обслуживание, которое мы не можем пока обеспечить: подключение заправок, электрические вилки, которых у нас нет, специальные генераторы и, главное, люди. Механики, пилоты, специалисты по эксплуатации.

А все эти 23 года ОПК уничтожался, людей не учили. Поэтому даже разговор об этом смешно вести. Мы сейчас организовали при Укроборонпроме 27 курсов по обучению военнослужащих, которые в дальнейшем будут проходить службу на этой технике. То есть если сдаем 20 БТР, то одновременно предлагаем МО двухнедельную программу подготовки для экипажей еще до приема техники. Далее, после ее получения, они же обкатывают и обстреливают технику на наших полигонах.

— Полностью ли прекращено (военно-техническое) сотрудничество с Россией, и каковы потери украинского ВПК вследствие этого?

— Наша оборонная промышленность в результате прекращения сотрудничества с Россией потеряла 3,3 млрд грн. Мы получали из РФ около 30 тыс. наименований. Сегодня налажен выпуск на украинских заводах уже около 11 тыс. заменителей — это 30%. Прежде всего речь идет об авиационной технике, где мы вообще поднялись после прекращения сотрудничества. Там уже налажен выпуск более 4 тыс. категорий изделий. Экономим следующее: цена БТР как была, например, 1 млн, так и есть, но теперь эти деньги остаются в Украине.

— Продает ли Укроборонпром технику за границу?

— На сегодняшний день ни один контракт и ни одна единица техники из Украины не может быть продана без согласования с Межведомственной комиссией по политике военно-технического сотрудничества и экспортного контроля при СНБО, согласно приказу президента, а также с Государственной службой службой экспортного контроля. Но если у нас есть контракты, их же надо выполнять?

Например, на ремонт авиационных двигателей. У нас есть несколько качественных таких заводов. И при этом они имеют свободные мощности и спрос из-за рубежа. Неужели не можем заработать деньги для государства? Вот как это выглядит. Мы получаем заказ, направляем его на рассмотрение МО и комиссии и, если те позволяют, то есть считают, что оно не вредит оборонному заказу для ВСУ, начинаем работать.

За полугодие у нас появилось 20 новых иностранных партнеров, с которыми заключены контракты на $450 млн. Прежде всего речь идет о предоставлении услуг, а также о более 70 единицах готовой продукции и десятках тысяч единиц стрелкового оружия. Повторюсь: мы не принимаем решение о том, нужна ли эта техника, а лишь получаем разрешение или запрет на продажу. Кстати, было немало случаев, когда МО, несмотря на то, что не могло найти сразу непосредственное применение той или иной технике, все равно просило ее придержать, а не сбывать.

Более того, часто мы спонсируем МО. Помните, недавно в армию поступила большая партия САУ «Гвоздика»? Их еще два года назад выкупил один завод для ремонта и продажи за границу. Так и должно было случиться. Но Минобороны их нашло и потребовало сразу им отдать «просто так». Мы объяснили, что, мол, без проблем, берите, отдадим бесплатно хоть сейчас, но если вы не хотите банкротства предприятия, то заплатить таки надо.

И в министерстве довольно долго не находился тот, кто согласился бы поставить свою подпись под обещанием заплатить деньги постфактум. К счастью, был достигнут компромисс, и САУ сразу пошли в войска. У меня вообще вопрос, почему этих «Гвоздик» не было по штатному расписанию в армии? Почему за это никто из военных до сих пор не сел? В конце концов, у каждого своя компетенция — мы только выпускаем оружие, а то, как его использовать, решает МО. Находимся с ними в диалоге, стараемся, как патриоты и специалисты, подсказывать, где можем.

Еще был интересный случай, когда началась истерика, мол, Укроборонпром продает оружие гражданским, после того как один благотворительный фонд купил у нас винтовки. Спрашиваем нашу службу безопасности и проводим внутреннее расследование, почему она дала разрешение. Оказывается, конечным получателем является МВД, под контрактом стояла подпись Авакова, а благотворительный фонд просто заплатил деньги, вполне легально и нормально. Вот таких случаев, когда нас обвиняют, не проверив и не понимая, уже даже считать не хочется.

— Как насчет сотрудничества с западными союзниками? Что и кто нам продает?

— Например, Украина получает высокоточное снайперское стрелковое оружие, средства контрбатарейной борьбы и тому подобное. В большинстве случаев партнеры идут нам на уступки и по цене, и по срокам производства, ведь на оружейном рынке контракты преимущественно расписаны на несколько лет вперед. Я лично объездил все страны, в которых мы хоть что-то закупаем, и просил нас выручить, потому что мы в беде, и нам нужно срочно и по хорошей цене.

