АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 0°C
Харьков: 0°C
Днепр: 2°C
Одесса: 3°C
Чернигов: 0°C
Сумы: 0°C
Львов: 0°C
Ужгород: 2°C
Луцк: 0°C
Ровно: 0°C

Международный суд над Кремлем нужно готовить, а не год об этом болтать

Международный суд над Кремлем нужно готовить, а не год об этом болтать
Международный суд над Кремлем нужно готовить, а не год об этом болтать

Порошенко и Яценюк за год ничего не сделали для международного суда над Путиным и Россией.

Кабмин (премьер Арсений Яценюк) и Администрация Президента Украины (Президент Петр Порошенко) де-факто ничего не сделали для подачи в международные суды на Россию и подготовки трибунала над Путиным и его шайки. О том, что нужно было сделать еще вчера и не поздно еще сегодня.

***

Эксперт: «Координирующим органом, который бы системно занимался всеми преступлениями агрессии России в Украине, должен быть институт Правительственного уполномоченного при Кабмине»

Постоянный представитель США при ООН Саманта Пауэр недавно на заседании Совета безопасности ООН обнародовала страшную цифру — 500 убитых мирных жителей вДебальцево. Убиты они были не при обстрелах и не случайно. Их труппы были найдены в подвалах. Российская армия, захватив Дебальцево, начала зачистку кварталов города, и по классическому принципу «зачистки» боевики просто бросали гранаты в подвалы с людьми.

Исполнители этого преступления не стеснялись снимать себя на камеру и, унизительно перекручивая название уничтоженного ими украинского города, кичились своими поступками. Такое поведение, например, для луганчан не ново. Елена Степова вспоминает примеры подобного поведения военных россиян на Луганщине. Я, со своей стороны, летом зафиксировал, как системы залпового огня из центра Луганска отправляли свои адские «приветы» поселкам Хрящеватое и Новосветловка, которые были уничтожены до основания.

«На блокпостах в Луганске долгое время стояли чеченцы в полной амуниции, — рассказывает луганчанин Дмитрий. — Никто не скрывал того, что они из России. В Камброде (район Луганска), когда обстреливали Металлист, Счастье, на улицу Артема приезжал «Град» и лупил полным боезарядом в сторону Счастья и Металлиста, а затем сразу же приезжала вторая машина «Града», разворачивалась в сторону города и уже била по кварталам города. Ополченцы этого особенно и не скрывали. Люди все это хорошо видели.

Для кое-кого попытка помешать этому закончилась трагически. Я сам был свидетелем, как в одной из шеренг боевиков кто-то начал разговаривать на украинском языке, а точнее суржиком. Видно было, что парень из местных «завербованных» наемников.

Моментальная реакция вожака — «кто здесь на хохломове разговаривает?» и соответствующая угроза. Такое отношение явно завезенного в Украину вожака к проявлению украинской идентификации характерно. До прихода россиян с автоматами, можно сказать, что на Луганщине спокойно сосуществовали все нации. С их приходом начался перелом. Все украинское начало вытесняться жестко».

Наряду с ужасным любительским видео из Дебальцево, которое напоминало съемки истребленных чеченских сел российской армией в 90-х, по телевидению показывали трейлер российского документального фильма с интервью Путина. Российский президент откровенно признал, что оккупация Крыма была спланирована. Премьер-министр Украины Арсений Яценюк, пересмотрев этот трейлер, поручил Министерству юстиции подготовить соответствующий иск в Гаагу, которая по нашим планам должна стать для Путина Нюрнбергом 1946 года.

Правда, Нюрнбергу 1946-го предшествовал Берлин 1945-го. Пока же мы видим, что оккупационные российские войска продвигаются вглубь украинской территории, параллельно нависая над нашими границами. Путин, который пренебрег системой международной безопасности, наплевав на принципиальные мировые соглашения, абсолютно точно знает, что своими заявлениями только аккумулирует еще больший кулак своих адептов.

