АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: -4°C
Харьков: -5°C
Днепр: -1°C
Одесса: 2°C
Чернигов: -3°C
Сумы: -5°C
Львов: 0°C
Ужгород: 1°C
Луцк: -2°C
Ровно: -2°C

Анатолий Юркевич. Финансовый крах кредитного мошенника

Анатолий Юркевич. Финансовый крах кредитного мошенника
Анатолий Юркевич. Финансовый крах кредитного мошенника

Он очень не любит платить по долгам.

Еще один украинский «олигарх в кредит», который не хочет отдавать свои долги, но зато «наваривает» сотни миллионов на тендерах с единственной воинской частью. Анатолий Юркевич вполне может встать в один ряд с одиозным бизнесменом, задолжавшим своим кредиторам миллиарды. Конечно, долги Юркевича на порядок меньше, но зато он вообще не собирается их платить – ни в Украине, ни в России, ни в Европе. Да он и не смог бы этого сделать при всем желании, поскольку должен в 14 раз больше, чем имеет! Поэтому владелец компании «Милкиленда» и торговой сети «Край» пытается спасти их остатки тем, что придумывает новые мошеннические схемы, пишет в интернет-издании SKELET-infoСергей Варис.

Первый «кидок»

Юркевич Анатолий Иванович родился 30 августа 1968 года в городе Чимкент Казахской ССР (ныне – Шымкент, Казахстан), в семье Ивана Антоновича и Ольги Федоровны Юркевичей (1940 и 1946 г.р.). О своей семье, равно как и о том, как и когда она перебралась в Киев, он ничего не рассказывает, поэтому объяснить успешный старт бизнеса Юркевичей в самом начале 90-х довольно трудно – ну разве что типичной сказкой «трудились не покладая рук», которую пересказывают все украинские олигархи. Так что вполне логично, что ответ на эти вопросы многие пытались найти в биографии его отца, которая до сих пор является совершенно закрытой, что породило множественные и противоречивые слухи. По одной версии, он бывший военный, по другой, был офицером КГБ, по третьей был связан с довольно могущественной в 80-е годы чимкентской мафией, по четвертой был «простым» преподавателем вуза. Но почему-то вниманием незаслуженно обделена его почтенная матушка, ибо SKELET-info достоверно известно, что Ольга Ивановна работала в Чимкенте руководящим чиновником в торгово-финансовой отрасли. Работала и при советской власти, и в 90-х, в связи с чем она не поехала сразу в Киев к детям, а осталась в Чимкенте и получила гражданство Казахстана. А вот в конце 90-х Ольга Ивановна, сохраняя казахстанское гражданство, появилась на Украине в качестве директора и совладельца то одного, то другого предприятия семьи Юркевичей. Семейный бизнес Юркевичей записан именно на неё и детей, в то время как Иван Антонович остался как бы ни при делах и уже давно нигде не упоминается.

Известно то, что родители непосредственно приложили руку к первому бизнесу своего сына, а потом и дочери. Да, у Анатолия Юркевича есть младшая сестра – Оксана Ивановна Канарчук (1973 г.р., в девичестве Юркевич), являющаяся бизнес-вумен и супругой экс-депутата Киевсовета Александра Канарчука. Последний известен тем, что его фирма ПАО «Комбинат Стройиндустрии» регулярно выигрывает в Киеве многомиллионные тендеры.

После окончания школы, Анатолий Юркевич поступил в Киевское высшее военно-инженерное училище связи (ныне — Военный институт телекоммуникаций и информатизации КПИ), которое он окончил в 1990-м году. Но не получил распределение куда-то «к черту на рога», а был оставлен в этом же училище «на аспирантуру», начальником отделения учебной лаборатории. Что, опять же, говорило о наличие у него какой-то протекции.

В стенах училища Анатолий Юркевич близко сошелся с преподавателем Юрием Безбородовым, являющегося родным братом российского генерала и экс-депутата Госдумы Николая Безбородова. Именно Юрий Безбородов стал одним из создателей и первым руководителем открытого при училище «кооператива» НПВФ «Банкомсвязь». Туда же в апреле 1992-го года перешел на работу Анатолий Юркевич, став заместителем Безбородова.

