АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: -1°C
Харьков: 4°C
Днепр: 3°C
Одесса: 0°C
Чернигов: 0°C
Сумы: 3°C
Львов: -4°C
Ужгород: 0°C
Луцк: -2°C
Ровно: -1°C

Путин живёт в «другом мире»? Часть 2: Аннексия Крыма и кризис в Украине

Путин живёт в «другом мире»? Часть 2: Аннексия Крыма и кризис в Украине
Путин живёт в «другом мире»? Часть 2: Аннексия Крыма и кризис в Украине

После аннексии Крыма путинская Россия изменила порядок, установившийся в послевоенной Европе, и изолировала себя на международном уровне. И хотя многих удивил такой поворот событий, это лишь временный апогей той политики, которая воплощается в жизнь годами. Внешне Россия стремится к великодержавию, ужесточая репрессии внутри страны.

Как понять российскую (внешнюю) политику

Тем временем массированная медийная пропаганда с идеологической подоплекой обеспечивает сохранность власти Путина. Михаэль Роик объясняет, как развиваются события на этом поприще. А также указывает на то, что российская политика в незначительной мере подвержена влиянию западных игроков и наводит примеры вводящих в заблуждение аргументов, которые стали частью публичных обсуждений в Германии.

***

ЧАСТЬ 2

Аннексия Крыма и кризис в Украине

2.1 Хронология событий

С рекордной, захватывающей дух скоростью по окончании эры Януковича в Украине российский президент Путин, пренебрегая принципами конституционного и международного права, форсировал и завершил аннексию полуострова Крым.

После этого начинаются беспорядки в восточных и южных регионах Украины, подогреваемые пророссийскими активистами и сепаратистами. Они носят всё более насильственный характер и по масштабам уже похожи на гражданскую войну.

Западный мир абсолютно не был готов к подобному развитию событий. Никто и подумать не мог, что «через семь десятков лет после окончания Второй мировой войны мы столкнёмся с политикой насильственного изменения границ в течение всего нескольких недель». Федеральный канцлер Германии говорит о «конфликте за территориальное влияние, известное нам в общем-то по ХІХ и ХХ векам и которое, как казалось, мы уже преодолели».

В соседних государствах в связи с этой «геополитической вылазкой» (газета «Frankfurter Allgemeine Zeitung») возрастает страх перед возрождением советской империи. В странах с сильным российским меньшинством увеличивается беспокойство по поводу повторения крымского сценария.

Вряд ли действия России после бегства Януковича были разработаны заранее и ведутся по определённому сценарию. Министр иностранных дел Германии в это скорее не верит. Он считает, что многое говорит о том, что Россия развивает свои планы в зависимости от создавшейся ситуации. В отличие от него Генеральный секретарь НАТО Расмуссен и другие политики считают, что Крым – часть более масштабной модели долгосрочной российской политики или как минимум стратегия кремлёвского главы Путина.

Сформированное парламентом новое украинское правительство, обременённое долгами, действует неумело и принимает необдуманные (кадровые) решения, подставляя противнику уязвимые места, хотя в скором времени и становится ясно, что некоторые моменты носят чисто пропагандистский характер и зачастую инструментализируются без всякой меры. Одной из самых больших ошибок вскорости окажется отсутствие политиков в восточных областях страны. Тут разъяснительная работа с выступлениями на местах была бы как нельзя более кстати. Ведь многие люди просто разочаровались. Например, в связи с тем, что правительство в своём новом составе «слишком далеко», т.е. некоторые регионы вообще чувствуют себя не при деле, и это – ошибка.

В ходе продолжающихся столкновений в южных и восточных областях, которые носят всё более насильственный характер, правительство теряет свой контроль над этим регионом. Кроме этого, оно вынуждено противостоять экономическим и политическим игрокам эры Януковича, ищущим себе подобных. А в разгар обсуждения темы государственного банкротства вдруг становится известно о повышении цены на газ на 44 процента – начиная прямо со второго квартала. «Такая непомерная цена выставляется умышленно. Скидки предоставляются за сговорчивость».

17 апреля четырёхсторонние переговоры в Женеве при участии министра иностранных дел России, госсекретаря США, Верховного представителя ЕС по иностранным делам и представителя украинского правительства к удивлению наблюдателей неожиданно заканчиваются совместным заявлением. Наряду с объявлением о масштабной конституционной реформе оно содержит требование ко всем вооружённым формированиям сложить оружие и освободить захваченные общественные здания. «Все стороны, – написано в заявлении – обязались воздерживаться от любых форм насилия, запугивания или провокационных действий». Тот факт, что член российского правительства впервые встречается с представителем украинского переходного правительства, до тех пор называвшегося нелегитимным, также расценивается как положительный сигнал. Впрочем, в скором времени «Женевское заявление» оказывается ничего не стоящим документом, т.к. после его подписания так ничего и не происходит.

