АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 17°C
Харьков: 18°C
Днепр: 19°C
Одесса: 22°C
Чернигов: 17°C
Сумы: 18°C
Львов: 16°C
Ужгород: 18°C
Луцк: 17°C
Ровно: 17°C

Бізнес із зоною АТО

Бізнес із зоною АТО
Бізнес із зоною АТО

Можно ли работать с предприятиями из зоны АТО? Заключение договоров с ними - финансирование терроризма?

Предприниматели и хозяйственные общества, которые зарегистрированы на неконтролируемой украинскими властями территории Донецкой и Луганской областей, столкнулись с рядом проблем и ограничений.

Они связаны с отсутствием однозначных правил ведения хозяйственной деятельности и злоупотреблениями со стороны правоохранительных органов.

В данном материале не рассматриваются прямые риски уничтожения имущества, отсутствие финансирования, ограниченное функционирование банковской системы и проблемы пропускного режима. Речь будет идти о юридических проблемах.

1. Предприятия вне зоны АТО дезориентированы и не знают, с какими из предприятий зоны АТО им разрешено работать, а с какими запрещено.

Некоторые предприятия вне зоны АТО придерживаются мнения, что вообще запрещены любые такие контакты и транзакции. Другие перестраховываются и минимизируют такие хозяйственные операции.

Согласно статье 42 Конституции каждый имеет право на предпринимательскую деятельность, которая не запрещена законом.

Статьей 43 Хозяйственного кодекса определено, что предприниматели имеют право без ограничений самостоятельно осуществлять любую предпринимательскую деятельность, которая не запрещена законом. Особенности осуществления отдельных видов предпринимательства устанавливают законодательные акты.

В статье 3 Гражданского кодекса в качестве принципов гражданского законодательства указаны свобода договора и свобода предпринимательской деятельности.

Отдельный, специальный закон "О временных мерах на период проведения антитеррористической операции" №1669-VII не содержит какого-либо запрета на ведение предпринимательской деятельности в зоне АТО или предприятиями, которые там зарегистрированы.

Данный закон не определяет обязанностей по перерегистрации или изменению местонахождения юридических лиц, которые зарегистрированы в зоне АТО.

Физические лица - предприниматели регистрируют предпринимательскую деятельность по месту регистрации проживания, то есть по своему месту жительства, говорит статья 5 закона "О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц-предпринимателей".

Закон "О временных мерах на период проведения антитеррористической операции" разрешает регистрировать предпринимательскую деятельность граждан, место жительства которых зарегистрировано в зоне АТО, у любого регистратора в Украине.

Окупований Донецьк. Усі фото ЕРА

Окупований Донецьк. Усі фото ЕРА

Аналогичное правило установлено относительно регистрации изменений в учредительные документы юридических лиц. Запрещено же предприятиям из зоны АТО менять данные о руководителе и о собственниках (учредителях).

Исходя из описанного принципа свободы предпринимательской деятельности, ее субъекты не ограничены территорией ее осуществления. Независимо от того, в какой области зарегистрирован субъект, он может вести предпринимательскую деятельность на всей территории Украины и за ее пределами.

Таким образом, по законодательству Украины предпринимательская деятельность предприятий из зоны АТО разрешена. Таким предприятиям разрешено работать на всей территории Украины, независимо от места регистрации.

Однако многие предприниматели вне зоны АТО дезориентированы по данным вопросам и предпочитают не иметь деловых контактов с предприятиями в зоне АТО.

Для преодоления этой практики считаем необходимым внести в закон "О временных мерах на период проведения антитеррористической операции" №1669-VII норму-декларацию о том, что на неконтролируемой территории Донецкой и Луганской областей разрешается предпринимательская деятельность, а предприятия, зарегистрированные на этой территории, имеют право работать на всей территории Украины без перерегистрации.

2. Со стороны правоохранительных органов Украины распространена практика привлечения к уголовной ответственности по статье 258УК "Финансирование терроризма" за хозяйственные и торговые отношения с предприятиями из зоны АТО, уплату "налогов" в "ДНР".

Согласно пресс-релизу от 11 марта 2015 года, опубликованному на сайте МВД, "в декабре 2014 года, действуя умышленно, по предварительному сговору с неустановленными лицами из числа членов "ДНР", собственник одного из обществ оформил документы на отгрузку угольной продукции в город Красный Лиман".