Изначально предприятие собиралось заниматься «профильным» бизнесом, то есть системами связи – так планировал Безбородов. Даже нашли первых крупных клиентов: это был банк «Украина», в то время купавшийся в дармовых бюджетных финансах, и предприятие «Укргазпром» (предшественник «Нафтогаза»). Но у Юркевичей были свои взгляды на бизнес, и они уговорили Безбородова «нарастить капитал», занимаясь оптовой торговлей. И вот под вывеской «Банкомсвязи» была быстро выстроена коммерческая цепочка: из Украины в Казахстан Юркевичи возили некое оборудование, там по бартеру меняли его на жесть, которую везли в Прибалтику и меняли там на шпроты и соки, а их уже везли продавать в Украину. Вот так Юркевичи и занялись торговлей продуктами.

Однако в 1993 году НПВФ «Банкомсвязь» распалось: на ООО ««Банкомсвязь» Безбородова, занявшееся всё-таки связью (будущий «Голден Телеком»), и торговую АО «Банкомсвязь» (ЕГРПОУ 19353391), которую контролировали Юркевичи и их компаньоны по бартерным схемам. Позже Анатолий Юркевич утверждал, что «между нами произошли разногласия, и мы с единомышленниками отделились». Юрий Безбородов описывал раскол НПВФ «Банкомсвязь» иначе: Юркевичи просто кинули его, оставив с огромным долгом. Схема была такой: на НПВФ «Банкомсвязь» был оформлен большой кредит, затем Юркевич вывели на свою дочернюю фирму, и вышли из НПВФ, оставив долг по кредиту на Безбородове – за который он расплатился своей киевской квартирой. Вот так Юркевичи совершили первую аферу с кредитами, кинув своего бизнес-партнера, и создали первый капитал.

Вместе с Анатолием Юркевичем из НПВФ «Банкомсвязь» вышел и Михаил Попов, до конца 90-х остававшийся его основным компаньоном. Но в 2001-м они тоже расстались, и Попов вернулся в Россию, где с 2003 года работал коммерческим директором и заместителем председателя проявления «НОВАТЭК» — крупнейшей, после «Газпрома», газовой компании РФ.

От России до оффшоров

Вероятно, Юркевичи «развели» Безбородова не только на кредит, но и вычистили НПВФ «Банкомсвязь» до голых полов, потому что денег в середине 90-х у них было очень много. Впрочем, по некоторой информации SKELET-info, свои крупные приобретения они совершали опять-таки с помощью кредитов, не все из которых возвращали. Вопрос лишь в том, кто им эти кредиты давал? Думается, что темное прошлое семейного бизнеса Юркевичей в 90-х годах со временем раскроет немало интригующих скандалов.

Итак, с 1993 года Юркевичи начали активно скупать предприятия и продолжая активно заниматься торговлей всем подряд: от консервов до компьютеров. Особенно хорошо расходились прибалтийские шпроты, но толкать их под вывеской «Банкомсвязь» (БКС) было уже как-то странно, поэтому была создана компания «Море». Анатолий Юркевич открыл её вместе с Михаилом Поповым, которому она и досталась после их разрыва (Попов продал её «Интерфлоту»). А вот на западный рынок хорошо шли казеин и сухое молоко, поскольку тогда их себестоимость была намного ниже, чем в Европе. Так в 1994-м появилась компания «БКС-Милтек», которая через несколько лет перерегистрировалась в «Милкиленд» — давшей начало целому холдингу, позже перерегистрированного в Нидерландах и имеющего свои дочерние фирмы в Украине, Польше и России.

1

Одной из особенностей бизнеса Юркевичей является запутанность схем принадлежащих друг другу фирм, которые в итоге уходят корнями в оффшоры. Если вы посмотрите на приведенный список, то увидите, что оффшорные фирмы Юркевичи начали создавать еще в конце 90-х. При этом одни оффшорные фирмы принадлежат другим, так что разобраться, кто есть кто довольно сложно. Но всё же известно, что, например, багамская «Ditel, inc» стала владельцем АО «Банкомсвязь», или что на панамскую «KRAI CORPORATION» была записана сеть маркетов «Край».