Пророссийские сепаратисты сразу же после достижения соглашения заявляют, что сложат оружие только тогда, когда Киев прекратит военные действия. Министерство иностранных дел России заявляет, что «само собой разумеется» – вначале оружие должны сдать «добровольцы «Правого сектора» и других фашиствующих группировок, принимавших участие в февральском перевороте в Киеве».

Непосредственно на украинской границе российские части сохраняют своё военное присутствие, угрожая и продолжая нагнетать обстановку. Параллельно с этим Кремль эффективно продолжает реализацию стратегии скрытых военных операций, при этом не исключая полностью возможности прямого военного нападения. В этой связи газета «Süddeutsche Zeitung» 12 мая первой сообщает о российском полковнике Игоре Гиркине (Стрелкове), под позывным «Стрелок» руководящем действиями сепаратистов в Восточной Украине. После крымского конфликта в конце февраля он появляется в Донбассе, известном угледобывающем и промышленном регионе Восточной Украины. Под его командованием профессиональные боевики захватывают здания органов власти и отделения милиции, телевизионные станции, суды и военные училища, сообщает газета «Süddeutsche Zeitung»: «Сепаратисты похищают, пытают или убивают местных украинских политиков, выступающих за единую Украину активистов и потенциальных руководителей сопротивления против них». Благодаря телефонным разговорам Стрелкова, опубликованным Службой безопасности Украины, становится известно, как он обсуждает детали освобождения захваченных в плен военных наблюдателей ОБСЕ с представителем Путина Владимиром Лукиным. В конце апреля в интервью российской газете «Комсомольская правда» он сам говорит о том, что прибыл на восток Украины из Крыма и что по меньшей мере третья часть боевиков не имеет украинских паспортов. После публикации этой информации в газете «Süddeutsche Zeitung» издания «Frankfurter Allgemeine Zeitung», «DIE ZEIT» и другие средства массовой информации также сообщают об этом. На телеканале ARD большой материал на эту тему выходит в эфир 13 мая.

Через несколько дней эти события подтверждаются в отчётах ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека, посвящённым ситуации в Украине, а также Верховным комиссаром по делам национальных меньшинств. Речь идёт о «вызывающем тревогу ухудшении» ситуации с правами человека, особенно на востоке страны. Хорошо организованные и до зубов вооружённые противники киевского правительства принимают участие в разгуле насилия. Вокруг города Славянска, в котором орудуют банды так называемых «самоополченцев», положение особенно серьёзно. В отчётах приводятся многочисленные конкретные примеры целенаправленных убийств, пыток и похищений людей. Как минимум 83 человека, исчезнувших во время протестов на площади Независимости в Киеве, до сих пор так и не были обнаружены. Россия незамедлительно демонстрирует своё возмущение по поводу «одностороннего, политически мотивированного» изложения событий, но в то же время не проявляет желания перейти к серьёзным переговорам с целью поиска решения и стабилизации ситуации в стране.

Референдумы, прошедшие за это время в Восточной Украине, юристы-международники называют просто «фарсом», так как на них были нарушены или проигнорированы все международные стандарты. Зато российский президент сразу же заявляет, что «уважает» результаты голосования как «проявление воли народа», хотя незадолго до этого в связи с визитом Президента Швейцарии и действующего председателя ОБСЕ Дидье Буркхальтера призывает отложить запланированные голосования в связи с неустойчивой ситуацией. В ответ на это пресса пишет об очередном «блефе» Путина.

Между тем управляемые государством масс-медиа России при «освещении событий» в Украине работают над созданием «исторического дежавю». Картинки с изображением украинских националистов монтируются со снимками зверств СС. В пропагандистских целях снова используется формула «борьбы с фашизмом». Сфабрикованные кадры якобы «документируют» бегство сотен тысяч людей из Украины. Создаётся впечатление, что в Киеве царит чистой воды фашистский террор – террор, которому не видно конца. Там преследуют евреев, уже горят синагоги и возводятся концентрационные лагеря. Пропагандистские страшилки, демонстрируемые по российскому телевидению недели и месяцы напролёт, превосходят любые фантазии.

