АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 0°C
Харьков: 1°C
Днепр: 3°C
Одесса: 4°C
Чернигов: 0°C
Сумы: 1°C
Львов: 1°C
Ужгород: 5°C
Луцк: 1°C
Ровно: 1°C

Тарифы на тепло: взгляд с обеих сторон платежки

Тарифы на тепло: взгляд с обеих сторон платежки
Тарифы на тепло: взгляд с обеих сторон платежки

Проблемы коммунальных платежей сегодня вызывают неподдельный интерес у всех, кто их платит. В статье рассматривается проблема образования тарифов на тепло как с позиций тех, кто их формирует, так и тех, к то их оплачивает. Таким образом ни у одной из сторон нет достаточных оснований считать себя безоговорочно правым или ущемленным.

Сегодня самую ощутимую долю каждого бюджета составляют платежи за тепло. Их удельный вес в коммунальных платежах каждой семьи составляет около 60 процентов. Конечно, часть людей не платит – не может, не желает в виде протеста, не боится отключений (запрещено законодательством) и т.д. Но все-таки большинство людей, как правило, со средними достатками, стараются не создавать долговых «хвостов» за коммуналку.

Сразу скажем, что оглашаемые правительством субсидии или доплаты получить нормальной семье (домохозяйка не зарегистрирована на бирже, две машины, больше одной квартиры, лишняя площадь) невозможно, для этого надо быть реально нищим, да и уменьшение платежа будет заметным только для очень бедного семейного бюджета. Но это предмет отдельного разговора.

Интереснее внимательно рассмотреть сам тариф и проблемы его образования. Правительство, ссылаясь на требования МВФ, уверенно обещает повысить их в 4-6 раз то ли за год, то ли за несколько лет. Все равно при нынешних «доходах», которые на самом деле у большинства семей являются остатками от убытков, такой рывок будет невыносимым. Казалось бы, требования МВФ, как полноправного кредитора, являются разумными: живите, мол, по средствам и не оплачивайте из бюджета разницу между стоимостью услуг и установленными тарифами. Но почему правительство видит решение только в увеличении тарифа? Может быть выход в уменьшении стоимости услуг?

Конечно, еще раз «пнуть» лоховатое население (впрочем как и другие категории потребителей) быстрее и проще, чем заниматься сложной экономической и инженерной работой, но, представляется, что именно для этого Кабинет министров и существует… А реакцию населения на безумный тариф предсказать нетрудно: или саботаж платежей, или взять вилы и на очередном Майдане спросить: «Когда вы начнете дружить с мозгами или что там у вас?»

Но даже при благородном возмущении правительством (боюсь, что это еще и карма всех демократических экономистов), давайте будем стараться быть объективными и посмотрим на проблему с двух сторон платежки: со стороны тех, кто их выписывает, и тех, кто их оплачивает.

Взгляд первый:  со стороны производителей и поставщиков тепловой энергии.

С начала лета 2014 года Кабмин преподнес предприятиям теплоэнергетики воистину убийственный сюрприз:  отменил двухставочный тариф. Для справки поясним:  при одноставочном тарифе платежки выставляются по факту потребленного тепла в отопительный сезон. При двухставочном – платежи разбиваются на 12 месяцев. У обоих тарифов есть свои плюсы и минусы, но в любом случае, это нельзя делать сюрпризом внезапно, ведь теплокоммунальному предприятию летом надо перекладывать сети, ремонтировать котельные и теплопункты, запасаться трубами и задвижками… Если тариф двухставочный, для всего этого берутся платежи текущего месяца,  а если одноставочный –  надо запасать деньги в отопительный сезон.

Теперь представьте, что весной, после окончания отопительного сезона, поступила команда перейти на одноставочный тариф и прекратить выставлять платежки: а как жить? В результате к зиме подготовились никак и впервые за много лет у теплоснабженцев появились долги по зарплате.  Как говорится, «стою на асфальті, у лижі обутий…». Правда, ходили слухи, что можно «пробить» одноставочный тариф, если сделать энергоаудит жилого фонда, но сделать его может только фирма, близкая к тогдашнему вице-премьер-министру Гройсману, хотя за достоверность этих слухов ручаться нельзя.

В любом случае, подножку теплоэнергетикам подставили классную. Сначала было непонятно, где логика и не вредительство ли это? Но тут надо вспомнить про вторую подножку: распределительные счета.

