АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 0°C
Харьков: -3°C
Днепр: -2°C
Одесса: 2°C
Чернигов: -1°C
Сумы: -3°C
Львов: 3°C
Ужгород: 6°C
Луцк: 3°C
Ровно: 1°C

Подарок врагу

Подарок врагу
Подарок врагу

Почему госимущество, стратегические заводы и музеи отдаются на разграбление оккупантам?

Несмотря на то, что экспансия России продолжается уже год, в Украине, похоже, до сих пор не существует ни одного четкого плана противодействия агрессору. Речь в данном случае идет не только и не столько о военных действиях, как об эвакуации украинского имущества из зоны вероятных боевых действий на случай продвижения агрессора в глубь территории.

По крайней мере, до сих пор украинское государственное имущество, оборудование стратегических предприятий, музейные экспонаты, техническая документация после отступления оставлялись на разграбление оккупантам. В необъявленной войне с Москвой наша страна уже получила многомиллиардные убытки. Однако они могли бы быть меньше, если бы власть спасала то, что можно спасти, из зоны военных действий и эвакуировала производства, вывозила документы, оборудование и ценности.

Эта работа должна была начаться сразу после того, как на украинскую землю ступил иностранный оккупант. Однако если промедление и небрежность в Крыму еще можно было списать на растерянность и шок новой власти, а также на общую неразбериху, царившую тогда в Украине, то на Донбассе объяснить бездействие уже трудно. Почему не предложил никакой стратегии избранный в мае президент Порошенко? Почему крайне пассивно и безразлично относилось к этому вопросу военное командование? Почему ничего не сделали профильные министерства?

Ведь до лета 2014-го планы агрессора уже были очевидны. И несмотря на определенные успехи ВСУ на фронтах, многотысячный контингент российских войск все время находился вблизи украинских границ и угрожал вторжением. О хищнических планах агрессора постоянно говорили спикеры АТО, СБУ, депутаты и министры. Но никто так и не позаботился о том, чтобы спасти наше имущество от грабежа.

А эвакуировать было что. К примеру, в Лутугино, где подразделения ВСУ стояли до августа 2014 года, был брошен на съедение боевикам уникальный для Украины завод прокатных валков. Он до сих пор принадлежал государству и был ключевым предприятием черной металлургии, так как поставлял меткомбинатам основные элементы прокатного стана — валки. Кроме того, на нем производили валки всех типов и размеров: для металлургической, целлюлозно-бумажной, мукомольной, резинотехнической и лакокрасочной промышленности. Завод активно сотрудничал с предприятиями Индии, Македонии и других стран мира.

Сейчас, судя по сообщениям журналистов, «правительство ЛНР» активно утилизирует завод. Оборудование идет под нож и вывозится в Россию или как лом, или как военный трофей. Само собой, в условиях непризнанного статуса и перманентной войны уникальное предприятие не может работать на оккупированной территории. Украина же осталась без необходимых для металлургии комплектующих, которые теперь придется покупать за рубежом.

Не менее показательный пример — многочисленные музеи в Луганске и Донецке. Хотя эти города и оказались в центре антиукраинского путча с первых дней марта 2014-го, не секрет, что довольно долго в них сохранялось определенное двоевластие. Вплоть до июня вывезти из Донецка любое имущество не составляло особого труда. Если бы была соответствующая цель, фонды музеев можно эвакуировать за считанные недели. Вряд ли боевикам в то время был важен этот вопрос.

Однако, несмотря на то, что ситуация в Донецке стабильно ухудшалась в течение всей весны, а в апреле в Славянске начались боевые действия, никто не занимался эвакуацией госимущества из Донецка, пока это было еще возможно. Руководство государства заняло пассивную позицию, отстраненно наблюдая за тем, как боевики все больше укрепляют свою власть в городе, перекрывая транспортные пути блокпостами. То, что можно было спешно спасти в апреле — мае, теперь уже окончательно пребывает в руках боевиков. И даже в случае их отступления из Донбасса в будущем они вряд ли так же просто оставят Украине все эти богатства, как это сделал Киев.

Только Донецкий художественный музей сегодня имеет в своей коллекции более 15 тысяч произведений живописи, графики, скульптуры и декоративно-прикладного искусства. В его коллекции представлены работы известнейших украинских, российских и других мастеров XVI-XX веков, а также произведения античности. Пусть это не Эрмитаж, но Украина не столь богата на музейные сокровища, чтобы просто дарить их террористам.

