АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 4°C
Харьков: 0°C
Днепр: 1°C
Одесса: 5°C
Чернигов: 2°C
Сумы: 0°C
Львов: 3°C
Ужгород: 5°C
Луцк: 3°C
Ровно: 3°C

“Фотографировать туалет нельзя!”

“Фотографировать туалет нельзя!”
“Фотографировать туалет нельзя!”

Койко-места, институты-клоны и потерянные миллиарды: как тратит деньги государства Академия наук.)

Ежегодно Академия наук получает из государственного бюджета миллиарды гривен. Эти деньги между сотнями научных учреждений распределяет Президиум. Распределение этих средств должно происходить абсолютно прозрачно и понятно. Но как научное сообщество может оценить финансовую грамотность руководства, если Академия нигде не публикует свои финансовые отчеты? В издании "ТЕКСТИ" в течение нескольких месяцев знакомились с финансовой отчетностью институтов в бумажном виде в бухгалтерии Президиума НАНУ.

Больница для ученых

- А вам что надо? - вместо приветствия в окошке поликлинической регистратуры - до боли знакомое раздраженное выражение лица женщины за пятьдесят в белом халате.

- Подскажите, может ли мой дедушка обслуживаться в этой поликлинике? Он - ученый, но не из Академии наук.

- Конечно, может. Даже вы можете. Платите благотворительный взнос 200 гривен - и вы - наш клиент. Ну, и с каждым врачом отдельно будете расплачиваться. Сколько денег врачи возьмут - это уже с ними договаривайтесь.

- А 200 гривен - это однократно? - я уже молчу о том, что вымогательство денег - противозаконно.

- Вы что, вчера родились? Это в год! Это же вам не государственное учреждение! - на крик работницы прибежала ее помощница и морально поддержала таким же насмешливым взглядом в мою сторону.

- Не государственное? А какое же? И платить разве обязательно?

- Слушайте, спросите у дирекции. Пятый этаж. Лифты - вон там.

Центр инновационных технологий. Он же - больница и поликлиника.

Я брожу в строительной пыли коридорах Больницы для ученых Национальной Академии наук Украины. Недавно ее переименовали в Центр инновационных медицинских технологий НАНУ. В Академии его называют «современным медицинским центром мирового уровня с органическим сочетанием функций научно-исследовательского и практикующего учреждения».

Чтобы Центр выглядел прилично, НАНУ вложила миллионные средства в ремонт - и теперь половина коридоров и палат выглядят опрятно, как в голливудских фильмах. Здесь больных пациентов радушно принимают терапевт, гинеколог и невропатолог ... У кабинетов - традиционные очереди, потому что ежедневно Центр посещает более тысячи пациентов.

Фрагмент финансового отчета Больницы для ученых: план по посещениям выполнили и перевыполнили

Правда, обойдя 12 этажей стационара и поликлиники, можно с легкостью забыть о том, что главным приоритетом Центра является проведение научных исследований. Где находятся научные отделы - мне не смог объяснить ни один из десятка медицинских работников, к которым я обращалась. Утомленные медсестры оказались неразговорчивыми - стационар рассчитан на 400 коек, и почти все они заняты больными.

И даже по версии заместителя директора Центра по научной работе Александра Перехрестенко, примерно 70% его деятельности - это лечение пациентов, а не научная работа.

Сам Перехрестенко похвастаться научными достижениями мирового уровня не может - он имеет нулевой индекс Гирша. Впрочем, здесь он такой не один: такой же (нулевой?) авторитет в научном сообществе имеет большинство его коллег. По данным наукометрической базы Scopus, 17 кандидатов и докторов наук Центра имеют h-index «0». А четверо ученых вообще не имеют научной степени.

А директор Центра - доктор медицинских наук Иван Тодуров - даже в соавторстве с 93 авторами имеет индекс Хирша «2». Впрочем, на официальном сайте учреждения Тодурова и его Ученый совет называют «ведущими учеными, имеющих бесспорный заслуженный авторитет в Украине и мире».