2

3
(чтобы увеличить, нажмите на изображение)

Структура «Милкиленда» тут является самой запутанной. Итак, в Украине работает фирма «Милкиленд-Украина» (имеющая дочерние компании), которая принадлежит зарегистрированной в Нидерландах «Milkiland N.V.». Та, в свою очередь, на 73% принадлежит фирме Анатолия Юркевича «1 Inc. Cooperatief U.A.» (остальные акции были размещены на бирже) через панамскую фирму «Milkiland CORPORATION», и управляется через панамскую же «1 INC-UKRAINE». Возникает вопрос: а нужны ли честному производителю молочной продукции, каковым заявляет себя Анатолий Юркевич, такие замысловатые оффшорные схемы?

Но он также время от времени позиционирует себя «посконным патриотом», посылал своих людей на первый Майдан и поддержал второй, жаловался на попытки забрать его бизнес российским «Сбербанком» — при этом уже более 10 лет развивая в России свой бизнес. Речь идет, в частности, о российском ООО «Милкиленд-РУ» (ИНН 7715937669), который владеет Останкинским молочным комбинатом в Москве (завод обанкрочен в 2017 году из-за кредитных долгов) и здравствующими ООО «Курск-Молоко» (ИНН 4632173083) и ООО «Новомосковский молочный комбинат» (ИНН 7116149771).

Дерибан под шум Майдана

Во второй половине 90-х Анатолий Юркевич и Михаил Попов купили два молокозавода: в Нежине и Каменец-Подольском, причем они обошлись им всего в несколько сот тысяч долларов каждый (по цене киевских квартир). Возможно, эти предприятия тоже стали бы производить лишь сухое молоко, но тут из Казахстана приехала Юркевич-мама, взявшая молокозаводы в свои руки, и запустившая на них производство сыров. Дело пошло, и новосозданная компания «Милкиленд» начала стремительно развиваться – и скупать в Украине новые предприятия. А помогала Юркевичам в этом расторопный юрист Татьяна Козаченко. Да-да, та самая, которая в 2014 году стала директором Департамента по вопросам люстрации Минюста!

Татьяна Козаченко
Татьяна Козаченко

В 1997-м она получила в Хмельницком институте регионального управления и права диплом юриста, два года пыталась работать преподавателем, потом бросила и переехала в Киев, где устроилась юристом в АО «Банкомсвязь». Быстро освоилась, огляделась – и вышла замуж за Виталия Козаченко — который был топ-менеджером фирмы с 1996 по 2009 год. Своим особым талантом и находчивостью она заинтересовала Юркевичей (то ли сына, то ли маму), которые нашли ей куда лучшее применение, чем штатного юриста. Для начала они создали отдельную фирму «БКС-Капитал», куда Татьяна была переведена замначальника отдела. А после получения ею лицензий адвоката (2002) и арбитражного управляющего (2003), Татьяна Козаченко возглавила «БКС-Капитал». В 2007-м была создана новая фирма – юридическая компания «Капитал», Козаченко стала её совладельцем и руководителем, а её видимая связь с «Банкомсвязью» и Юркевичами исчезла. Что и позволило потом надеть ей маску «общественного юриста», стать защитником участников Евромайдана и пронырливо пролезть на должность главы Департамента люстрации. При этом в течение 2015-2017 вокруг Татьяны Козаченко постоянно вспыхивали скандалы по поводу её задекларированном и реальном имуществе. Общественность вполне закономерно волновалась: если у главы Департамента люстрации откуда-то появляются миллионы гривен и дорогущие авто, то не значит ли это, что ей «заносят»?