Еще в период премьерства Ю.В. Тимошенко проблемы с оплатой «Нафтогазу» за потребленный газ заставили Кабмин ввести поистине драконовскую меру: все платежи за потребленное тепло должны были поступать на специальный счет, с которого, по установленной правительством схеме,  сначала безусловно и безакцептно снимались деньги в пользу «Нафтогаза», потом  уже на другие нужды. Предприятия ТКЭ «взвыли» и уклонялись от работы по таким счетам, как могли, пока в 2014 году Кабмин схему не ужесточил окончательно: во-первых, уклоняться стало невозможно, во-вторых, в схему распределения средств на распределительных счетах стали включать обязательное погашение долгов перед «Нафтогазом». То есть и ранее скудные остатки после распределения на распредсчетах потеряли всякие шансы попасть на теплоснабжающее предприятие.

Теперь стала понятна логика Кабмина: убрать двухставочные счета, накопить задолженность потребителей перед предприятиями ТКЭ, которую в следующий отопительный сезон через жесткую систему распределительных счетов «высвистнуть» в пользу «Нафтогаза». Жестко, ничего не скажешь. Только таким образом одну проблему решили (и то, очень частично) за счет создания других колоссальных проблем у теплоснабженцев.

Но как же так, спросите вы? Ведь в хорошие годы потребители оплачивали до 95% потребленного тепла. В чем же причина миллиардных долгов перед «Нафтогазом» и других не менее крупных проблем предприятий теплоэнергетики? Очень интересный вопрос.

Итак, почему при систематически высоком уровне оплаты населением потребленного тепла (нынешнюю кривую падения этого уровня пока опускаем, это проблема другого порядка), предприятия теплокоммунэнерго накопили огромные долги за газ перед НАК «Нафтогаз України» и иными поставщиками энергии, товаров и услуг.

Причины конечно, и в привычном воровстве местных хозяйственников, и в хронических недоплатах бюджетов всех уровней, и в нищете или полном банкротстве некоторых потребителей коммунального, государственного и коммерческого статуса. Но главная причина как оказывается, не только и не столько в этом. Причина более глобальная – она заложена в самом тарифе.

Как же так, справедливо возмутитесь  вы: «Они исправно повышают тариф, суют туда все, что хотят, а он (тариф то есть), все равно нерентабелен»?  Увы этот так. Тариф на тепловую энергию не только не дает теплоснабжающему предприятию прибыль, которая нужна на обновление основных фондов, расчеты по некоторым видам обязательств (например, кредитам), внедрение  инноваций и т.д., но и не покрывает всех его расходов.

Давайте рассмотрим, каким образом этот самый тариф формируется. По сути, тариф — это все годовые затраты предприятия, поделенные на метраж отапливаемых площадей (запомним это, т.к. эта «заноза» всплывет в третьей части нашей статьи) или на количество потребленных гигакалорий или киловатт, разумно замеряемые некоторыми потребителями с помощью счетчиков.

Но в том то и дело, что не все затраты теплоснабженцев нормативные документы делают допустимыми для тарифа. Любой бизнесмен или просто хозяйственник знает, что балансовые издержки предприятия всегда больше затрат, которые налоговое законодательство с целью налогообложения разрешает вычитать из валового дохода. Абсолютно аналогичная картина и с тарифом – не все затраты можно закладывать в  тариф.

Поторопившись с выводами вы конечно скажете, что это правильно с точки зрения потребителя, иначе дирекция теплокоммунэнерго купит «Мерседесы», будет проводить фуршеты со звездами эстрады и все это «класть» в тарифные затраты… Увы, все прозаичнее. Перечень ограничений затрат, относимых на тариф, гораздо суровее.

Например, все знают, что сети теплоснабжения, а попросту трубы разных диаметров, изношены, в среднем по стране, где-то на 80%. «В среднем», это значит, что где-то они изношены полностью и работают второй и третий срок, т.к. укладывались еще при правлении династии Романовых или в первые индустриальные пятилетки. А значит текут везде и обильно. Но затраты на подпитку этих сетей водой, которая в оные дыры выливается, можно относить в тариф только пропорционально, например, 40%-му износу сетей. Предполагается, что свыше этого износа сети подлежат капитальному ремонту. Но кто и когда этот ремонт делал в срок? Ведь коммунальные проблемы родились сразу с советской властью!