- По какому принципу вы подбирали кадры для вашего Центра? Это же должны быть ученые мирового уровня, - интересуюсь у Перехрестенко, потому что логически объяснить такой подбор ученых трудно.

- Хороших ученых не так уж и просто заманить к нам работать. С нашими зарплатами. Вот в таком состоянии мне достался Центр. Разве можно заниматься наукой в таких условиях? - оправдывается он, демонстрируя мне разбитый унитаз в уборной, до которой еще не добрались строители. - Кстати, без особого распоряжения Президиума (руководящий орган НАНУ - Ред.) фотографировать туалет нельзя.

- А когда ремонт закончится, вы не в курсе? - как и миллионы украинцев, я хочу как можно скорее порадоваться высоким достижениям отечественных ученых. Но, по логике ученого, эффективно работать Центр сможет только после того, как во всех кабинетах засияет керамическая плитка.

- Не знаю.

Ремонт в разгаре

- Возможно, есть смысл отделить Центр инновационных медицинских исследований от больничных и поликлинических функций? Например, передать больницу и поликлинику под эгиду Министерства здравоохранения, а Центр оставить под крылом Академии?

- Это нецелесообразно. Мы работаем так, как нам говорит мировая практика, - отрезал Перехрестенко.

Неправильные приоритеты

Чтобы деньги тратились более эффективно, в 2016 году Академия наук начала процесс «оптимизации сети учреждений и численности их работников». В результате ликвидировали 16 научных институтов. Но штат Президиума почти не пострадал - его сократили всего на два десятка единиц.

Сейчас любой научно-исследовательский институт НАНУ может позавидовать бюджету, который тратит Президиум. Например, в 2016 году на деятельность Президиума было потрачено более 62 миллионов гривен. Почти такой же годовой бюджет тогда имели пять (!) институтов НАНУ, вместе взятые: Институт механики им. С.П.Тимошенко, Институт истории, Институт общей и неорганической химии, Институт черной металлургии им. З.И.Некрасова и Институт биологии клетки.

А если сравнить годовой бюджет Президиума с годовым бюджетом грантов на научные исследования, то становятся более понятными реальные приоритеты руководства Академии.

Например, в 2018 году НАН Украины профинансировал 165 научно-исследовательских работ молодых ученых в рамках конкурсов грантов. На эти проекты Академия суммарно потратила всего 17,7 миллиона гривен - это в три раза меньше, чем сумма, которая ежегодно тратится на содержание Президиума.

Так же руководство Академии никогда не экономило и на содержании койко-мест в Больнице для ученых.

ТЕКСТИ проанализировали финансовые отчеты Больницы для ученых с 2010-го по 2017-й год - до момента формального ее превращения в Центр инновационных медицинских технологий. За этот период на лечение пациентов из бюджета НАНУ ушло более 265 млн гривен.

Значительная ли это сумма в рамках деятельности Академии? Проанализируем на конкретном примере.

В 2011 году НАНУ проводила конкурс грантов на проведение научных исследований среди молодых ученых. Размер гранта в среднем 10 000 гривен.

И если бы бюджет Больницы для ученых в 2011 году потратили на гранты для молодых ученых, то финансирование получили бы 30 млн 812 тыс. грн. : 10 тыс. грн. = 3081 научное исследование. Для сравнения: в 2011 году Академия выделила средства на проведение лишь ста исследований.

Несмотря на это, из года в год бюджет Больницы для ученых значительно превышает бюджеты учреждений, занимающихся исключительно научными исследованиями.

Клоны и статистики

Ежегодно Академия наук получает из государственного бюджета миллиарды гривен. Эти деньги между сотнями научных учреждений распределяет Президиум. Распределение этих средств должно происходить абсолютно прозрачно и понятно. Но как научное сообщество может оценить финансовую грамотность руководства, если Академия нигде не публикует свои финансовые отчеты?

