АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 0°C
Харьков: 6°C
Днепр: 8°C
Одесса: 4°C
Чернигов: 0°C
Сумы: 2°C
Львов: -3°C
Ужгород: 0°C
Луцк: -2°C
Ровно: -1°C

Около 12 000 крымских татар рискуют потерять дома и землю на полуострове

Около 12 000 крымских татар рискуют потерять дома и землю на полуострове
Около 12 000 крымских татар рискуют потерять дома и землю на полуострове
После того, как Крым стал частью России, Владимир Путин неоднократно обещал дать землю крымским татарам. В указе о реабилитации репрессированных народов Крыма написано, что крымские татары смогут в упрощенном порядке оформлять в собственность объекты недвижимости.
 
С 1989 года, когда депортированные татары стали массово возвращаться на родину, земельный вопрос стал для них самым острым. Украинская власть не спешила его решать, российское правительство в этом направление почти за год практически ничего не сделало. Если не сказать хуже. Около 30 тысяч семей крымских татар по-прежнему не имеют на полуострове никакой недвижимости. Примерно 3000 семей крымских татар (или 12 000 человек), которые живут на самозахваченных участках (их еще называют полянами протеста), опасаются остаться совсем без крыши над головой, после того как крымские власти объявили о сносе всех самовольно возведённых построек до 1 марта этого года.
 
  
Дом, построенный семьей крымских татар на «поляне протеста» под Симферополем •Фото: РИА Новости
 

Сергей Аксёнов, губернатор Крыма, в течение прошлого года заявлял, что самострои на «полянах протеста» в Крыму снесут. Масла в огонь подлило обвинение в мошенничестве и недавний арест Сейдамета Гемеджи, лидера общественной организации «Себат», которая занимается жилищными и земельными вопросами крымских татар. Все это вызывает у крымских татар беспокойство и возмущение.

 

Лиля Баскакова (фамилия изменена по просьбе героини) уже восемь лет живет на «поляне протеста» в Симферополе. В 1989 году Баскакова вместе с мужем и старшим сыном вернулась в Крым из Узбекистана. «Моя бабушка, которую депортировали, почти каждый вечер перед сном рассказывала мне о черном море. Мои родители мечтали вернуться в Крым, но не успели — рано погибли. Я с детства хотела вернуться в родную Керчь, но не решалась.

 

После ферганских погромов, когда узбеки нападали на турков-месхетинцев и поджигали их дома, мы решили, что пора уезжать», — рассказывает Баскакова.

 

В Крыму Баскакова сначала жила у родственников, потом устроилась учителем в сельскую школу и поселилась вместе с семьей в общежитии. Затем они переехали в Симферополь и снимали квартиру.

 

 

 
 
Митинг крымских татар за законное распределение земель • Фото: ТАСС
 

«В 2006 году наши доходы упали. Аренда квартиры стала очень дорогой. На нее уходила вся моя зарплата уборщицы. И мы с мужем решили по совету соседки принять участие в „поляне протеста“», — рассказывает Баскакова.

 

Она и еще 900 человек заняли огромный заваленный мусором пустырь на окраине Симферополя. Баскаковы сначала, как большинство «самозахватчиков», поставили на своем участке деревянную времянку, чтобы его обозначить. Потом решили совсем переехать на «поляну протеста».

 

Своими силами залили бетонный фундамент, построили печку, санузел и кухню.

 

«Вокруг нашего домика я разбила цветник. Посадила тринадцать видов тюльпанов, сорок кустов роз, виноград. Наш участок расположен на скале, поэтому землю надо ломом долбить. Камни вытаскивать, выносить их вдоль забора, а землю обратно в яму засыпать, только потом сажать растения. Воду для питья набираем в роднике, а для стирки и умывания собираем на крыше дождевую воду. Если нет дождей, как было прошлым летом, то покупаем воду. Приобрели бензиновый генератор», — рассказывает Баскакова. Несколько раз она пыталась легализовать свой участок, тем более, в соответствии с украинским законодательством, каждый гражданин Украины имеет право бесплатно получить в собственность шесть земельных участков под различные цели. Баскакова долго пыталась получить от местных властей землю, но вопрос затягивался. В 2013 году ей все-таки разрешили оформить в собственность участок, только не тот, на котором был построен ее дом, а другой.