Наблюдатели предупреждают о том, что в связи с событиями, напоминающими гражданскую войну, Украина может превратиться в «failed state» (недееспособное государство). И в самом деле, представители, заинтересованные в конструктивном и мирном решении, продолжают свою работу; за «национальным круглым столом» при посредничестве ОБСЕ они ищут приемлемые решения проблемы. Но время уходит.

С Петром Порошенко, который 25 мая 2014 года уже во время первого тура абсолютным большинством был избран новым Президентом Украины, многие люди связывают надежды на выход из кризиса и прекращение насилия на востоке страны, в большинстве районов которого голосование не было организовано в связи с запугиваниями, разрухой и террором.

Тем временем в самопровозглашённых «Донецкой» и «Луганской Народных Республиках» события развиваются. «Премьер-министр» «Донецкой Народной Республики» Александр Бородай уже в середине мая подписывает в Донецке на конгрессе из 150 сепаратистов документ об объединении обеих народных республик в рамках самопровозглашённого союза государств «Новороссия». Речь идёт о названии, использовавшемся в царской России, которое российский президент решил реанимировать. Территория Новороссии тянулась от донецкого региона до Одессы, Крыма и далее – до сегодняшней Республики Молдова. Во время торжеств Бородай оглашает обнадёживающее сообщение: «Россия с вами – помощь уже близка». И вскоре она становится явной. Всё больше вооружённых российских и чеченских наёмников переходят границу с очевидным заданием поддержать донецких сепаратистов. Плечом к плечу они ведут бои против киевских частей. Министр иностранных дел ФРГ чётко заявил, что ожидает от Москвы «использования её возможностей влияния на разнообразные группы сепаратистов и прекращения дальнейших перебросок боевиков и оружия через российско-украинскую границу, о чём следует договориться с новым украинским руководством».

Юрий Луценко, бывший Министр внутренних дел в кабинете Юлии Тимошенко, отсидевший при Януковиче три года в тюрьме за «злоупотребление служебным положением» и сейчас сотрудничающий с Порошенко, описывает цели российского президента следующим образом: «Путин не хочет Донбасс. У него другие цели. Во-первых, посеять в регионе анархию, так как для нас он чрезвычайно важен в экономическом плане и без него Украине не подняться на ноги. … Во-вторых, он хочет, чтобы сепаратисты получили достаточно самостоятельности для наложения вето на любые решения Киева. Тем самым государство было бы парализовано и управлялось бы де-факто из Москвы». Бывший советник Путина и сегодняшний антагонист Кремля Андрей Илларионов высказывал эту точку зрения ещё в начале аннексии Крыма. «Путин не хочет войны. Путин хочет, чтобы воевали украинцы», – пишет он в своём блоге. И это доказывает заявление Путина, сделанное им ещё в 2008 году на саммите НАТО, о том, что Украина нежизнеспособна как самостоятельное государство. Министр иностранных дел Украины Андрей Дещица в начале июня снова обратился к Западу с требованием изменить свою стратегию по отношению к России и ввести более жёсткие санкции.

И пока после избрания Порошенко 25 мая бои в Восточной Украине продолжаются (поначалу даже усиливаются), в руки пророссийских сепаратистов попадает ещё одна группа наблюдателей ОБСЕ из четырёх человек, и всё говорит о дальнейшей эскалации военного противостояния, переговоры и встречи между российским президентом, западными главами государств и правительств и новоизбранным украинским президентом во время торжеств в Нормандии 5–6 июня вселяют новые надежды на разрядку конфликта. После – пусть даже пятнадцатиминутной – беседы между Путиным и Порошенко в присутствии французского президента и германского канцлера создаётся определённое впечатление, что в ближайшие дни Россия и Украина смогут начать взаимное сближение. Во всяком случае, Президент России заявляет российскому телевидению, что поддерживает планы Порошенко о прекращении конфликта: «Настрой в целом мне показался правильным, мне понравился». Впрочем, мировые масс-медиа по-прежнему настроены скептически.

Министр иностранных дел ФРГ отмечает «ощутимые изменения» в поведении российской стороны, «в том числе в разговорах», и выражает надежду, что конфликт по меньшей мере постепенно «начнёт сходить на нет». При этом он отмечает, что окончательное решение проблемы «ещё далеко». Участие российского посла в Украине в переговорах украинского президента оценивается как ещё один «положительный сигнал». Теперь дело за переговорами по существу непосредственно между Москвой и Киевом, считает министр.

