Министр энергетики Владимир Демчишин открыл страшную тайну – оказывается, вместе с деньгами вкладчиков в падающих банках пропадают еще и деньги государственных компаний. А есть еще более страшная тайна: в падающих банках пропадают еще деньги бюджетных учреждений – центральных и местных. В общем, следите за руками Минфина для начала.

Поводом для открытий уважаемого министра энергетики послужило падение банка «Киевская Русь». В нем, по словам Владимира Демчишина, «обездвижено» 200 млн гривен, предназначавшихся для выплат персоналу государственных шахт. Кстати, шахтеры уже стучат касками, в том числе – по головам своим боссам; они жалуются на многомесячные задержки жалованья. Так что взволнованность министра вполне можно понять.

От греха подальше министр заявил, что он отдал поручение перевести счета подведомственных его министерству госкомпаний в государственные коммерческие банки. И тут же объяснил, ради чего это сделано. По его словам, несколько миллиардов гривен госкомпания «Укртранснафта» держит в Приватбанке, и министр беспокоится за их судьбу.

В общем, идея здравая, ввиду происходящего в банковской системе, – обезопасить госденьги от падения частных банков. Вот только итог сильно зависит от процесса реализации этой идеи. И, к тому же, господин Демчишин не сильно хорошо знаком с матчастью.

Итог сильно зависит от процесса вот почему: для любого банка одномоментное выдергивание денег крупного клиента есть штука крайне болезненная. Есть в украинской финансовой истории прецеденты, когда такое действие, совершенное чрезмерно резко, приводило к тому, что банк сдувался.

Применительно к Приватбанку такой исход маловероятен – на него приходится четверть депозитов, которые украинские вкладчики разместили в банковской системе страны. И НБУ до сих пор старательно выдавал днепропетровскому банку рефинансирование, чтобы компенсировать отток вкладов в моменты паники.

Нет сомнения, что в случае вывода денег госкомпаний из «Привата» Нацбанк его поддержит. Тогда вопрос – зачем выдергивать? Чтобы переложить деньги из одного кармана госпиджака в другой?

Ну а теперь о процессе. Если уж выводить деньги из тех или иных частных банков в государственные, то делать это нужно так, как написано в учебниках: новые не заводить, старые постепенно использовать, тратить. То есть провести «мягкую посадку». И растянуть процесс минимум на полгода.

Чтобы банки успели адаптироваться к происходящему. Ускорение только приведет к панике и проблемам. Это не я придумал – это так банкиров учат. И вообще, думаю, заявление Демчишина прибавило седых волос Валерии Гонтаревой. Уж как она-то рада – и не только по поводу самого крупного из обслуживающих банков, но и по поводу всех остальных.

Ну а теперь по поводу матчасти, с которой, похоже, вряд ли слишком хорошо знаком Владимир Демчишин. Не далее, как 18 февраля министерство финансов Украины одобрило список 60 (!) уполномоченных банков, «через які буде здійснюватись виплата заробітної плати працівникам бюджетних установ».

«В тот же день министерство исключило из данного списка «Надра», «Златобанк», «Имексбанк», «Украинский бизнес банк». Потому что незадолго до того НБУ счел их неплатежеспособными, очевидно. Интересно, что за два месяца до того Минфин эту четверку среди уполномоченных называл и проблем в них не видел в упор.

Так вот, в списке уполномоченных от 18 февраля 2015 года числятся «Киевская Русь» и еще 59 банков, включая минимум полдесятка банков-зомби. Называть имена завтрашних мертвецов не буду – достаточно глянуть рейтинги надежности. Но Минфин этого обстоятельства почему-то не замечает.

ОК, Минфин не читает рейтинги надежности. Так пусть хотя бы запросит в НБУ показатели надежности претендентов в уполномоченные – показатели по системе критериев CAMEL. Финансисты в курсе, что это такое, жаль только, что обычным клиентам эту информацию Нацбанк не оглашает.

Я уверен, что до очередного пересмотра уполномоченных неплатежеспособными будут названы минимум полдесятка из «списка 18 февраля». А очередной министр снова будет разводить руками по поводу «зависших» госденег.

И вот теперь скажите мне, пожалуйста, в чем можно упрекнуть руководителя госкомпании, если он выбрал в качестве обслуживающего банка ту же «Киеврусь»? Формально – ни в чем. Это же банк, уполномоченный Минфином.

Очевидно, что перевод госкомпаний в госбанки выглядит как решение самое надежное (держава своих не бросает, ага). Но вряд ли оптимальное с точки зрения сервиса, цены обслуживания и прочих пряников, интересных клиенту.

Так же точно очевидно, что менеджменту госкомпаний нужны подсказки при выборе частного банка в качестве обслуживающего. Например, насквозь частный МТС потерял больше миллиарда в упавшей «Дельте» - и это при крутейшем менеджменте, контролируемом жестко и реально акционерами компании. Что уж говорить о руководителях госкомпаний, которые в равной степени могут и добросовестно заблуждаться, и лукавить не без корысти?

Подсказкой для госкомпаний мог бы стать список уполномоченных банков Минфина. Но, как видим по истории с «Киевской Русью» и рядом других банков, не стал.

Цена вопроса тут крайне велика. С одной стороны – интересы госбюджета (и нас – налогоплательщиков). С другой стороны – перспективы потери ликвидности частными банками, которые были уполномочены работать с госденьгами. В общем, Валерии Гонтаревой, Владимиру Демчишину, Наталии Яресько и Валерию Яценюку точно есть повод вместе попить чаю.

PS Заголовок - строка из песни Владимира Высоцкого «Диалог у телевизора».

Александр Крамаренко, главред журнала «Деньги»