И список таких ограничений очень большой. Не буду утомлять вас перечислением таких ограничений, специалистам он хорошо известен. Просто поверьте на слово: производственные затраты предприятия покрываются тарифом где-то на 80-85%.  КОМПЕНСИРОВАТЬ РАЗНИЦУ ПОПРОСТУ НЕЧЕМ! Спросите у любого старшего экономиста или главбуха, как компенсировать убытки от такой разницы и получите однозначный ответ: только невыплатой зарплаты или за счет недоплаты поставщикам. Поскольку постоянно недоплачивать зарплату нельзя – вот вам источник и причина постоянного роста долгов. Поскольку 60% затрат предприятия составляет оплата за газ, долги за газ и являются самыми существенными.

К сожалению, это еще не все. В интересах государства и потребителей, то есть нас с вами, процедура установления, а значит, повышения, тарифов сопровождается тщательной проверкой ее обоснованности. В нашей стране это сложный и длительный процесс. Сначала нужно согласовать рассчитанный специалистами предприятия тариф с мэрией. И во-первых, это уже вопрос политический, так как выборы происходят с незавидной для мэров периодичностью, и во вторых, в соответствующих финансово-экономических отделах горадминистраций сидят такие «зубры», которым просто так «лапшу на уши» … ну никак, поверьте. Просто они очень давно этим занимаются.

Далее есть еще сессия местного совета, на которой, пройдя предварительно несколько депутатских комиссий (на которых обсудят все, кроме сути вопроса), надо максимально доходчиво объяснить, почему повышается тариф, поскольку это мера все более непопулярная среди населения. Потом придется преодолеть желание отдельных депутатов стать добрым и принципиальным за чужой счет, что в политическом  лексиконе именуется популизмом. Причем  здесь ситуация обратная мэрии – знаний и компетентности никаких.

Далее нужно пройти НКРЭ и комиссию по ценам, где тоже есть специалисты и где тоже нужно многое показать и доказать. Заметьте, что о желании отдельных персонажей попросить за свою визу незаконное вознаграждение, т.е. попросту взятку, мы не говорим и эти расходы в тариф  тоже не включаем.

Вы скажете: «Все вынуждены крутиться, поэтому финдиректоров ТКЭ нам не жалко, они за эту нервотрепку и умение считать зарплату получают» и, конечно, будете правы. Но таким образом тарифы повышать (скажем мягче, корректировать) можно раз в год, минимум в полгода, быстрее физически не получается.

Но давайте вспомним, что цены постоянно росли даже в хорошие времена, сейчас-то они просто «галопируют». К чему это?  А вот к чему. Список ежемесячных закупок тепловиков — это целый том: трубы, песок, солярка, рукавицы для рабочих и т.д. А цены-то растут. Пока подгонишь к ним тарифы, они выросли… Ты опять корректируешь тариф, а они опять выросли… Гонка становится бесконечной и ТКЭ все время в проигрыше. УБЫТКИ ОТ ТАКИХ «НОЖНИЦ» НИКАК НЕ КОМПЕНСИРУЮТСЯ.

Прочитав все, изложенное выше, вы возмутитесь: начиналась статья рассуждениями о необходимости снижения тарифов, а, в результате, слезы на глазах от проблем тепловиков. Не волнуйтесь, все сказанное выше – чистая правда, но самое интересное впереди – КАК ЖЕ ОНИ НАС ОБМАНЫВАЮТ?

Взгляд второй:  со стороны потребителей тепловой энергии.

… И все же, как они нас обманывают, и обманывают ли? Ведь раннее  было убедительно изложено, как сложно формируются тарифы на тепловую энергию и как бдительно чиновники на различных «щаблях» следят за соблюдением правил игры.

Конечно обманывают. Во-первых, те некомпенсируемые убытки, которые предприятие ТКЭ несет от несовершенства системы тарифообразования, запаздываний обновления тарифных ставок, а также систематических «кидков» и вымогательства со стороны местного и государственного бюджетов, надо как-то компенсировать, иначе предприятие просто вылетит «в трубу».