ТЕКСТИ в течение нескольких месяцев знакомились с финансовой отчетностью институтов в бумажном виде в бухгалтерии Президиума НАНУ. Чтобы проанализировать весь массив данных, мы фотографировали эти отчеты, а потом привлекали детективов Wiki Investigate, чтобы занести нужные данные в электронные таблицы.

В принципе, эту работу мог бы сделать кто-то из многочисленных сотрудников самого Президиума. Тем более, что информатизацией деятельности Академии занимается отдельная организация - Центр практической информатики НАНУ. На официальном сайте Академии есть перечень научных направлений, которыми занимается эта организация. Например, «внедрением современных облачных технологий по формированию и использованию в цифровом формате корпоративных знаний и средств сотрудничества и объединенных коммуникаций».

Но и здесь не планируют заниматься оцифровкой финансовых отчетов Академии. Причина проста - некоторые цифры могут рассказать гораздо больше, чем скучные многочасовые монологи академиков о недостатке денег:

- Будет ли ваш Центр заниматься оцифровкой бумажных финансовых отчетов учреждений Академии наук? - спросила я у заместителя директора Центра прикладной информатики по научной работе Ирины Шевцовой.

- Нет, у нас таких планов нет.

- Объясните, чем ваш Центр отличается от других институтов, где проводят научные исследования в области информатики?

- Почему вы у меня спрашиваете? Это вы лучше у нашего директора Платонова спросите.

- Спрашиваю у вас, потому что вы - заместитель директора по научной работе. И как никто, должны понимать, какие научные исследования выполняет Центр.

- С такими вопросами - лучше к директору.

Оказывается, в Центре практической (!) информатики нет даже своего официального сайта. Ирина Шевцова удивленно спросила, для чего он вообще нужен?

2016-й год. Обсуждение работы официального сайта НАНУ превратилось в официальное мероприятие (фото: nas.gov.ua)

К слову, у Центра практической информатики НАНУ есть брат-близнец - Научно-учебный центр прикладной информатики. Различия между прикладной и практической информатикой - нет. Ибо «прикладной» и «практический» - это слова-синонимы. Также в НАНУ есть  Институт кибернетики - который также занимается «решением прикладных проблем информатики».

Поэтому запутаться очень просто.

А если разобраться в структуре некоторых институтов более глубоко, вопросов становится еще больше. Например, Институт телекоммуникаций и глобального информационного пространства выполняет те же задачи, что и другие учреждения Академии:

Здесь есть научный отдел физического и математического моделирования (хотя в НАНУ есть Институт математики и Центр математического моделирования Института прикладных проблем механики и математики).

Также работает Отдел информационных и коммуникационных технологий (и в то же время функционирует Международный научно-учебный центр информационных технологий и систем).

А еще Отдел прикладной информатики (то есть, еще один близнец Центра практической информатики) и Отдел исследований окружающей среды (несмотря на то, что есть целый Институт проблем природопользования и экологии НАН Украины).

Президиум Национальной Академии наук Украины

Настроено ли нынешнее руководство Академии на решительные реформы по пересмотру структуры НАНУ, могут рассказать сухие цифры. В среднем директор научного института НАНУ находится на руководящей должности 20 лет. А члены Президиума - это дедушки, большинству из которых далеко за семьдесят. Их «боевой настрой» шепотом охарактеризовал 80-летний академик: «Я не хочу ничего менять. Сижу тихо - чтобы кресло не забрали. Не пойду, пока ноги не протяну - у меня внучка подрастает».

Космические площади и мизерный бюджет

Сейчас в распоряжении Академии наук находится более 3,4 миллиона квадратных метров площади. Это более пяти тысяч зданий и заповедные территории, ботанические сады и дендропарки. И за всей этой территорией постоянно нужно ухаживать. Читай - следить за порядком, ремонтировать, оплачивать коммунальные услуги.