Следуют сообщения об усилении пограничного контроля с российской стороны с целью усложнения нелегального перехода в Украину. Подтверждаются требования о введении перемирия, хотя они и привязываются к выполнению ряда условий. Так, Председатель Российского Совета Федерации заявляет, что украинская сторона должна сделать первый шаг по прекращению использования военнослужащих, танков и артиллерии. В том же сообщении содержится пренебрежительный комментарий по поводу инаугурационной речи украинского президента. И это неслучайно. Во время инаугурации 7 июня Порошенко выступает за прекращение огня, за скорое проведение досрочных парламентских выборов и децентрализацию страны с целью передачи большего количества полномочий регионам, но при этом однозначно отвергает федерализацию и не оставляет сомнений по Крыму. «Крым был, есть и будет украинским. Точка», – говорит он.

Уже на следующий день после приведения к присяге новый президент принимает в Киеве «контактную группу», призванную помочь в реализации его миротворческих планов. Несмотря на это, бои в Восточной Украине продолжаются. После того, как пророссийские сепаратисты сбивают украинский военный самолёт, в результате чего гибнут 49 человек, конфронтация между Киевом и Москвой снова усиливается. Украинское правительство угрожает Москве разрывом дипломатических отношений и полным закрытием границ. Москва и далее отрицает всякую ответственность за происходящее, хотя во время боёв украинские части то и дело захватывают российскую военную технику, а также протестует против «провокационных действий» перед своим посольством в Киеве после поражения украинского самолёта. Усиленная охрана границы с российской стороны также не наблюдается. Две группы экспертов ОБСЕ по-прежнему находятся в руках сепаратистов. В очередном отчёте ООН последние снова обвиняются в убийстве и пытках гражданского населения. Россия сразу же выступает с критикой этого документа, называя его «односторонним». Один из советников российского президента снова называет киевское правительство «нацистами, прошедшими обучение в США». Параллельные переговоры о поставках газа из России проходят безрезультатно.

Объявленный украинским президентом мирный план из 14 пунктов, включающий в себя, в частности, конституционную реформу и предложение по децентрализации власти, увязанные с односторонним прекращением огня, срывается в жестоких боях. На встрече с выпускниками Национального университета обороны Украины в Киеве Порошенко заявляет, что Украина находится в состоянии войны, а конфронтация с Россией – это «война нового типа», в которой профессионально подготовленные группировки вместе с добровольцами ведут подрывную деятельность против украинского государства. Незадолго да недавнего саммита ЕС, на повестку дня которого выносятся вопросы о дальнейших санкциях по отношению к России, российский президент подаёт «сигнал разрядки». Он требует у Совета Федерации отменить разрешение на возможный ввод войск в соседнюю страну, предоставленное ему на пике крымского кризиса. Чуть позже пророссийские сепаратисты отпускают одну из захваченных групп экспертов ОБСЕ, вслед за этим происходит освобождение четырёх последних заложников. Торжественное подписание Президентом Украины Соглашения об ассоциации с ЕС 27 июня комментируется из Москвы следующим образом: «Антиконституционный переворот в Киеве и попытки поставить украинцев перед искусственным выбором между Европой и Россией привели к расколу общества и болезненной внутренней конфронтации».

На одной из встреч по урегулированию кризиса, состоявшейся в начале июля в Берлине, министры иностранных дел России и Украины снова договорились о необходимости идти путём перемирия и принятия пакета мер для деэскалации конфликта на востоке. Но вместо начала мирных переговоров – не в последнюю очередь в связи с внутренними протестами – возобновляются активные боевые действия. Вооружённые силы Украины могут записать в актив «Антитеррористической операции» серьёзный успех – почти через четыре месяца оккупации они отвоёвывают центр сепаратистов Славянск. Последние под командованием полковника Игоря Гиркина (он же «Стрелков») оставляют город и отходят в сторону Донецка. В своём видеообращении Гиркин взывает к России с отчаянной просьбой о помощи: «Если Россия не заключит перемирия либо не вступится со своими вооружёнными силами за нас, за русский народ, который тут проживает, мы будем уничтожены». В Москве нагнетается напряжение, Кремль обвиняется в предательстве борцов за русское дело. Московский корреспондент газеты «Süddeutsche Zeitung» Юлиан Ханс предполагает, что в связи с последними неудачами сепаратистов Кремль мог изменить свою интерпретацию конфликта. Концепция самопровозглашённых республик, обращающихся с просьбой о вхождении в Российскую Федерацию, потерпела фиаско, и не в последнюю очередь в связи с нехваткой поддержки со стороны населения Восточной Украины. Теперь Москва предлагает новую версию: «Намечаются гуманитарная катастрофа и нападение на территорию собственного государства. Поэтому военные действия будут уже не захватнической войной, а самообороной в рамках миротворческой миссии».