Создается впечатление, что Запад считает: диктатор все-таки не безумен и вроде бы должен знать, где остановиться. К сожалению, такова ошибочная логика в мировом сообществе, которая катастрофу на Донбассе воспринимает с позиций «замирения», пытаясь не обращать внимания на страшные реалии. Более того, о них забываем даже мы.

«Российские бандиты продолжают истребление местных жителей, — отмечает луганчанин, боец батальона «Айдар» Николай Греков. — Они обстреливали Луганск со стороны памятника князю Игорю, со стороны Александровска, со стороны Юбилейного. Со стороны памятника князю Игорю — это Станица Луганская — бандиты били по Счастью, а затем разворачивались и били по Луганску для того, чтобы думали, что эти обстрелы вроде бы в ответ с украинской стороны.  Я сам не украинец, но я гражданин этой страны.

К сожалению, наше государство себя никогда не защищало в информационном плане. Пропаганда и информационная политика, оперативное и адекватное реагирование на реалии у нас всегда хромало. Мы забыли, что Петр Калнышевский — последний кошевой атаман войска Запорожского — очень много сделал для этого края (нынешнего Донбасса). В 1775-ом году Калнышевского сослали на Соловки.

В то время как он был атаманом, Донбасс заселялся беглыми. То, что творится в настоящее время, не первая попытка геноцида по отношению к местным. То же самое творилось и в советское время. Украине нужно больше внимания уделять Донбассу, его истории и информированию населения кто они, откуда и чем заканчивается пренебрежение  своей истиной истории. У нас должна быть национальная идея, которая заключается в одном — государственности.  Единая Украина, единый язык, единая церковь и единый народ».

Путин не воюет за Донбасс и не воюет за Крым. Путин просто не хочет, чтобы Украина существовала вообще. Это его макроцель, можно сказать, идея-фикс — завершить дело царей, компенсаторно ликвидировав того, кто истинно является владельцем истории Руси, кто в действительности рождал феномены общественных договоров, демократических выборов и всегда хотел свободы.

Окончательно решить «украинский вопрос» — вот цель Путина. Через лихорадку провокаций, через агентурные вирусы, через ампутации территорий путем прямого вторжения. Путин хочет, чтобы украинцы востока и украинцы запада страны утопили друг друга в Днепре. Это особый циничный «кайф» чекиста — сделать дело чужими руками, заставить жертву самоликвидироваться.

Враг внедряет идеи (и откровенно об этом заявляет на ТВ) второстепенности украинской нации. Геноцид он совмещает с формулами этноцида, то есть истребления самоидентификации. Мы являемся свидетелями нашего же убийства, и кроме нас дело научного и юридического обоснования этого преступления не сделает никто.

Нет никакой гарантии, что через 50 лет появится еще один Джеймс Мейс и расскажет нашим внукам, как забрасывали москали гранатами в подвалах их дедов, которым оставалось или погибнуть, или стать «новороссом», «советским человеком» или даже русским. Вера в идеал непобедимости украинской нации — это романтическая необходимость для поднятия духа, но ритуальные мантры и аутотренинги из политических лозунгов не смогут убедить ни мир, ни, самое главное, потомков. Память последних и будет доказательством непобедимости.

«Я с детства наблюдаю комплекс мер, которые совершенствуются и направлены на уничтожение украинской национальной идеи на Донбассе, — комментирует «Дню» юрист, бывшая луганчанка, Кристина Очкур. — Иначе как «геноцид» это назвать нельзя.

И заключался он и заключается в следующем: отсутствие понимания и приобщения к трагедиям украинского народа (это плевки в сторону Голодомора в первую очередь); ненависть к украинским национальным героям; абсолютное незнание украинской истории и литературы Украины (большинство ненавидит Бандеру и при этом не знают кто это); отсутствие национальных традиций; отсутствие культурной жизни; для Донбасса характерно отвращение к украинскому языку, которое нагнетается именно в городах; по кабельному телевидению транслируются исключительно российские каналы; отсутствие патриотического воспитания».