Чаще всего понимают. Крупнейшими партнерами являются США, Великобритания, Литва, Польша, которые действительно помогают. Есть еще также Сербия и Болгария (боеприпасы советского образца). Постоянно контактируем со многими послами, которые нам тоже помогают, в частности Эстонии, Латвии. Хотим привлекать иностранные компании, например Lockheed Martin, Airbus, Textron, Boeing, которые обладают высокими военными технологиями, для общего оружейного производства.

Нам это очень интересно, ведь украинская армия требует современных вооружений, и если его выпускать в стране, это будет очень выгодно. Для них такое сотрудничество также представляет интерес, потому что у нас много хороших оружейных предприятий с большим опытом работы.

Сейчас с Польшей разрабатываем первый отечественный бронетранспортер по стандартам НАТО. Вижу стратегическую цель в том, чтобы перевести всю технику на стандарты Альянса, чтобы, когда придет время вступать в него, все было к этому готово. Как, например, Швеция, хотя и не в НАТО, но имеет натовские стандарты вооружения. Это также вопрос не только обороноспособности, но и бизнеса — мы открываем для себя рынки Европы, а не только Азии или Африки, как прежде.

— А как насчет скандала с иностранными тепловизорами, закупленными через ваш концерн, о которых говорили, что на самом деле они отечественного производства и плохого качества?

— Несмотря на статус государственного концерна, мы являемся лишь одним из поставщиков вооружения для МО. И в случае с теми тепловизорами наш Укринмаш участвовал в тендере, где соперником была одна отечественная компания, которая предлагала свою продукцию на 42 млн грн дороже. И когда они проиграли, стали нас обвинять в ряде заказных материалов, что, мол, мы продали некачественные тепловизоры одесского производства вместо иностранных по цене иностранных.

Это бред, конечно, не говоря уже о том, что если бы МО хотело приобрести отечественные тепловизоры, спокойно могло это сделать без нашего участия. Теоретически может и за рубежом покупать без нас, но по факту так не делает, потому что, в конце концов, Укроборонпром является главным субъектом экспортно-импортных операций с вооружением. А эта ситуация не случайна — кто-то хочет выбить с рынка государственное предприятие, которое работает с рентабельностью 3% и даже иногда меньше, поэтому, разумеется, ,eltn автоматически выигрывать все тендеры. На внутреннем рынке мы не зарабатываем, а комплектуем армию. Это задача президента.

СПРАВКА

Роман Романов — украинский предприниматель, государственный служащий. Родился в 1972 году в городе Потсдам (Германия). Окончил Херсонский государственный педагогический институт им. Н. К. Крупской (специальность — преподаватель физики и информатики). С 1992-го предприниматель. Владелец автосалона «Автопланета плюс», который основал в 2001 году. С 2003 года член Союза предпринимателей малых, средних и приватизированных предприятий Украины и Ассоциации работодателей Украины.

С 2005-го возглавляет Херсонский региональный союз малых, средних и приватизированных предприятий Украины. В 2005-м назначен заместителем председателя Херсонской совета предпринимателей при главе Херсонской областной государственной администрации. Дважды подряд (2006 и 2010 годы) избирался депутатом. В 2006 году избран депутатом Херсонского городского совета V созыва.

В 2010-м — депутатом Херсонского областного совета от партии «Фронт змін», где стал членом Постоянной комиссии по вопросам промышленности, строительства и жилищно-коммунального хозяйства. В 2012-2014-м учился в Международном институте менеджмента (МИМ-Киев), получил степень MBA Senior Executive. На президентских выборах в 2014 году руководил избирательной кампанией кандидата Петра Порошенко в своем регионе. С 4 июля 2014 года является генеральным директором Государственного концерна «Укроборонпром».

Богдан Буткевич, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


Теги статьи: Роман РомановУкроборонпром

Дата и время 22 января 2015 г., 15:20     Просмотры Просмотров: 4216
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Сдаться с поличным: «Укроборонпром» отчитался о нарушениях на 657 млн гривен
В "Укроборонпроме" выявили нарушений на сотни миллионов
Топ-менеджера "Укроборонпрома" уволили за многочисленные финансовые махинации

ВСУ показали новое оружие, убивающее за 60 секунд
Арестованный в Саудовской Аравии принц аль Валид оказался причастным к схемам "Укроборонпрома"
Луценко: Чиновники Укроборонпрома присвоили 200 млн грн

Украина возобновила выпуск средств радиоэлектронной борьбы на шасси КрАЗов
«Укроборонпром» все-таки допустит к себе ревизоров
"Укроборонпром" не допускает государственных аудиторов к проверке

Люди Порошенко присвоили почти 100 миллионов "оборонки"
Одни проливают кровь в зоне АТО, другие на них зарабатывают: Вот какую дрянь поставляют солдатам на передовую
В Украине разработали «умный» артснаряд

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.06322