АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 1°C
Харьков: 2°C
Днепр: 2°C
Одесса: 4°C
Чернигов: 1°C
Сумы: 1°C
Львов: 1°C
Ужгород: 5°C
Луцк: 1°C
Ровно: 2°C

Почему бизнесмены во власти становятся реформоимитаторами

Почему бизнесмены во власти становятся реформоимитаторами
Почему бизнесмены во власти становятся реформоимитаторами
Со времен начала «рыночного перелома» в народном сознании угнездился исключительно живучий вредоносный миф о том, что самую высокую эффективность на государственных постах демонстрируют люди с опытом работы в реальном секторе экономики. Сначала это были «крепкие хозяйственники», потом «честные бизнесмены», нынче «менеджеры с западным образованием/опытом», пишет Елена Деревянко в блоге на "Новом времени"

 

Это естественно - людям свойственно жить иллюзиями и уповать на гипотетически существующих всеведущих и всемогущих чудотворцев. И так же естественно, что среди претендентов на теплые кресла чиновников и депутатов и их политтехнологов, достаточно тех, кто с удовольствием эксплуатирует человеческую наивность.

 

А ведь управление бизнесом и государством требуют несколько отличающихся компетенций. Разумеется, триаду «профессионализм – порядочность – патриотизм» никто не отменял (при этом речь о патриотизме, консолидирующем общество, а не экстремистском суррогате). Вот только имплементируется она на практике в бизнесе и сфере государственного управления с учетом важных особенностях:

 

Во-первых, у системы «бизнес» и системы «государство» разная степень сложности.

 

Бизнес должен, прежде всего, оперировать категориями «активы», «персонал», «рынок», «бренды», «денежный поток». Государственная власть – категориями «граждане», «права», «обязанности», «социальные стандарты». Да, есть и общие места – «безопасность», «репутация», «откат», «решалово».

 

Но, в любом случае, «бизнес» и «государство» соотносятся как частное и общее. И даже самый умелый и успешный бизнесмен тушуется, когда ему предлагают найти решение проблем пенсионеров, инвалидов, безработных, заключенных, экологически вредных производств и вымирающих видов животных, при этом поделив бюджетный Тришкин кафтан на всех нуждающихся.

 

Во-вторых, разный масштаб и разная система координат.

 

Есть глобальные корпорации, чьи обороты равны доходной части бюджета десятка прозябающих государств. Они надуровневы, их интересы слабо сочетаются с национальной безопасностью (идеей, проектом) любой страны. И их топ-менеджмент – «граждане мира» в глазах одних, «жирные корпоративные коты» в глазах других или вообще «экономические убийцы» в глазах третьих.

 

А есть локальные средние и малые бизнесы, смиренно пополняющие бюджет своего государства. Собственники и «топы» которых могут быть более или менее патриотичны, но всегда слабы в сравнении с державным Левиафаном.

 

То есть образ мышления людей из компаний разных бизнес-моделей по отношению к государству совершенно отличен. И еще более отличен от образа мышления «слуг государевых», профессиональных госслужащих, которые, как правило, не идут кратчайшим путем, и всегда взирают на лица.

И, в-третьих, разные цели.

 

Бизнес должен зарабатывать деньги. Это его природа и смысл существования. Социальная и экологическая ответственность/эффективность даже для самых сознательных предпринимателей вторичны и зачастую, увы, показушны.

 

Государство же должно радовать своих граждан стабильностью, помогать слабым, не притеснять сильных, поддерживать международное реноме.

 

То есть, по определению, миссия, цели и задачи государства менее прагматичны, чем те же параметры бизнес-структур.

 

Ни одно из этих отличий не понимается или понимается, но не учитывается, при формировании нынешней властной команды. Поэтому выходцы из бизнеса, погружаясь в недры государственной машины, брезгливо морщатся и сбегают, как пугливые институтки. Или (что реже) брезгливо адаптируются и становятся не менее бодрыми взяткобрателями и реформоимитаторами, как и профессиональные бюрократы.

 

Вместо того чтобы честно признаться в своей несостоятельности в качестве государственных деятелей, но при этом остаться, и действительно попытаться что-то изменить. Потому что реформы в государстве – это подобие менеджмента изменений (change management): просто применительно к более сложной, масштабной и непрагматичной системе. А значит, вместо того, чтобы бесславно ретироваться с визгом «не дают работать» или имитировать бурную деятельность, можно попробовать поработать.

 

- перемены (реформы) должны реализовываться в соответствии с четко и единообразно понимаемыми всеми участниками целями, стратегией и планами;

 

- успешные перемены (реформы) в турбулентной среде – это параллельные изменения стратегии, структур, поведения людей;

 

- перемены всегда вызывают сопротивление, которое нельзя подавить нахрапом, если хочешь добиться результатом;

 

- нужно найти неотразимые аргументы и добиться принятия перемен (реформ) большинством людей, которых они коснутся;

 

- инициаторы перемен (реформ) обязаны взять на себя безусловную персональную ответственность за их ход и результат;

 

- инициаторы перемен (реформ) обязаны реально, а не для проформы объяснять каждый свой шаг людям, которых эти изменения коснутся – максимально честно, открыто и полно;

 

- главный залог успеха перемен (реформ) – благоприятная атмосфера.

 

Но это сложно и тяжело. Особенно, если нет навыков управления системным бизнесом, харизмы и искреннего желания что-то изменить в фундаментальных алгоритмах работы системы госуправления. И именно поэтому в Украине уже год воз не просто стоит на месте, а откатывается – во всех смыслах.

 

Елена ДЕРЕВЯНКО

 


Теги статьи: Бизнес

Дата и время 02 марта 2015 г., 13:49     Просмотры Просмотров: 2249
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
17 ноября 2017 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.583976