Кабинет в Институте общей и неорганической химии им. В.И.Вернадского НАНУ давно не используется по назначению

«Я как бизнесмен не могу содержать сотни тысяч квадратных метров и пустые разрушенные цеха. А Академия может, - говорит доктор физико-математических наук Института физики Александр Габович. - Надо проводить аудит, надо после аудита решить вопрос, как управлять наукой. Но аудит нужен во всех других академиях и университетах».

Руководство НАНУ также признает - бюджет институтов не выдерживает такой финансовой нагрузки. В результате помещения лабораторий понемногу превращаются в декорации для фильмов о постапокалиптике. Потрескавшимися стенами, гнилым полом и грибком ученых Академии уже давно не удивишь.

Значительная часть помещений (точных данных о площади в публичном доступе нет) годами не используются. Но директора институтов так и не научились грамотно распоряжаться имеющимися площадями. По состоянию на 1 января 2019 года в аренду сдавалось лишь 9% площади - так Академия заработала 230 млн гривен. Но потом лишь крошечная часть полученного дохода (16,85 млн грн.) пошла на ремонт зданий.

Сквозь щели в окнах и стенах научных учреждений зимой пробивается лютый холод. Денег не хватает и на оплату теплоснабжения - поэтому ученые вынуждены работать в своих лабораториях в куртках и шапках. Иногда руководство институтов идет на милость, позволяя им работать дома - потому что так теплее, и меньше риск простудиться.

Такое положение вещей продолжается десятилетиями. Сейчас в архивах Президиума скрываются отчеты аудиторов, которые изобилуют систематическими злоупотреблениями из-за использования площадей институтов в интересах сторонних лиц и с убытками для Академии.

Еще в 2011 году Контрольно-ревизионное управление провело проверку хозяйственной деятельности НАНУ за 2007-2010 годы. В ходе ревизии проверяющие выявили нарушений финансово-бюджетной дисциплины на 10 млрд 200 млн гривен.

«Организации Академии, имея государственное имущество в оперативном управлении, передавали его в уставные фонды коммерческих структур негосударственной формы собственности, что создавало условия для его потерь», - констатировали аудиторы.

Например, ГП «Опытный завод Института импульсных процессов и технологий НАН» заключило договор с ООО «Берилл» о совместной деятельности. Завод дал право пользоваться своей базой отдыха, а ООО «Берилл» «организовывало» отдых. В результате за 2007-2010 годы завод получил от такого сотрудничества только 82 тыс. грн. дохода.

А Институт технической теплофизики безвозмездно передал 1400 кв. м. площади в уставный фонд ЗАО «Опытное конструкторско-технологическое бюро теплоэнергетического приборостроения». По подсчетам КРУ, от сдачи этих площадей в аренду институт получил бы как минимум 141 тыс. грн. дохода, но зато заработал за три года только 8000 гривен дивидендов.

Также есть случаи, когда институты теряют свои помещения навсегда. Например, Институт сорбции и проблем эндоэкологии незаконно передал в пользу ООО «Эколан» часть лабораторно-технологического корпуса института площадью 1100 кв. м. В результате - государство потеряло имущество стоимостью 2,3 млн грн.

Заслушав шокирующие выводы КРУ, Бюро Президиума отметило, что «проведенный аудит будет способствовать укреплению финансовой дисциплины». Но изменить ситуацию в корне НАНУ так и не удалось - об этом свидетельствуют результаты проверок в более поздние периоды.

Но похоже на то, что любой ценой крепко держаться за площади - это непоколебимая позиция НАНУ. В 2019 году Анадемия даже предлагала на законодательном уровне запретить приватизировать свои недвижимые объекты. Впрочем, депутаты эти пожелания в профильном законопроекте не учли.