За год украинский народ столкнулся не только с потерей своих территорий, но и с системным истреблением. Физическая ликвидация украинского народа стала фактом, с которым мы столкнулись, начиная с убитых в Азовском море рыбаков, продолжая застреленным россиянами украинским прапорщиком в Крыму и заканчивая тысячами военных, добровольцев, местных жителей Донбасса. Истребление украинцев стало массовым, методическим с соответствующей циничной подачей в российских СМИ.

Так убийство защитника украинской территории враг подает, как ликвидацию «фашиста» и «оккупанта», убийство мирного населения списывается на жертву. Формула ясная, дерзкая и придумана не вчера. Формула, которой можно противостоять лишь шагами на опережение, с чем у нас явные проблемы. Системной агрессии можно противодействовать лишь системной защитой с комплексом не только военных мероприятий и прицелом наперед. Пока же такую оптику имеет лишь агрессор, который перед каждым своим преступлением предварительно начинает кричать об «агрессии Украины», «геноциде русскоязычного населения» и тому подобное.

Наконец, единственное оружие, которое у нас ныне осталась, чтобы через лет сто не превратиться в вырванную страницу из истории, это прямой взгляд на действительность. В этом плане для нас очень актуальным остается вопрос — как фиксируются факты нарушения прав украинских граждан? Есть ли механизмы системной фиксации и юридической оценки этих фактов, и собирается ли Украина подавать в международные суды иски по поводу признания нарушения прав украинцев и преступлений против человечности? Хотя такие иски должны были быть поданы еще позавчера.

КОММЕНТАРИИ

«ЭТО И ЕСТЬ ГЕНОЦИД»

Елена Степова, писательница из Свердловска Луганской области:

— Когда начали заходить российские войска, российские казаки, то странно было, что их реакцию на украинскую символику, язык, на все что связано с Украиной можно было сравнить с реакцией Дьявола на крест и святую воду. Это было очень странно, потому что такая ненависть ко всему украинскому была беспрецедентна, она зашкаливала. Они даже не понимали, что на Луганщине есть села, в которых испокон веков разговаривают на украинском языке.

Когда в мае заходили россияне, они прямо говорили, что это их «исконные земли» и они их освобождают. Понимание этих фраз пришло впоследствии, когда они начали вырезать заводы, разрушать здания и целые города. Летом уже забрасывались бомбоубежища гранатами, хотя россияне знали, что там сидят мирные, простые люди. Если они декларировали, что вроде бы воюют с «хунтой», то для чего было уничтожать столько мирных граждан. Сколько их выкрали, замучили!

Теперь «освободители» называют братьев славян «хохляцким быдлом». Того, кто имеет паспорт Украины и родился здесь, они считают врагом и человеком третьего сорта, который должен быть уничтожен. С другой стороны, они таким образом еще и ломают психику, чтобы местные, которые ныне фактически являются рабами у оккупантов на своей земле, не подняли восстания. Это и есть геноцид. Уничтожение всего украинского. Европа этого не видит.

Но этого не видит даже сама Украина. К сожалению, даже в Киеве развернута программа русского шовинизма. При этом искусно вкрапляются мысли о жителях Донбасса, как о чем-то второстепенном, как о предателях, а не как о равных гражданах, которые проживают на оккупированной территории. «Быдло», «сепары», «предатели», «хотели в Россию? — вот и получайте».

Все это так же навязывается, но уже со стороны Украины. Мы должны помнить, что русский шовинизм пользуется всеми средствами отравления украинского общества. Если России не удается победить Украину оружием, то она уже применяет и другие средства уничтожения всего украинского, в том числе и внутри Украины. Иногда украинцы борются со своими же украинцами. Последняя черта, которая доказывает попытку России уничтожить украинцев не только как нацию, но и ее культуру. По всем школам так называемой «ЛНР» по приказу их «министерства образования» отмечался  День рождения Тараса Шевченко как «истинно русского поэта». Осознайте это. Он, оказывается, был гражданином Российской империи и поэтому является русским поэтом.