Теперь обе стороны снова усиливают свои наступательные действия. Накапливаются свидетельства и доказательства того, что Россия всё в больших масштабах поддерживает сепаратистов, в том числе танками, бронетранспортёрами, гранатами и наёмниками. 14 июля на высоте 6 500 метров оказывается сбитым ещё один украинский военный самолёт.

«Атакой на полсвета» называют крушение Боинга-777 Малазийских авиалиний, следовавшего из Амстердама в Куала-Лумпур с 298 пассажирами на борту, которое происходит 17 июля над Восточной Украиной. Ещё до того, как становится известно о размерах и причинах катастрофы и о том, что речь идёт о гражданском самолёте, на прокремлёвском интернет-портале «Lifenews» появляется сообщение о доблестных сепаратистах, доставших в небе украинский самолёт. Время и место падения совпадают с данными рейса MH17. Командир сепаратистов полковник Стрелков (Гиркин) тоже помещает сообщение о поражении украинского самолёта в сети «Facebook». «Только что сбили самолёт АН-26», – не скрывает он радости. Это невольное признание удаляется вскоре после того, как выясняется, что самолёт оказался пассажирским.

Между Киевом и Москвой начинается период взаимных обвинений. Командиры сепаратистов тоже стараются снять с себя всякую ответственность за случившуюся катастрофу. Между тем в государственных российских масс-медиа и социальных сетях распространяются самые невероятные теории заговора. Украинский президент требует создания международной комиссии, которая должна объяснить причину крушения.

Не проходит и недели, как сотрудники американских спецслужб публикуют материалы о результатах своих расследований. Все имеющиеся и уже обработанные данные и факты указывают на то, что «видимо, плохо обученный экипаж зенитного ракетного комплекса типа «Бук-1М» не смог его правильно обслужить. Есть серьёзные доказательства того, что во время поражения ракета, которая на жаргоне НАТО называется SA-11, была выпущена с подконтрольной пророссийским сепаратистам территории неподалёку от населённого пункта Снежное. Американский радар и спутники записали инверсионный след ракеты, длина которой составляет более пяти метров, заканчивающийся взрывом боеголовки вблизи Боинга». Анализ голосов командиров сепаратистов показал, что они идентичны записям разговоров, сделанных вскоре после поражения самолёта. Таким образом, всё говорит о том, что ответственность за катастрофу несут пророссийские сепаратисты. Доказательств непосредственного участия российского руководства в этой акции нет. «Но Россия поставила сепаратистам соответствующие системы вооружений и научила ими пользоваться в учебном военном центре недалеко от Ростова-на-Дону, спутниковые снимки которого продемонстрировали американцы».

Европейскому Союзу пора начинать действовать. Москва слишком долго испытывала его терпение. 29 июля государства – члены Евросоюза приняли решение о введении широкомасштабных санкций, которые прежде всего коснутся российского экономического и финансового секторов. Будет ограничен доступ государственных банков России на европейский финансовый рынок, на определённое время запрещён экспорт товаров гражданского и военного назначения, а также высоких технологий, предназначенных для нефтяной промышленности. Таким образом, в силу вступает самый серьёзный из трёх объявленных ранее этапов санкций.

2.2 Исходное положение и основной тезис

В настоящее время российский президент находится «в самой сложной ситуации за всё время своего правления», – уверен прокремлёвски настроенный эксперт-международник Фёдор Лукьянов, имея в виду трагедию с самолётом. Дальнейшая поддержка сепаратистов на прежнем уровне приведёт к изоляции страны, считает он. В самой России поддержка Путина после аннексии Крыма достигла непредвиденных масштабов. Согласно последним опросам независимого Левада-Центра курс президента поддерживают 86 процентов населения. Во время своего триумфального выступления 18 марта перед парламентом, которое то и дело прерывалось аплодисментами присутствующих стоя и скандированием «Россия! Россия!», он как бы дал клятву на верность новым имперским амбициям России – стране, которая снова уверенно поднимает голову и не боится ни внешних, ни внутренних врагов, коим он как представителям «пятой колонны» дал однозначное предупреждение.