Вернемся в начало «нулевых», когда Татьяна Козаченко занималась вовсе не люстрацией и защитой оппозиционеров, а фактически юридическим рейдерством и мошенничеством в пользу компаний Анатолия Юркевича. Речь идет о настоящей схеме, по которой Юркевич получил в свое полное распоряжение «за долги» сразу несколько молокозаводов. Произошло это в декабре 2004 года: в Киеве еще шумел первый Майдан, куда Юркевич отправил «поддержать выбор народа» ряд своих сотрудников, но Татьяны Козаченко среди них не было, тогда она находилась в Хмельницком, где была арбитражным управляющим доведенного до разорения холдинг ОАО «Хмельницкмолпром». Юркевичи положили на него глаз сразу после того, как в 1997-м купили молокозавод в Каменец-Подольском. Уже в 1999-м году они контролировали холдинг и начали разорять его своими схемами с участием компании «БКС-Экспорт» и других фирм Юркевича, из-за которых «Хмельницкмолпром» работал себе в убыток, накапливая долги.

И вот 22 декабря 2004 года Козаченко переписала на принадлежащие Юркевичам фирмы «Молочный мир» (ЕГРПОУ 32769291) и «Прометей» семь молокозаводов холдинга. Среди них: Волочийский сыродельнический завод (поселок Волочиск Хмельницкой области), Изяславский маслозавод, Славутский маслоперерабатывающий комбинат и Теофипольский сыродельческий завод.

4

5

6

7

Данные выписки журналисты сделали из архивов старых хозяйственных дел, по которым эти сделки безуспешно пытались оспорить в 2007 году. Кстати, а случайно ли, что именно в том же 2007 году Татьяна Козаченко обзавелась собственной фирмой «Капитал» и скрыла свою многолетнюю связь с бизнесом Юркевичей? Наверное, нет. Но это еще не все подробности той декабрьской аферы! Оказывается, что даже при сильно заниженной оценочной стоимости этих предприятий на сумму свыше 20 миллионов гривен (4 миллиона долларов по тогдашнему курсу), Юркевич заплатил за них всего… 304 тысячи гривен. Остальное он заплатил некими «ценными бумагами», ценность которых сомнительна – это были неназванные векселя.

Журналисты копали глубже, и нашли еще одну интересную сделку за апрель 2006 года, когда многострадальный «Хмельницкмолпром», так и пребывавший в состоянии перманентной санации, был вынужден купить векселя «Укрпрофбанка» на сумму 18,2 миллиона гривен, перечислив деньги за них ООО «МалКА-Транс» (ЕГРПОУ 25568003), принадлежащей маме и сыну Юркевичам. Интересно в этом то, что данный «Украинский профессиональный банк» с 1999 года принадлежал всё тем же Юркевичам! То есть они, используя коррупционную (если не сказать уголовную) схему, посредством векселей своего банка, вывели из «Хмельницкмолпрома» 18 миллионов гривен. Теперь понятно, почему это предприятие было доведено ими до вечного банкротства! Понятно так же, как именно семья Юркевичей сколачивала свой многомиллионный бизнес.
Любопытно, что в 2014 году ООО «МалКА-Транс», которое контролирует Конотопский молокозавод, засветилось в очередном громком скандале, задолжав селянам 4,5 миллиона гривен за поставленное молоко. Причем, в лучших традициях семьи Юркевичей, возвращать долги предприятие и не собиралось. А в 2015 году, оставив с носом своих вкладчиков и держателей своих векселей, лопнул и «Укрпрофбанк».

Куда уплыл «Магеллан»?

Большинство украинцев про «Укрпрофбанк» и не слышали, или же просто не замечали его вывески и рекламу, отдавая предпочтение банкам покрупнее. И всё же на начало 2014 года в «УПБ» было около 6,5 тысяч вкладчиков, разместивших в нём депозиты на сумму более 200 тысяч гривен. Умножим, подсчитаем, получим 1,3 миллиарда гривен, и это только по крупным депозитам! Плюс еще 120 миллионов рефинансирования, выделенные Нацбанком в 2014 году, когда «УПБ» уже начал процедуру самоликвидации и разворовывания средств. Из материалов уголовного производства №42015100000000795, открытого СБУ (но так и не доведенного до конца), в марте 2014 года «УПБ» начал щедро раздавать кредиты подставным фирмам (ООО «Развитие-2012» и ООО «ФК Аурум Финанс») и подставным лицам из числа работников банка. Так из банка вывели 2,42 миллиарда гривен (по данным СБУ), а в результате мошенничества Нацбанк не получил обратно свои 120 миллионов рефинансирования. Когда же «УПБ» признали проблемным и решили назначить в нем временную администрацию, то люди Юркевича начали спешно выносить из него даже офисную мебель!