«ЭТО ЭТНОЦИД»

Станислав Кульчицкий, доктор исторических наук:

— Здесь целый комплекс проблем, который даже плохо осмысливается. Я бы не употреблял термин «геноцид». Геноцид — это целеустремленное истребление людей ради истребления. Так было у нас в 1932 году, так было с армянами. Как это назвать? Это война, прежде всего. А мы даже не можем осмелиться назвать то, что происходит, войной. Это этноцид. Отказ от нации.

Ей создают такие обстоятельства, что она отрекается от своей национальности. В переписи 1926 года был поставлен вопрос не о национальности, а о народности, то есть о происхождении. Не то, кем человек себя осмысливает, а откуда он происходит. Эта перепись показала, что украинцев очень много. А в переписи 1939 года уже прямо называлась национальность. Интересно, что в этой переписи жители Кубани уже называли себя россиянами, а не украинцами. Позволили считать себя украинцами лишь четырем процентам.

Мы выходим на более широкую проблему. Информационная оккупация давно произошла, и она до сих пор продолжается. В целом не только на Донбассе. Речь идет не только об уничтожении украинцев, но и само слово «украинец» перестало быть национальностью, это уже что-то большее, чем национальность. Россия претендует не только на украинскую территорию, не только пытается превратить украинцев в малороссов, но и претендует на всю нашу историческую память. 1000 лет князю Владимиру Великому в России сейчас используется очень широко.

Они претендуют и на Ярослава Мудрого, и на всех наших киевских князей, претендуют на нашу историю. Их же история начинается с Золотой Орды. Раньше, до этой войны, мы как-то не то чтобы забывали об этом (вспомним Грушевского с его «Украина-Русь»), но все же не отрывали себя от россиян. Как-то еще в начале 90-х годов я говорил, что начинает происходить процесс выползания Украины из России.

И этот процесс за последние 20 лет не то что активизировался, а наоборот — Россия начала нас целеустремленно вталкивать в свое нутро. Читая комментарии в интернете, я вижу, насколько эта жестокость, озлобленность теперь усилилась. С другой стороны, этот процесс является и позитивным, потому что он впервые позволяет нам признать себя «укропами».

«У НЕКОТОРЫХ СОВЕТНИКОВ БЫТУЕТ КОМПЛЕКС МАЛОРОССИЙСТВА. ОНИ НЕ ХОТЯТ РАЗДРАЖАТЬ ПУТИНА, РАЗДРАЖАТЬ РОССИЮ»

Владимир Василенко, юрист-международник:

— К сожалению, в Украине не создан государственный орган и институт, который бы системно и комплексно занимался и решал вопрос противодействия российской вооруженной агрессии и ликвидации ее последствий. Я предлагал создать такой орган в виде правительственного уполномоченного. Такой институт использовался во многих моментах, в частности, когда шла речь о евроинтеграции Украины, о присоединении ко Всемирной торговой организации. У этих уполномоченных был соответствующий аппарат.

Они занимались этими проблемами системно и комплексно. Я предложил Порошенко еще до избрания его президентом в мае создать такую институцию и, соответственно, направил ему теоретическую разработку. Потом я об этом заявил публично. Но нынче такой орган не создан, который бы системно занимался фиксацией всех фактов, касающихся вооруженной агрессии России против Украины и, в частности, вреда, нанесенного Украине, фиксацией самого факта агрессии, подсчета убытков, которые нанесены Украине в результате нападения России, нарушения прав человека на оккупированных Россией территориях, военных преступлений, которые совершаются личным составом вооруженных сил РФ. Такой орган в Украине может быть создан, например, при Президенте, при Совете национальной безопасности и обороны, при Кабинете Министров, но такой орган должен быть создан.

