АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 2°C
Харьков: 4°C
Днепр: 6°C
Одесса: 9°C
Чернигов: 2°C
Сумы: 4°C
Львов: 2°C
Ужгород: 5°C
Луцк: 2°C
Ровно: 3°C

Дело Фирташа. Часть 3: Дела газовые

Дело Фирташа. Часть 3: Дела газовые
Дело Фирташа. Часть 3: Дела газовые

НАК «Нафтогаз Украины» поставлял топливо в неприбыльный сектор — бюджетным предприятиям, облгазам, госучреждениям.

А мелкие посредники и крупные частные трейдеры, такие как «Республика» и «Интергаз» Игоря Бакая, — прибыльному промышленному сектору. Одним из таких посредников стала компания «КМИЛ» Марины и Дмитрия Фирташ.

Фото Дмитрия Амидова, УП

(Продолжение. Первую часть читайте здесь Дело Фирташа. Часть 1: Дела колхозные. Вторую часть можно найти здесь Дело Фирташа. Часть 2: Дела семейные).

В конце 90-х дела Дмитрия Фирташа и Марины Калиновской (тогда уже Марии Фирташ) шли из рук вон плохо. Небольшая фирма «Калиновская Мария и Любовь» (КМИЛ) находилась в плачевном состоянии. По воспоминаниям бывших сотрудников, провал за провалом в сделках с партнерами усугублялся тотальной невыплатой долгов за поставку продовольствия.

Марина и Дмитрий Фирташ круглый год были в разъездах. Не обращая внимания на звонки кредиторов и растущие долги, партнеры семимильными шагами подбирались к рынку транспорта газа.

Когда именно в сделках запахло газом, сейчас уже выяснить трудно. Ясно одно — выход на рынок поставок энергоносителей не был обусловлен ни «овощным», ни транспортным, ни каким-либо другим бизнесом Калиновских-Фирташей. Ни «КМИЛ», ни «Форватер», ни «Альтаир», ни другие компании, в которых работал Дмитрий Фирташ не обладали активами, достаточными для начала торговли газом.

По многим свидетельствам, человеком, который обеспечил первый газовый контракт для «КМИЛ», стал некий Владимир Галаздра. Этот человек сыграл небольшую, но очень яркую роль в жизни Марины и Дмитрия Фирташа.

История знакомства партнеров с Галаздрой выглядит довольно туманной. Многие родственники Марины Калиновской и сама экс-супруга газового олигарха утверждают, что влиятельного партнера нашла именно она. Причем все рассказанные ими истории, так или иначе овеяны легкой мистикой.

Женитьба Фирташей. Фото «Комсомольской правды»

Возможно, это связано с личностью самой Марины Калиновской. С тех пор как госпожа Калиновская-Фирташ стала меценаткой Свято-Вознесенского монастыря в селе Банчены Черновицкой области, Марину Фирташ в религиозных кругах называют не иначе как матушка Мария.

Кстати, многих детей в приюте, который организован при монастыре, Марина Калиновская крестила вместе со своим кумом — бывшим министром топлива и энергетики Юрием Бойко.

В те годы Марина Фирташ часто посещала Израиль и молилась в Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Во время одной из поездок в начале 2000-х в храме святой мученицы царицы Александры она рассказала своему брату Петру Москалю, что увидела на иконе лик человека, который должен помочь ей и мужу рассчитаться с долгами.

Человеком, который явился матушке Марии и, которого позже якобы узнала во время случайной встречи в Киеве, был Владимир Николаевич Галаздра — член правления Полтавского ГОКа.

На тот момент Владимир Галаздра относился к группе «Финансы и кредит», владельцами которой выступали нынешний депутат «Нашей Украины» Алексей Кучеренко и депутат БЮТ Константин Жеваго. Позже в составе правления Полтавского ГОКа его заменила нынешний депутат БЮТ Анжелика Лабунская.

Но для Марины Калиновской и Дмитрия Фирташа большую ценность представляла другая должность господина Галаздры — он также являлся директором предприятия «Бари», впоследствии ставшее одним из центров группы «Финансы и Кредит».

А в конце 90-х «Бари» была всего лишь небольшим осколком «Интергаза» — газовой империи Игоря Бакая.

Когда в 1998 году господин Бакай стал первым председателем правления, созданного по его «проекту» НАК «Нафтогаз Украины», покровительство над «Бари» взял на себя его близкий друг народный депутат Александр Волков.

Компания «Бари» играла не ключевую, но очень важную роль в придуманной Игорем Бакаем схеме «газ в обмен на продовольствие». Совместное предприятие фактически было основным агентом по расчетам товарами и услугами за потребленный Украиной туркменский газ.