Писательница Светлана Алексиевич, лауреат Премии мира немецких книготорговцев, пришла в шок от таких националистических выпадов. «Кто не рад, тот враг народа. Часть пятой колонны, один из госдеповских приспешников. Сталинистский лексикон полностью восстановлен: предатель, изменник, пособник фашистов. С единственным отличием: сталинисты теперь православные», – пишет она.

Президент – во всяком случае, так кажется ему самому и преобладающему большинству его земляков – через столько лет унижений и поражений предпринял решающий шаг и приблизил Россию к заветной цели – сделать её снова великой и сильной. Однако следует понимать, что этот насильственный захват территории после окончания конфликта между Востоком и Западом внутри Европы проистекает непосредственно из опыта поражения, а поэтому должен оцениваться скорее не как признак силы, а как «стратегически-историческая слабость». Ущерб, нанесённый России – насколько об этом можно судить сегодня – будет довольно большим. А попытку Путина стабилизировать ситуацию на свой лад в постсоветской зоне влияния, создав интеграционную модель Евразийского союза, уже сегодня можно считать потерпевшей неудачу. С точки зрения одного из представителей «Евромайдана» – за последние месяцы это слово стало символом надежды на обновление украинского общества и государства – ситуация выглядит следующим образом: «Путинская агрессия и контрреволюционная пропаганда являются наилучшим комплиментом, который нам можно было сделать. Если бы его режим не почувствовал, что это – настоящая антиимперская революция за свободу, западная в самом полном смысле этого слова, и что она вот-вот увенчается успехом, он бы никогда не затеял военную операцию. Ведь эта революция несёт угрозу всему, на что он опирается, она доказывает силу того, что он презирает и отрицает – жизнеспособность и зрелость гражданского общества, которое прекрасно обходится без авторитарного патернализма; она демонстрирует возможность существования свободы без хаоса, но с ответственностью; показывает, что самоопределение и освобождение достигаются не путём толерантности и плюрализма. Путин чёрной тенью нависает над нашей революцией. Вначале он хотел забрать у нас нашу Европу, потом – нашу революцию, теперь он забрал у нас Крым. На деле же речь идёт о том, чтобы погасить огонь Прометея, не допустить прецедента».

Вторжение в Крым и его включение в российское государственное объединение, а также направленная на раскол Украины стратегия дестабилизации свидетельствуют о вступлении России и её международной политики в новую фазу. На данный момент практически невозможно представить и оценить всю глубину и степень последствий этого шага для внутренней и внешней жизни страны. В связи с последними событиями следует говорить и о новой фазе в отношениях между Востоком и Западом в целом.

Прежде чем перейти к размышлениям о возможной реакции на противоречащее нормам международного права поведение и скрытые военные действия России, стоит коротко описать внешнюю политику России прошлых лет. Это упростит восприятие материала и позволит легче прогнозировать развитие событий.

В основе дальнейших рассуждений находится тезис о том, что «система Путина» и во внешней политике в значительной мере следует императиву удержания власти, т.е. проводит стратегию сохранения своего господства. Этот тезис подразумевает, что возможности повлиять на изменение российской политики извне, вероятно, очень ограничены.

С мнением, что виной всему созерцательное наблюдение за формированием в России авторитарного президентского режима и неготовность предложить ей что-то иное, т.е. «ошибки Запада», которое нередко можно услышать у нас в стране, согласиться никак нельзя. При этом речь идёт не об отрицании «ошибок» и упущений Запада. Они, безусловно, случались. Но никак нельзя согласиться с утверждением, что путь России на Запад был заблокирован расхождениями между многообещающей риторикой, имевшей место, например, в Парижской хартии СБСЕ 1990 года и весьма незначительными действиями в реальной политике66. Ведь такая точка зрения скорее напоминает известную историю Пауля Вацлавика о поиске ключа. Лилия Шевцова из Московского Центра Карнеги по этому поводу отмечает: «У Кремля всегда были проблемы с точным формулированием того, что он хочет получить от Запада. Каких «результатов» он мог добиться от Запада вообще? Любой из названных уже предлагался Западом в тот или иной момент».

Россия упустила шанс для проведения политической и социально-экономической модернизации. Одновременно правящая элита функционеров увидела опасность потери власти в ходе дальнейшего открытия страны для Запада (в среднесрочной и долгосрочной перспективе). Поэтому причины нынешней российской политики следует искать скорее не в (ошибочном) поведении Запада, а в структуре (внутренней) политической системы.

http://socportal.info


Теги статьи: ПутинКрым

Дата и время 12 февраля 2015 г., 16:05     Просмотры Просмотров: 2883
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.092242