8

Естественно, что государство попыталось вернуть своё, хотя бы частично. Было возбуждено еще одно дело №12015100000000490, теперь уже МВД. В ответ Анатолий Юркевич начал утверждать, что не имеет к «УПБ» никакого отношения. Формально это было так, ведь к тому времени он уже избавился от акций банка, да ранее они были запрятаны в недра его оффшоров. Однако, по данным SKELET-info, имелись договоры между «УПБ» и Нацбанком, по которым компания «Милкиленд-Украина» выступала поручителем банка, и от этого было уже не отвертеться. И всё же Нацбанку пришлось доказывать свою правоту через суд. Юркевич парировал встречными исками, стараясь не допустить ареста имущества своих компаний, к которым и без того уже предъявили свои претензии многочисленные кредиторы.

Положение «молочного короля» ухудшалось с каждом днем, его состояние сдулось на порядок (с 390 до 40 миллионов долларов), акции его фирм уже вряд ли можно было назвать ценными бумагами: в Польше их стоимость упала с 50 до 1,2 злотых! Размер кредитных долгов Юркевича в 14 раз превышает стоимость его собственных активов. Тот же холдинг «Милкиленд» должен украинским, европейским и российским кредиторам 149,37 миллионов евро (в частности, «UniCredit Bank Austria AG» и российскому «Райффайзен Банк»). Еще он должен «Укрэксимбанку», банкам «Форум» и «ВТБ», двум польским и одному французскому банку. Всё, что сейчас делает Юркевич – это пытается договориться о реструктуризации долгов, подает встречные иски или уводит имущество из залога мошенническими способами. В мае 2017-го суд запретил Анатолию Юркевичу покидать пределы Украины по иску ООО «Компания Фортуна», которой «Милкиленд» задолжал 65 миллионов гривен. Через месяц в офис АО «Банкомсвязи» нагрянуло СБУ, и Юркевичу пришлось снова обращаться к услугам Татьяны Козаченко.

Самой большой головной болью Юркевича остается киевский ТРЦ «Магеллан», за который он отчаянно боролся, прибегая даже к прямому мошенничеству. Сеть собственных маркетов и торговых центров Юркевичи основали еще в 1999-м. Непосредственно магазинами владеют компания «Край Проперти» (ЕГРПОУ 24365189), «Край-3» (ЕГРПОУ 32043092) и другие, которые записаны на оффшорную «KRAI CORPORATION». И вот в 2011 году украинский филиал российского «Сбербанка» открыл компании «Край Проперти» кредитные линии №119-В/11/55/КЛ и №120/В/11/55/КЛ на сумму 56,2 миллиона долларов. В качестве залога «Край Проперти» оформила принадлежащий ей киевский ТРЦ «Магеллан», а вышеупомянутая фирма «Прометей» стала поручителем «Край Проперти», заложив принадлежащие ей (после дерибана 2004 года) Славутский маслодельный комбинат и Волочисский сыродельный завод. Да, те, что он получил практически даром!

Нетрудно догадаться, что эти 56 миллионов долларов, равно как и 149 миллионов евро, и прочие долговые обязательства, как раз и составляли основу состояния Анатолия Юркевича в тучные для него 2011-2013 г.г. Но затем пришла пора платить по долгам. К концу 2016 году долг Юркевича перед «Сбербанком» составил уже около 65 миллионов долларов (сейчас уже 68), и он уже согласился, было, отдать банку ТРЦ «Магеллан», как вдруг «передумал». Юркевич пошел на хитрость: затянул передачу «Магеллана», а сам тем временем вывел его из залога. Для этого он использовал юридическую комбинацию, в которой, возможно, не обошлось без помощи всё той же Татьяны Козаченко. А именно: вдруг оказалось, что право на «Магеллан» предъявила оффшорная фирма «Lanex Inc», чьим преемником с 2015 года является оффшорная же «Artprogroup Ltd». Интересно, что формальным владельцем «Lanex Inc» являлся Евгений Балушко – на которого также был оформлен и «Укрпрофбанк»! Похоже, что он является личным Фунтом семьи Юркевичей! Так вот, по иску «Artprogroup Ltd» быстренько организовали суд, тот вынес нужное решение, после чего государственный регистратор Маломихайловского сельсовета (!) Покровского района Днепропетровской области переписал «Магеллан» на нового собственника.