Общий вес отправленного злоумышленником угля составлял более 2,5 тыс тонн, стоимость - более 3 млн грн, говорится в релизе.

"Указанное общество не только продолжает свою деятельность на временно оккупированной территории, а еще и предпринимает попытки заключать договоры о перевозке угольной продукции з предприятиями, которые находятся на территории Украины", - сказано далее в пресс-релизе.

Еще он содержит такую фразу: "Мероприятия по перерегистрации указанного предприятия на подконтрольной Украине территории в соответствии с законом "О временных мерах на период проведения антитеррористической операции" лицо не предприняло и продолжило хозяйственную деятельность".

Директор общества был уведомлен о подозрении по части 2 статьи 258УК.

В другом пресс-релизе, от 23 февраля 2015 года, МВД сообщает, что на станцию Красноармейск ГП "Донецкая железная дорога" прибыл груз, отправителем которого является ООО с регистрацией в Торезе. В Единый реестр досудебных расследований были внесены сведения о преступлении по части 1 этой же статьи.

Согласно пресс-релизу от 28 января 2015 года, был задержан гражданин Украины, проживающий в Донецкой области, который ехал из Дзержинска в Харьков. У него в личных вещах были найдены 300 тыс руб, 7 321 долл и 50 фунтов стерлингов.

Согласно новости, опубликованной на сайте 5 канала 30 января 2015 года, несколько металлургических предприятий вывезли 37 тыс тонн коксохимической продукции из Донбасса через Бердянский морской порт, а заработанные 100 млн грн перечислили на счета "ДНР" под видом установленных незаконной властью налогов.

В соответствии с публикацией от 8 декабря 2014 года на сайте агентства УНИАН, по мнению тогдашнего генпрокурора В. Яремы, не разрешается закупка угля у предприятий из зоны АТО, поскольку это является финансированием терроризма.

В Едином реестре судебных решений Украины удалось найти всего три судебных документа, которые появились после начала АТО.

1. Приговор Ленинского районного суда Харькова от 12 ноября 2014 года по делу №642/8713/14-к, в том числе и по статье 258УК.

Лицо, действуя с умыслом, направленным на обеспечение участия группы лиц в совершении террористических актов против участников АТО в Луганской области, умышленно передало 3 тыс грн с целью организации участия другого лица в "ЛНР".

2. Определение Киевского районного суда Харькова от 19 сентября 2014 года по делу №640 об освобождении от уголовной ответственности, поскольку обвиняемый не был организатором террористической деятельности и до открытия уголовного производства сообщил о факте преступления в правоохранительные органы.

3. Определение Киевского районного суда Харькова от 27 августа 2014 года по делу №640/13057/14-к об отказе в утверждении соглашения обвиняемого с прокурором о признании вины, с фабулой о 3 тыс грн, похожей на фабулу приговора Ленинского районного суда Харькова, который был описан выше.

Таким образом, сейчас известно об открытии уголовных производств по фактам финансирования терроризма по ст. 258УК за хозяйственные правоотношения между предприятиями или уплату "налогов" "ДНР", однако приговоров с такой фабулой в Едином реестре судебных решений нет.

Тем не менее, возбуждение уголовных дел, пресс-конференции генпрокурора и наличие указанных публикаций вызывают большой общественный резонанс.

Эти факторы часто влияют на решения контрагентов вне зоны АТО относительно того, иметь или не иметь дело с предприятиями, зарегистрированными на неконтролируемых территориях Луганской и Донецкой областей.

В самом факте таких взаимоотношений или уплате поборов сепаратистам отсутствует состав преступления по статье 2585 - финансирование терроризма, поскольку этопреступление можно совершить только с прямым умыслом. Косвенный умысел или его отсутствие исключают уголовную ответственность.

Согласно статье 258УК, финансирование терроризма - это действия, совершенные с целью финансового или материального обеспечения отдельного террориста или группы, организации, подготовки или совершения террористического акта, вовлечения в его совершение, публичных призывов к его совершению, содействия совершению террористического акта, создания террористической организации.

Можно ли считать террористической организацией любое юридическое лицо из неконтролируемых районов Луганской или Донецкой областей, которое не изменило регистрацию? Таких правил в законодательстве Украины нет.