Во-вторых, руководители теплопредприятий и их собственники в лице мэрий уверенно считают эти предприятия «своими» и не могут допустить, чтобы они функционировали просто в интересах всей территориальной общины (как это по уму и должно быть), то есть нас с вами, не наполняя их личные семейные бюджеты, личные избирательные фонды, фонды партий национального масштаба… Ну, вы понимаете…

При всем этом есть интересная особенность: поскольку достичь нормальной прибыльности такое «хозяйствование» не может по определению, а значит, долги за энергоносители нарастают с совершенной неумолимостью, пределы воровства соблюдать нет никакого смысла. Это из прибыли воровать можно до ее пределов, а когда воруешь «с убытков», таковых просто не имеется, так что воруют «с размахом».

Где же источники?  Как сделать, чтобы все было и за это ничего не было? Ответ: так как сейчас, то есть максимально условно и непрозрачно. Конечно, обо всем подробно говорить не будем, так как эта статья не пособие по хищениям в особо крупных… Осветим только принцип, для понимания того, где Кабмину нужно искать резервы сокращения тарифов… Ну, то есть, не в наших с вами карманах…

Тема первая: выше мы говорили о том, что тепловой тариф это приведенные затраты предприятия, деленные на размер отапливаемой площади. То есть в делителе площадь. А кто и когда ее считал? Когда делали последнюю инвентаризацию жилого фонда со сносами и постройками, подстройками, пристройками магазинов, переводом жилого фонда в нежилой и обратно (особенно без надлежащей регистрации), реконструкциями, самовольным переходом на альтернативные источники отопления с неконтролируемым обрезанием сетей отопления?  То-то и оно…

Тема вторая: а что делимое, то есть затраты? В крупных городах все предприятия теплокоммунэнерго получают воду для подпитки и подогрева от водоканалов и подогретую воду от местных ТЭЦ или ведомственных котельных. То есть по магистральным трубам в которых… нет приборов учета! Так сложилось в ранишние времена – то ли не было технологий, то ли в богатой стране не очень надо было. Факт остается фактом: потребление холодной и горячей воды учитывается т.н. «расчетным» методом. Берется, значит, диаметр трубы, число «пи» и производительность насосов, и по учебнику для 8-го (кажется) класса средней школы вычисляется объем потребленных кубических метров.

Но ведь производительность насосов и температура воды постоянно меняются, а трубы текут на участках разной принадлежности, и поставщики (ТЭЦ, котельные и водоканалы) не дают доступа к своим учетам и замерам. То есть все эти расчеты делаются очень условно, и, поскольку, таблицу умножения никто еще корректировать не придумал, введена система коэффициентов. То есть результат подгоняется до желаемого по принципу «стелі» (кто учился, тот поймет…). А это миллионы…

Дальше больше. Как заведено везде, любая закупка делается с откатом. А предприятие ТКЭ покупает тонны гравия и песка, сотни километров труб, топливо, инструмент и т.д. Например, разбирают где-нибудь старую котельную на заводе, коих умерло тысячи, выкопают и вырежут старые трубы. Они еще годные, пару лет еще честно послужат. И вкапывают… как новые. Экономия, опять же на карман.

И таких условностей масса. Главное, что надо понимать: Первое — при формировании затрат предприятий теплокоммунэнерго некоторые базовые (то есть радикально влияющие на последующие расчеты и общий результат) показатели определяются расчетным или экспертным путем при отсутствии средств объективного контроля. Второе: современные технологии учета и планирования ресурсов на предприятиях ТКЭ никто и никогда не внедрял. Можно поспорить, что о ERP стандартах и MRP технологиях никто из экономистов теплоснабжающих предприятий даже не слышал. А зря …

Вывод напрашивается сам собой: не надо правительству заверять нас, что единственный возможный вариант развития событий – в разы повышать и так кошмарные коммунальные тарифы по требованию МВФ. Это дважды вранье. Сначала вранье, что по требованию МВФ – им «по фиг» наши повышения, им нужен безубыточный бюджет. И потом вранье, что в разы – в тарифах есть масса резервов, дыр и воровства. Просто нужно меньше  трепаться, а много и трудно думать и трудиться.

Вот на этот этапе – много думать и трудиться, у нас всех начинаются самые «непреодолимые» проблемы. А жаль …

Александр Евдокимов

Источник: «Хвиля Новин»

КиевVласть

Кристина Шевченко


Теги статьи: ЖКХ

Дата и время 07 марта 2015 г., 21:25     Просмотры Просмотров: 3131
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.073758