9

И снова начались судебные тяжбы, в ходе которых «Сбербанк» доказывал незаконность увода ТРЦ из залога. В конце концов, в мае 2018 года Верховный Суд Украины постановил, что «Сбербанк» имеет законное право забрать ТРЦ за долги (хотя его рыночная стоимость не покрывает и половины долга). Но к этому моменту Юркевич уже разыграл «патриотическую карту»: заявил в СМИ, что «банк государства-агрессора» осуществляет рейдерский захват имущества украинского производителя прямо в центре Киева, обратился за поддержкой к национал-патриотам и правым радикалам. Только чудом удалось избежать побоища, хотя непонятные перемещения неопознанных «титушек» по территории ТРЦ были: они назывались представителями «Сбербанка», хотя оставалось непонятным, зачем они устроили этот «налет» уже после официального решения Верховного суда? В итоге работа ТРЦ была частично парализована.

За этой шумной эпопеей с бесчисленными долгами Юркевичей по кредитам и платежам, никто не заметил, как их изначальная фирма АО «Банкомсвязь» оживленно «рубит капусту» на тендерных сделках. При этом её главным заказчиком является расположенная в Киеве воинская часть №2428, относящаяся к Госпогранслужбе. Исходя из публичных данных, эта часть занимается всевозможным электронным оборудованием для охраны границ и пограничных пунктов. Так вот, еще в 2013-2014 году АО «Банкомсвязь» выиграла у неё несколько тендеров на поставку инженерно-технических комплексов и оборудования для контроля транспорта, и физических лиц – на общую сумму свыше 300 миллионов гривен. За период 2017-2018 «Банковсвязь» выиграла еще десять тендеров на сумму 570 159 757 гривен – что составляло 90% всех её контрактов.

Всё это было бы здорово, если бы «Банкомсвязь» не принадлежала багамскому оффшору «Ditel inc», а её главный владелец не задолжал бы банкам Европы и России десятки миллионов долларов. Ведь с подобными подрядчиками не к лицу связываться Госпогранслужбе, особенно когда речь касается специального оборудования пограничного контроля.

Сергей Варис, SKELET-info


Теги статьи: Балушко ЕвгенийМагелланТрц МагелланУкрпрофбанкОффшорыГолден ТелекомБезбородов ЮрийКанарчук ОксанаКозаченко ТатьянаПопов МихаилНПВФ БанкомсвязьМилкилендЮркевич АнатолийДолги

Дата и время 26 сентября 2018 г., 21:37     Просмотры Просмотров: 1136
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Газовики сообщили, что указанный в новых платежках долг можно не платить
“Несуществующие долги”: украинцам пришли платежки за газ с доначислениями за предыдущие годы
Александр Гончаров: “Как долго при власти будут ставленники оффшорного капитала?”

К Новому году Киев "подарит" подельникам россиян более 600 миллионов
Игорь Мазепа: инвестиционная акула или «ряженый миллионер», аферист и сектант?
«Космическая» схема Гришпона. НАБУ обнародовало подробности

Дончанам угрожают запретом на выезд из «ДНР» за долги
В пользу Фукса и его подельников: с киевского метро взыскали еще более 300 млн грн
В Украине за долги забирают квартиры: как не потерять все в 2019-м

За долги по алиментам у жителя Винницы конфисковали машину
Должен более $280 млн: украинский депутат попал в банковский скандал
Собственником оффшорной компании по "делу Мартыненко" оказался детектив НАБУ – адвокат

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Поддерживаете ли вы введение военного положения?






Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.800458