Прибор для получения денег

Квантовые химики Института химии поверхности им. А.А.Чуйко много лет мечтают о суперкомпьютере, чтобы проводить научные исследования не хуже иностранных коллег.

 - Когда у тебя крутое оборудование, ты можешь конкурировать с европейскими учеными и выиграть международные гранты, - аргументирует Андрей.

- Одна задача на нашем компьютере полтора месяца считается, - анализирует вслух его коллега Мария. - А если свет выключат, то все полетит. Сидишь и молишься, чтобы все было хорошо. А на суперкомпьютерах это занимает минуты. Но у нас нет такого оборудования. Работаем с тем, что есть!

Ученые боятся пойти к директору и просить о новом оборудовании: «Я сам не пойду. Кто я для директора?! - эмоционально говорит квантовый химик Евгений. - Вот 81-летний старший научный сотрудник Куц его друг. А меня секретарша кормит фразочками: «Он занят». И так полдня нельзя зайти к директору в кабинет».

Подобные разговоры звучат едва ли не в каждом институте НАНУ.

Правительство требует от Академии наук научных разработок мирового уровня, которые если не сегодня, то завтра можно воплотить в жизнь. При этом руководство НАНУ убеждает, что без современного оборудования выполнять высококлассные исследования просто невозможно.

«Устарелость материально-технической базы остается одной из главных причин, которая не способствует ученым Академии получать научные результаты мирового уровня, - год за годом оправдывается вице-президент НАН Украины Анатолий Загородний. - По данным статистических отчетов, более 75% научного оборудования и приборов эксплуатируются уже более 20-25 лет».

Имея под своим крылом 193 научных учреждения, в 2018 году НАНУ смогла отремонтировать только 65 приборов. То есть, в среднем, за год в каждом третьем институте отремонтировали по одному прибору. А таких приборов в одной научном учреждении могут быть сотни.

Вот почему появление новейшего оборудования - всегда презентуется Президиумом как событие вселенского масштаба. Например, в 2004 году сам президент Академии наук Борис Патон пришел посмотреть на новенькую установку INSTRON 8802 для проведения экспериментальных исследований в Институте проблем прочности.

Открытие Центра коллективного пользования испытательной машиной INSTRON 8802 в Институте проблем прочности им. Г.С.Писаренко НАН України

«Машина используется для решения задач оценки сопротивления нагрузке деталей автомобильной и сельхозтехники, железнодорожного транспорта, магистральных трубопроводов, бытовой техники», - гордо заявляли ученые.

Если же копнуть глубже, то радость от этого события мгновенно исчезает.

Познакомившись с финансовой документацией, оказалось, что институт купил эту замечательную установку в полтора раза дороже, чем предлагал сам продавец - чешская компания «Leco». В коммерческом предложении «Leco» мы видим сумму «317 тыс 311 евро» - это около 2,5 млн грн. Но в мае 2008 года институт отчитался, что стоимость купленной им установки оценивается в ... 4 миллиона гривен.

Стоимость установки в коммерческом предложении «Leco»

Балансовая стоимость установки INSTRON в 2008 году

То есть получается, что институт за государственные средства приобрел установку в полтора раза дороже, чем предложил продавец.

Так обычно работают коррупционные схемы, построенные на откатах. Принцип таков: компания предлагает директору купить, к примеру, калькулятор, за 100 гривен. Директора цена устраивает, но он хочет заработать на этой операции. Поэтому просит продавца указать в накладной цену не 100, а 120 гривен. Так продавец получает своих 100 гривен, а разницу - 20 гривен - директор кладет себе в карман.

Кстати, Институт проблем прочности и сейчас продолжает сотрудничать с людьми, имеющими отношение к компании «Leco».

В сентябре 2018 года институт покупал оборудования для установки «Инстрон» у киевской компании ООО «Лем Украина». По странному стечению обстоятельств, эту фирму создали всего за несколько месяцев до официального проведения тендера. А еще более странно то, что возглавил ее Андрей Антонов - который по совместительству является официальным представителем «Leco» в Украине.