Точно так же не является террористом предприниматель, который зарегистрировал предпринимательскую деятельность по месту своего жительства, где органы государственной власти в последующем утратили контроль.

Выше приведена подробная аргументация относительно свободы предпринимательской деятельности на всей территории Украины, а также об отсутствии обязанности по изменению места регистрации предприятий.

Несмотря на эти нормы, в описание фабулы преступления правоохранительными органами включается непринятие мероприятий по перерегистрации указанного предприятия на подконтрольной Украине территории в соответствии с законом "О временных мерах на период проведения антитеррористической операции".

Еще раз: этот закон не содержит обязанности предприятий из зоны АТО менять зарегистрированное местонахождение.

Таким образом, заключение договоров с предприятиями из зоны АТО и проведение с ними финансовых расчетов - правомерная предпринимательская деятельность. Она не может считаться преступлением и тем более - финансированием терроризма.

Комментарии к Уголовному кодексу указывают, что субъективной стороной финансирования терроризма является прямой умысел.

Согласно части 2 статьи 24 УК прямым является умысел, если лицо осознавалообщественно опасный характер своего деяния, предвидело его общественно опасные последствия и желало их наступления.

Одним из признаков субъективной стороны преступления в данном случае является егопреступная цель, а именно - финансовое или материальное обеспечение террориста, террористической организации или террористического акта.

Желает ли общественно опасных последствий в виде увеличения финансового обеспечения террористической организации предприниматель, которого сепаратисты заставляют платить поборы под угрозой насилия или грабежа?

Соответственно, факт передачи денег террористической организации не является преступлением без прямого умысла и цели наступления противоправных последствий - увеличения финансового обеспечения террористической организации.

В случае уплаты "налогов" в "ДНР" правоохранительным органам необходимо разбираться в вопросе наличия прямого умысла по финансированию терроризма.

Любой предприниматель, которого заставили "зарегистрироваться" в так называемой ДНР, или который из-за страха потери своего имущества или бизнеса вынужден платить сепаратистам "налоги", не испытывает восторга от таких затрат.

Не каждый предприниматель платит эти "налоги" добровольно, многие столкнулись с прямыми угрозами. Заявления лидеров так называемой ДНР, а также так называемые законы ДНР можно считать публичными угрозами.

Правильной уголовно-правовой квалификацией для таких предпринимателей являетсястатус потерпевшего от вымогательства, статья 189 УК.

Таким образом, если у предпринимателей не было прямого умысла передавать деньги террористической организации с целю их последующего использования для проведения терактов, то и отсутствует состав преступления.

В связи с ущербом, который возникает в результате описанных выше ситуаций о финансировании терроризма, необходимо предпринять следующее.

1. Пленуму Высшего специализированного суда дать толкование статьи 258УК - финансирование терроризма в части субъективной стороны, а также уголовной квалификации фактов заключения договоров с предприятиями из зоны АТО, расчетов по этим договорам, оплаты "налогов" "ДНР".

2. Генеральной прокуратуре подготовить методические материалы для прокуроров по статье 258УК - финансирование терроризма в части субъективной стороны, а также уголовной квалификации фактов заключения договоров с предприятиями из зоны АТО, оплаты "налогов" "ДНР".

3. Опубликовать официальный перечень предприятий, которые контролируются сепаратистами.

Согласно статье 20 закона "О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, добытых преступных путем, или финансирования терроризма" орган Госфинмониторинга имеет право принимать решение о приостановлении расходных операций.

По статье 17 этого закона субъект первичного финансового мониторинга (например, банк) также имеет право приостанавливать расходные операции, если существуют обоснованные подозрения, что они связаны с финансированием терроризма.

Пока между СБУ, органом Госфинмониторинга и банками не налажено оперативное техническое взаимодействие по данному вопросу, целесообразно сформировать публичный реестр юридических лиц и физических лиц - предпринимателей, которые контролируются террористами.

epravda.com.ua


Теги статьи: АТОБизнес

Дата и время 01 апреля 2015 г., 22:11     Просмотры Просмотров: 4287
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Какой из кандидатов уже заявивших о своем участие в президентских выборах самый достойный?








Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.109434