АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 4°C
Харьков: 4°C
Днепр: 4°C
Одесса: 7°C
Чернигов: 3°C
Сумы: 2°C
Львов: 2°C
Ужгород: 4°C
Луцк: 3°C
Ровно: 3°C

Аудит раздора: кто лоббирует «большую четверку»

Аудит раздора: кто лоббирует «большую четверку»
Аудит раздора: кто лоббирует «большую четверку»

Рынок оценки госпредприятий хотят отдать иностранным компаниям.

Независимый аудит госкомпаний – один из ключевых шагов, обещанных Кабмином для повышения прозрачности государственного сектора экономики. Презентуя Программу действий правительства, премьер-министр Арсений Яценюк анонсировал привлечение к этому процессу компаний так называемой «большой четверки» – PricewaterhouseCoopers, E&Y, Deloitte и KPMG. Эти компании были активными участниками процессов передела собственности и приватизации с начала 1990-х. 

Конкретика и однозначность формулировок не были сильной стороной Программы действий Кабмина, презентованной в первой половине декабря. В частности, претензии к документу выдвигают участники рынка аудиторских услуг. О них в программе упоминается лишь однажды, в разделе, посвященном политике управления госсобственностью: «ключевые государственные компании» отныне должны ежегодно проходить аудит с привлечением международных аудиторских компаний.

Считается, что Арсений Яценюк утвердил участие в аудите государственных предприятий «международных аудиторов». С учетом реноме некоторых международных компаний, бизнес-сообществу абсолютно не понятно, чем в этой ситуации плохи украинские аудиторы. Считается, что компании «большой четверки» зашли в Украину в начале 1990-х под проекты Всемирного банка. Благодаря раннему входу на рынок они быстро стали активными участниками передела собственности и приватизации.

Согласно закону Украины «Об аудиторской деятельности», заключения аудиторов других государств подлежат подтверждению украинскими аудиторами, если иной порядок не установлен международным договором

Согласно законодательству, аудит в Украине могут делать только те компании, у которых не менее 70% капитала принадлежит украинским физлицам, имеющим национальный сертификат аудитора. В них работают украинские граждане по украинскому законодательству, поэтому мы вообще не можем называть их международными
Наталья Гаевская, Союз аудиторов

Украины. По утверждениям участников рынка, на практике такая форма работы никогда не используется ввиду нежелания клиентов дважды платить за одни и те же услуги.

«Международные аудиторы», которым достанется внушительный объем госзаказов на проверку финансовой отчетности, как термин в законодательстве Украины отсутствует. Президент Союза аудиторов Украины Наталья Гаевская утверждает, что международных аудиторских компаний в чистом виде в Украине нет. «Согласно законодательству, аудит в Украине могут делать только те компании, у которых не менее 70% капитала принадлежит украинским физлицам, имеющим национальный сертификат аудитора. В них работают украинские граждане по украинскому законодательству, поэтому мы вообще не можем называть их международными», – возмущается она. Такая организация бизнеса – с использованием всемирно известных франшиз в украинских компаниях – также устраняет необходимость подтверждения заключений аудиторов с иностранным именем.

При этом участники рынка догадываются: речь идет о «большой четверке» и еще нескольких компаниях, работающих под брендами международных аудиторских сетей. В своем ответе на запрос Forbes Министерство юстиции не разъяснило подробности использованной в программе правительства данной терминологии.

Не уточняют в правительстве и ряд других ключевых условий проведения будущих ежегодных аудитов «ключевых госкомпаний». Перечень предприятий, а также конкретные требования к международным аудиторам еще согласовываются. Просьбу раскрыть детали процесса Министерство финансов переадресовало Минэкономики, ответ которого Forbes опубликует сразу после получения.

По словам Натальи Лебедь, президента группы консалтинговых компаний СВАН, сегодня аудиторский рынок в Украине де-факто разграничен по принципам стандартов финансовой отчетности, с которыми работают клиенты. Аудиторы с украинскими корнями, как правило, сотрудничают с компаниями, использующими национальные положения (стандарты) бухгалтерского учета (далее – П(с)БО). Заказы предприятий, которые ведут финансовую отчетность по международным стандартам (МСФО), обычно достаются компаниям – членам международных аудиторских сетей. Зачастую это транснациональные компании, претенденты на проведение IPO, а также – с 2012 года – все публичные акционерные общества, банки и страховщики.

Основной вопрос к правительству, по сути, состоит в том, по каким стандартам финансовой отчетности будет проводиться аудирование госпредприятий. «Если по МСФО – тогда все логично. В противном случае ограничение [круга привлекаемых аудиторов] носит все признаки нарушения законодательства о конкуренции. Это работа национальных аудиторов, – считает Лебедь. – Но из-за негласной установки относительно передачи аудита отчетности [госкомпаний] только международным компаниям на рынке вызрел очень серьезный конфликт». При этом эксперт все же добавляет, что при наличии квалифицированных кадров любая аудиторская компания может проверять отчетность, составленную в соответствии с обоими стандартами.

Pro & Contra

Главная причина, по которой, как утверждают локальные аудиторы, правительству не следует предоставлять преференции международным сетям в Украине  – угроза развитию рынка. В 2013 году его объем составил $1,314 млрд с удельным весом «большой четверки» в 49,7%. При этом опасения рынка относительно лоббирования интересов ограниченного круга аудиторов касаются скорее этих компаний, нежели участников международных сетей в целом. По данным Аудиторской палаты Украины, нынешний состав Кабмина выбирает аудиторов для проверки отчетности госпредприятий исключительно из этой группы игроков.