 

 
 

«Сказали, что мой легализовать нельзя, дом будут сносить, чтобы построить дорогу. Я пришла в ужас: последние деньги и силы были отданы в строительство дома. Но в Крыму поменялась власть и дорогу пока не строят. Возможности оформить мой участок, тоже нет, так что мне все равно, кто правит в Крыму, Украина или Россия. Ничего в лучшую сторону не поменялась. Живу, как на иголках. В любой момент за мной может приехать бульдозер», — говорит Баскакова.

 

Из-за проблем с жильем старший сын Баскаковой разошелся с женой. Она сказала, что не может в такой неопределенной ситуации растить ребенка и вернулась в родительский дом.

 

«В Крыму около 30 000 семей крымских татар участвуют в полянах протеста. Большинство застолбили свой кусочек земли, соорудили времянку, а постоянно живут у родственников или снимают квартиры. В строительство нормальных домов не вкладываются, ждут, когда власть даст возможность оформить землю в собственность. Примерно 10% из „самозахватчиков“ построили на самозахватах дома и живут там постоянно, у них просто нет других вариантов», — рассказывает Ринат Шаймарданов, директор КРОО «Крымский институт стратегических исследований».

 

Крымские татары стали занимать пустующие участки земли с 2006 по 2010 год. Самозахваты происходили не стихийно, а под руководством крымско-татарских общественных организаций и меджлиса. Украинская власть не спешила легализовать «поляны протеста», но и не грозила выселением. Только в 2011 году с приходом Василия Джарты, председатель совета министров Республики Крым, дело сдвинулось с мертвой точки.

 

 

 
Каменные времянки и мечеть, незаконно построенные на симферопольской «поляне протеста» •Фото: РИА Новости
 

«Тогда была создана „Себат“ под руководством Сейдамета Гемеджи, были проивентаризованы все поляны протеста Симферополя, составлены списки владельцев участков и утверждена дорожная карта постепенной легализации полян протеста. За 2013 год успели оформить около 3000 участков. После того, как в 2014 году Крым стал частью России, дело застопорилось. Первые лица Крыма регулярно публично заявляют, что не больше трети участников самозахватов смогут легализовать землю, а строения на самозахватах будут сносить», — говорит Шаймарданов.

 

Он уверен, что крымская власть планирует разрушить самострои и выселить татар с полян протеста.

 

Об этом говорит и арест Сейдамета Гемеджи, основного, с точки зрения Шаймарданова, защитника земельных интересов крымских татар, и закон «О предоставлении земельных участков, находящихся в государственной и муниципальной собственности и некоторых вопросах земельных отношений», который был принят в Крыму в конце прошлого года«.

 

«Этот закон лишает 70% участников „акций протеста“ возможности легализовать землю. Например, чтобы получить землю, претендующий на участок гражданин должен проживать на территории соответствующего города или района более пяти лет. При этом ни у него, ни у его близких родственников не должно быть другого жилья или участка, пригодного для строительства жилья. Сейдамет Гемеджи стал критиковать закон и требовать внесения поправок, поэтому его арестовали», — говорит Шаймарданов.

 

 

 
«Поляна протеста» под Симферополем • Фото: РИА Новости
 

Он рассказывает, что на участки по новому закону имеют право ветераны и инвалиды ВОВ и боевых действий, собственники аварийного жилья, жители Крыма, которые обеспечены жилплощадью в размере не более 10 квадратных метров на члена семьи. А также реабилитированные жертвы политических репрессий.

 

Поправка к проекту закона, включающая в льготную категорию людей, которые родились в семьях репрессированных до момента их возвращения в Крым, была отклонена.

 

Васви Абдураимов, председатель правления другой общественной организации крымских татар «Милли Фирка», тоже считает, что Гемеджи арестовали, чтобы избавиться от контроля гражданских активистов за тем, как будет распределяться земля.

 

«Ни один из важный для крымских татар вопросов не был решен. И то, как крымская власть поступает с самостроями, вызывает большое беспокойство. Пока еще ни один из домов на „полянах протеста“ не снесли. Если это произойдет, татары выйдут на улицы», — говорит Васви.

 

Михаил Шеремет, первый заместитель председателя Совета министров Республики Крым, сказал «Йоду», что «незаконные самострои будут сносить, но решение планируют принимать индивидуально по каждому случаю». Также в правительстве Крыма пояснили, что земельный вопрос в Крыму только начали решать. Недавно начали принимать заявления от желающих легализовать свой участок земли.

 

Пока от жителей Симферополя было получено только 19 подобных заявлений.

 

Дарина ШЕВЧЕНКО, Блог Йода

 


Теги статьи: ПутинКрым

Дата и время 06 февраля 2015 г., 18:42     Просмотры Просмотров: 3021
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.114843