Позитивно то, что Верховная Рада 27 января приняла постановление, которое признало Российскую Федерацию государством-агрессором. Как говорят, лучше поздно, чем никогда. На сегодняшний день мне известно, что зарегистрировано постановление в Верховной Раде, которое называется «Об отражении вооруженной агрессии и преодолении ее последствий». Это большое постановление на десяти страницах. Надеюсь, что на будущей неделе оно будет принято.

Там сформулирована правовая позиция Украины относительно ответственности РФ в результате ее вооруженной агрессии против Украины. Принятие такого постановления имеет большое значение, ведь формальная фиксация позиции Украины очень важна. Этот документ должен стимулировать исполнительную власть Украины занять более четкую позицию относительно квалификации действий России.

Вы же видите, что Украина осуществляет какое-то АТО, хотя это самозащита от агрессии соседнего государства, в соответствии со статьей 51 Устава ООН. Пока мы не будем называть вещи своими именами, нам трудно способствовать и консолидации наших партнеров относительно применения санкций против России, и относительно предоставления Украине помощи, в том числе и вооруженной. Это сложно, пока мы не скажем четко, что Украина является объектом вооруженной агрессии со стороны России, а не просто, что у нас действуют какие-то неизвестные террористы.

Речь должна идти о создании правовой, официальной позиции Украинского государства относительно последствий вооруженной агрессии России и официального предъявления претензий этому государству. После обобщения путем соответствующей ноты, которая посылается в Министерство иностранных дел РФ с дополнениями, из которых четко видно, что произошла такая вооруженная агрессия, начиная с 20 февраля 2014 года. Там фиксируются все известные факты о незаконных пересечениях границы, о введении российских войск, о финансировании Россией наемников на территории Украины, которые на самом деле являются представителями российских интересов и фактически частью ее органов.

Все это подпадает под определение агрессии, которое сформулировано в резолюции Генеральной ассамблеи ООН 1954 года. После фиксации факта агрессии должен быть зафиксирован вред, причиненный Украине, каков его объем в денежном эквиваленте. Должна быть сформулирована претензия относительно его возмещения. Есть способы и фиксации вреда, и исчисления убытков. В международном праве этот механизм известен, но его нужно задействовать.

Есть Министерство юстиции, Министерство иностранных дел, Министерство экономики, в рамках Кабинета Министров создан какой-то орган по применению санкций, но происходит распыление усилий. Перечисленные органы прилагают определенные усилия, но они не координированы, не системны. Нужен совсем другой, государственнический подход.

Насколько мне известно, СБУ систематически информирует Совет безопасности ООН о развитии событий в Украине. Время от времени Министерство иностранных дел направляет ноты Российской Федерации с фиксацией определенных фактов. Насколько мне известно, Минюст обратился в Международный суд по правам человека в Страсбурге. Но это все не скоординировано и очень странно то, что Министерство иностранных дел своих нот не публикует. Материалы, которые направляет СБУ, тоже не публикуются, хоть это не закрытые материалы.

К сожалению, у некоторых советников бытует комплекс малороссийства. Они не хотят дразнить Путина, дразнить Россию. Это страусовая позиция, которая только поощряет Россию. Она никоим образом не может умиротворить Россию и заставить Путина изменить свои планы относительно Украины.

У меня есть данные, что московский «Красный крест» собирает доказательства совершения Украиной военных преступлений в Восточной Украине. Нонсенс. Агрессор обвиняет Украину в геноциде украинцев. Они действительно работают на опережение, фальсифицируя ситуацию, хоть Украина имеет стопроцентные основания предъявлять такие претензии. Слава Богу, 4 февраля Верховная Рада приняла постановление о признании юрисдикции Международного уголовного суда относительно событий, которые связаны с российской вооруженной агрессией. Но опять же, для этого нужен централизованный, координирующий орган.

Валентин Торба, опубликовано в издании  День


Теги статьи: ПутинРоссия- агрессор

Дата и время 13 марта 2015 г., 17:11     Просмотры Просмотров: 3119
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.078637