В Донецке остались работы Айвазовского, Бенуа, Васнецова, Голубкиной, Дж. Доу, Кончаловского, Саврасова, Серова, Сурикова, Фалька, Шишкина и Яблонской. Все это, повторимся, можно было вывезти еще весной, когда было уже понятно, что фонды музеев находятся под угрозой.

Стоит сказать и об экспозициям, посвященным украинским поэтам Василию Стусу и Владимиру Сосюре в Горловке и Дебальцево. Очевидно, что для сепаратистов они не представляют никакой ценности, но при этом экспонаты могут стать объектами вандализма. Украина же в этом случае, безусловно, понесла серьезную утрату.

На Донбассе Украина бросила все: новые милицейские автомобили и кареты скорой помощи, драгоценное медицинское оборудование в больницах, уникальные исторические документы в архивах, библиотечные фонды, кафедры вузов с научными наработками, оргтехнику в госучреждениях. Никто не сделал ни малейшей попытки спасти все это, вывезти хотя бы часть. В итоге новые автомобили Hyundai и Mitsubishi, за которые из бюджета в свое время выложили круглую сумму, теперь достались «полиции ДНР». А заводское оборудование уникальных предприятий идет на металлолом. И все это за счет украинских налогоплательщиков.

Следует сказать, что боевики в этом вопросе проявили значительно большую оперативность. Так, отступая из Славянска, банда террориста Игоря Стрелкова, по сообщению донецкого журналиста Виталия Сизова, вывезла 20 машин скорой помощи — весь автопарк больниц.

Потерянного, конечно, уже не вернешь. Но можно хотя бы учиться на ошибках. И госимущество из прифронтовых городов, где существует угроза военных действий, до сих пор никто не эвакуирует. В зоне риска, как мы помним, находятся Мариуполь, Северодонецк, Лисичанск, Артемовск, Авдеевка, где так же есть важные для Украины производства с оборудованием на миллиарды долларов, техника, документация, музейные ценности.

Что будет с ними, если Россия пойдет в наступление? Конечно, все мы надеемся, что ВСУ смогут остановить агрессора и не дадут ему продвинуться дальше в глубь территории Украины. Но под Иловайском и Дебальцево сдержать натиск противника не получилось. Поэтому стоит уже сейчас принимать меры на случай масштабного наступления оккупантов.

Никто в Минобороны до сих пор не может четко объяснить, что делать с промышленными предприятиями при отступлении. Просто оставлять врагу? Но в таком случае мы мотивируем его к дальнейшему наступлению. Взрывать, эвакуировать оборудование? Так поступала советская армия в 1941 году, покидая Украину. Если бы боевики знали, что в захваченных городах им достанутся только руины, вряд ли у них была бы мотивация наступать. Но украинские военные не имеют достаточной решимости, чтобы реализовать такой сценарий.

Что может потерять Украина, если вовремя не вывезет имущество из прифронтовой зоны? Лишь в Мариуполе заводы «Медпром» (производство медицинского оборудования), «Электробытприбор» (производство стиральных машин), «Плаза» (производство яхт и катеров), «Азовобщемаш», «Азовмаш» (самое большое машиностроительное производство Украины — А), «Транспрогресс», «Пожзащита», а также металлургические комбинаты, которые эвакуировать сложнее. Плюс сотни медицинских и милицейских автомобилей и оборудование.

А еще есть оружейные склады в Артемовске, наукоемкие предприятия в Краматорске и Северодонецке. Кто отвечает за сохранность всего этого?

Вопрос о сохранении оружейных складов Артемовска и промышленных предприятий Донбасса летом 2014-го поднимал народный депутат Юрий Сиротюк, который написал депутатские обращения экс-министру обороны Валерию Гелетею и премьеру Арсению Яценюку с просьбой объяснить, планируется ли эвакуация этого имущества. Однако министр экономики Павел Шеремета в ответе на указанный запрос сообщил, что режим АТО не предусматривает полномасштабной эвакуации. В Минобороны ответ Сиротюку не предоставили вовсе.

Похоже, никто в правительстве до сих пор не представляет себе четкого плана действий в этом вопросе. Понятно, что нужно срочно законодательно закрепить необходимость эвакуации стратегических предприятий и госимущества из зоны, прилегающей к району боевых действий. Но такой вопрос власть просто не поднимает. Отвечать за ее бездеятельность в любом случае придется украинским налогоплательщикам. И их платежеспособность, к сожалению, не безгранична.

Денис Казанский, опубликовано в издании  Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


Теги статьи: Госимущество

Дата и время 30 марта 2015 г., 16:02     Просмотры Просмотров: 2571
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
24 ноября 2017 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.06244