Для чего создавать фиктивную украинскую фирму, если можно работать с международной компанией? Потому что так проще договариваться.

Деньги - в пропасть

Коррупционные схемы и финансовые злоупотребления комфортно реализовывать в условиях дефицита информации. Если Министерство образования и науки не понимает, что происходит в Академии наук, ввести правительство в заблуждение очень просто.

Аудиторы КРУ зафиксировали - еще в 2010 году каждое второе учреждение НАНУ работало без финансовых планов, потому что не имело никаких заказов на следующий год. При этом, 46 предприятий, предоставивших отчеты, не выполнили план по получению прибыли.

«Предприятия НАНУ выполняют достаточно малый объем работ (или вообще не выполняют) по тематике Академии, а существуют лишь за счет предоставления услуг сторонним организациям, предоставления в аренду помещений и т.д.», - подытожили проверяющие.

Чтобы хоть как-то исправить ситуацию, Академия начала работать над программой информатизации своей деятельности. Ученым была поставлена задача внедрить информационные технологии в рабочий процесс институтов, чтобы финансовые решения здесь принимались более обоснованно.

Также в 2011 году Президиум создал Комиссию по изучению производительных сил НАНУ - «с целью обеспечения координации и углубления комплексных междисциплинарных исследований по проблемам развития производительных сил Украины».

Через четыре года академики Андрей Загородний и Филипп Андон поздравили друг друга с успешно выполненной работой стоимостью 10 млн гривен: «В интересах Президиума НАНУ разработаны и внедрены технологии для поддержки финансово-экономической деятельности по планированию и использованию бюджетных средств, накоплению и консолидации этих данных, получению аналитических отчетов на их основе; сбору, сохранению и анализу данных о научных программах и научно-исследовательских работах».

Казалось, что все прекрасно, пока в 2016 году Счетная палата Украины не вооружилась калькулятором, и начала считать, какой экономический эффект имеют учреждения Академии наук.

Проверяющие проанализировали отчеты НАНУ по двум направлениям научных исследований, результаты которых должны были иметь практическое применение: «информатика и кибернетика» и «электроника, радиотехника и телекоммуникации». Выяснилось, что лишь 19 из 68-ти разработок внедрены в области экономики. Остальные разработки так и остались в кабинетах ученых, хотя за их проведение государство заплатило 9,7 млн гривен.

Таким образом, государство вложило в 68 исследований 22,8 млн грн., а получило доходов 3,5 млн грн. То есть, вложив 1 гривну, заработало 15 копеек.

Ответственность за выполнение научных разработок и их внедрение в массовое производство несет не только НАН Украины, но и Министерство образования и науки. Но, похоже на то, что МОН так и не выстроило эффективную систему мониторинга и контроля деятельности НАНУ.

В 2014 году ученые провели 373 фундаментальных и 507 прикладных научно-исследовательских работ. Их проведение обошлось государству в 180 млн грн. Но оказалось, что Минобразования не требовало от исполнителей промежуточных отчетов и калькуляции фактических затрат. В результате, правительство так и не узнало, сколько же на самом деле денег было потрачено в ходе работ, и была ли эта работа выполнена в принципе.

Знают ли об этих фактах ученые? Заместитель директора Института кибернетики Александр Химич уже сорок лет работает в системе НАН Украины, но уклоняется от вопросов о коррупции:

- Есть ли коррупция в НАНУ? - спросила я его.

- Н-у-у-у ... Я ее не вижу. Честно говоря ... коррупция там, где много денег. А у нас недофинансирование.

- То есть, коррупцию вы не видите и никогда не видели?

- Честно говоря, мне кажется, что если и есть коррупция, то это наименее коррумпированная сфера. Придите и посмотрите, как живут наши ученые. Я не видел коррупцию в таких масштабах, как это соразмерно по стране.