Особенностью сотрудничества с «большой четверкой» также является стоимость ее услуг, которая, по словам главы АПУ Ивана Нестеренко, может в разы превышать расценки компаний, оперирующих не под международными брендами. «Капитализация рынка аудиторских услуг у нас на уровне африканских стран,

Компании «большой четверки» зашли в Украину в начале 1990-х под проекты Всемирного банка. Благодаря раннему входу на рынок они быстро стали активными участниками передела собственности и приватизации

при этом мы [правительство] хотим заказывать самые дорогие аудиты и консультации у «большой четверки», – констатирует директор «BDO Украина» Сергей Балченко.

Еще одно отличие сугубо украинских игроков рынка – количество сотрудников, у которых есть украинские сертификаты аудитора. В соответствии с регламентом №537/2014 Европейского парламента и совета об особых требованиях к обязательному аудиту, за проверку каждого предприятия должен отвечать отдельный партнер аудиторской компании. С учетом именно этих требований Минфин сейчас разрабатывает новую редакцию закона «Об аудиторской деятельности». «У «большой четверки» суммарно всего около 60 сертифицированных в Украине специалистов, при том, что всего в стране таких аудиторов около 2 800. В этих компаниях возникают ситуации, когда один аудитор с украинским сертификатом может участвовать в аудите одновременно 5-10 предприятий. О какой объективности можно говорить в этом случае?» – вопрошает Нестеренко.

Национальные аудиторы заявляют, что в их штатах соотношение с сотрудников с украинскими сертификатами к общей численности специалистов на порядок выше. Наряду с этим они также говорят о наличии большего опыта работы именно с украинскими стандартами финансовой отчетности.

В неофициальных комментариях представители «большой четверки» называют претензии национальных аудиторов не более чем попыткой сохранить занятую нишу. В официальных – приводят свои контраргументы.

Андрей Булах, управляющий партнер Deloitte в Украине, подчеркивает, что принципы бухгалтерского учета и составления финансовой отчетности в соответствии с П(с)БУ не противоречат международным стандартам: «По сути, это облегченная версия МСФО, действовавших на момент внедрения П(с)БУ, поэтому существенных отличий между этими стандартами не существует». По мнению Булаха, утверждение о принципиальной разнице между П(с)БУ и МСФО – это «миф, созданный невеждами».

Согласно данным Deloitte, более 150 сотрудников компании являются сертифицированными членами АССА – международной Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров, или находятся в процессе получения этого статуса. «Обучение длится порядка четырех лет и предполагает сдачу 12-14 экзаменов с последующим прохождением тренингов каждый год. При этом чтобы получить сертификат национального аудитора, достаточно посетить двухнедельные курсы подготовки. Временные и финансовые инвестиции в развитие персонала, которые несут локальные и международные аудиторские компании, несравнимы», – резюмирует Булах.

Солидарен с ним и партнер отдела аудиторских услуг KPMG в Украине Александр Гаврилюк: «Сотрудники фирм, входящих в международные сети, имеют одинаково хороший опыт работы как с международными, так и с национальными стандартами. В данных фирмах работает большое количество сертифицированных аудиторов – не меньшее, чем в украинских компаниях, не входящих в международные сети». Примечательно также, что все компании «четверки» начали работу в Украине вскоре после обретения ею независимости – в 1991-1993 годах.

Публичные скандалы с участием крупнейших аудиторов мира

 

Аудит конкуренции

Сергей Балченко напоминает, что «дискриминационные требования» к аудиторам госпредприятий – отнюдь не новое явление для рынка. Из немотивированных условий тендеров на аудит госкомпаний он выделяет опыт вывода клиентов на IPO с привлечением определенной суммы средств, историю сотрудничества с топ-100 компаний по версии СМИ вне зависимости от опыта работы в заданной отрасли, а также наличие специфических специалистов в составе фирмы. Все это, по его словам, позволяет отсечь конкурентов в борьбе за госзаказ в пользу отдельных компаний.

«Тенденция существует давно, однако особенно она активизировалась после заявлений чиновников высшего ранга об ориентации на работу с «большой четверкой». Конечно, у них очень хороший уровень – ничего не скажешь. Но их конкуренты во многих случаях не уступают в качестве своим оппонентам, а иногда даже превосходят по опыту работы в отдельных отраслях экономики», – заявляет Балченко.

Как подтверждают Forbes представители АПУ и «большой четверки», в разработке новой редакции закона «Об аудиторской деятельности» Минфин также де-факто консультируется только с четырьмя лидерами рынка.

Дмитрий Драгун, партнер еще одной международной сети в Украине – Baker Tilly, напротив, отмечает, что пока не может привести примеры дискриминации против его компании в пользу «большой четверки». «Отчеты, которые подписывают компании, входящие или не входящие в международные сети, это, в некотором роде, разные продукты. Поэтому государство, исходя из своих целей, при заказе аудита определяет, какую именно услугу необходимо оказать/получить», – поясняет и Александр Гаврилюк.

Аналогичное объяснение прочным позициям «большой четверки» дает и Андрей Булах. «Мы – за конкуренцию и отсутствие дискриминации на рынке аудиторских услуг. Давайте начнем одинаково интенсивно инвестировать в развитие персонала и качество услуг, чтобы соревноваться в одинаковых весовых категориях», – призывает он конкурентов.

forbes.ua


Теги статьи: Аудит

Дата и время 02 марта 2015 г., 23:18     Просмотры Просмотров: 3677
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.062482