- А когда видели коррупцию в меньшем масштабе, то вы в правоохранительные органы об этом заявляли?

- Этот вопрос неуместен.

Его 80-летний коллега из этого же института мыслит примерно так же. Мы душевно беседовали больше часа, ученый рассказал всю свою биографию, но на вопрос о возможности причастности руководства НАНУ к коррупционным схемам по-детски улыбнулся: «Нет, ну что вы. Академия наук - очень бедная организация».

А академик НАНУ Владимир Горбулин во время последнего заседания Национального совета Украины по вопросам образования и науки подытожил: «... Предлагаю в протокольном решении написать вместо слов «реформирование» - «система организации научной системы в целом». То есть слово "реформы" для академиков страшно само по себе.

Бездарное управление огромным количеством имущества, непрозрачная система выплаты зарплат, назначение руководства по принципу кум / брат / сват уничтожают всякую надежду на то, что после неоднократного увеличения финансирования НАН Украины оживет и оправдает надежды правительства.

Анализ финансовых отчетов научных институт показал - даже в условиях острого дефицита денег Президиум и почти все руководители научных учреждений не научились эффективно привлекать дополнительные средства.

Так, Академия, как мы упоминали выше, имеет большие расходы на содержание помещений и территорий. Заказники должны оставаться в ее ведении. Но городские помещения - это не только бремя это и ресурс, правильно распорядившись которым можно получить деньги и на повышение зарплат, и на новое оборудование. Например - аренда. В Украине действует система Прозоро. Продажі, через которую государственные оргнизации могут продавать ненужное имущество и сдавать в аренду помещения. Практика торгов показывает, что часто цена взлетает в разы. Площадка работает несколько лет, но НАНУ не спешила к ней присоединяться. Но с февраля этого года сдавать в аренду можно будет только через Прозоро.Продажи.

Для нынешней Академии это из области фантастики, но Институты НАНУ должны публиковать свои финансовые планы и выставлять цели, каких показателей должны достичь, работая над привлечением негосударственного финансирования, а именно: грантов, заказов, эффективного использования имущества и тому подобное.

Но большинство менеджеров НАНУ много лет демонстрируют свою отсталость и непонимание того, как устроен современный мир в целом и экономика и финансы в частности.

Новое - энергичное и решительное - руководство должно объективно оценить научные кадры институтов, и в полную силу начать использовать возможности, которые Академия игнорировала десятки лет подряд. Иначе - совсем скоро - в стенах НАНУ сгниют не только пол и стены, но и сами ученые и их исследования.

Любовь Величко, TEXTY.ORG.UA


Теги статьи: наукаНАНУКоррупцияУкраинская Академия Наук (УАН)

Дата и время 30 января 2020 г., 18:55     Просмотры Просмотров: 1316
Комментарии Комментарии: 0


Похожие статьи

«Нові обличчя у Новій митниці» или кто такой Денис Шендрик
Лерос нанес термоядерный удар не только по Ермаку, но и по Зеленскому — Бутусов
Скандальні “розмови Єрмака” записував власник аграрної компанії із Рівненщини

Скандал с братом Ермака разгорелся с новой силой: в сеть слили новое видео
Разыскиваемый преступник Владимир Рущак получил пост «министра» у террористов
Пойманный на взятке в $150 000 бывший прокурор и зять Сергея Кивалова 4 года избегает наказания и розыска

Как вирус вскрывает двери нашего организма и от чего зависит смертность
На Черкасщине трое служащих похитили у госпредприятия около 1,5 млн гривен
СБУ изъяла в Киеве поддельные экспресс-тесты для диагностики коронавируса

На взятке в 25 тыс. долларов попался одесский прокурор
Прокурор Максим Киричук - маньяк квадратных метров
В Василькове чиновницу разоблачили на получении взятки за решение о передаче в собственность квартиры

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Поддерживаете ли вы открытие рынка земли?








Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.793597