Дмитрий Фирташ и другой Александр Волков наблюдают за игрой баскетбольного клуба «Киев»

В 1998 году СП «Бари» вошло в число украинских газотрейдеров и некоторое время поставляло российский газ совместно с «Интергазом». По некоторым данным существовал даже отдельный контракт между РАО «Газпром» и «Бари» на поставку 2,8 миллиардов кубометров газа.

Интересно, что «Бари» по форме собственности являлось украинско-швейцарским совместным предприятием. По странному стечению обстоятельств, позже именно в Швейцарском кантоне Цуг будет зарегистрирована компания RosUkrEnergo.

К моменту знакомства Владимира Галаздры с партнерами Мариной и Дмитрием Фирташем у «КМИЛ» накопилось большое количество должников в Туркменистане. Первая сделка, которую обеспечил директор СП «Бари» своим новым партнерам, по различным версиям была связана с поставкой рельс или арматуры.

Кроме того, у новоиспеченных газовщиков Марины и Дмитрия Фирташа уже был вполне надежный контакт в газовых кругах Туркменистана, завязавшийся еще в Германии.

К концу 90-х в Берлине партнеры открыли небольшую транспортную компанию MDF Transspeditions. MDF расшифровывается как Marina & Dmitriy Firtash. По иронии судьбы через много лет Дмитрий Фирташ презентует миру свою группу с созвучным названием, заменив в ней одну букву — GDF (Group of Dmitriy Firtash).

Один из партнеров MDF Transspeditions — владелец небольшой страховой компании, некий Антон впоследствии стал фиктивным мужем первой супруги Дмитрия Фирташа — Людмилы Фирташ (в девичестве Грабовецкой).

В середине 1998-го года Антон познакомил Марину Фирташ с одним из высокопоставленных сотрудников посольства Туркменистана в Германии, который впоследствии стал одним из крупных чиновников в нефтегазовой сфере и обеспечивал Дмитирю и Марину Фирташ поддержкой в газовых сделках.

Газ в обмен на удовольствие

Схема бартерных поставок газа выглядела следующим образом. НАК «Нафтогаз Украина» получал газ в обмен на доставку продовольствия в Туркменистан, но на практике сам НАК никакого отношения к поставкам продуктов в Туркменистан не имел. Этим занимались различные посредники, такие как «Бари» или КМИЛ.

Но в силу нехватки твердой валюты на всем постсоветском пространстве, компании-посредники в качестве оплаты за свои услуги тоже получали часть газа на внутреннем рынке.

В дальнейшем распределение газа на внутреннем рынке проходило весьма интересно: НАК «Нафтогаз Украины» поставлял топливо в неприбыльный сектор — бюджетным предприятиям, облгазам, государственным учреждениям, а мелкие посредники и крупные частные трейдеры, такие как «Республика» и «Интергаз» Игоря Бакая, — прибыльному промышленному сектору.

Одним из таких посредников и стала компания «КМИЛ» Марины и Дмитрия Фирташ. 12 мая 2000 года небольшая черновицкая фирма, когда-то торговавшая консервами, получила лицензию «На право осуществления предпринимательской деятельности по поставке природного газа по нерегулируемому тарифу».

Но уже вскоре партнеры по КМИЛ получили предложение о сотрудничестве от самого крупного на тот момент газового трейдера — Игоря Макарова и его компании «Итера», занимавшейся прямыми поставка газа из Туркменистана.

Для обеспечения совместных схем по поставке продовольствия 15 января 2001 года в городе Лимасол на Кипре была зарегистрирована компания Highrock Holding Ltd.

Учредителями Highrock Holding Ltd выступили:

 

Дмитрий Фирташ

16,99%

Мария Фирташ

15,99%

Agatheas Trading Ltd.

33,98%

Finegoods Trading Ltd.

32,98%

 

Согласно источникам «Украинской правды», компании Agatheas Trading Ltd. и Finegoods Trading Ltd. были созданы в один день, ровно за 15 дней до регистрации Highrock Holding Ltd — 31 декабря 2000 года. Более того, у обеих компаний один и от же учредитель — Mittelmeer Nominees Ltd., выступавший от имени адвокатской компании Christodoulos G. Vassiliades & Co.

30 января 2001 года официальным директором Highrock Holding Ltd был назначен Дмитрий Фирташ.

Highrock Holding Ltd стала главной в схеме Дмитрия Фирташа по поставкам газа в обмен на продовольствие. Кстати, позже именно на Highrock Holding Ltd были зарегистрированы 80% акций принадлежащего Дмитрию Фирташу «Таджиказота».

Некоторое время Highrock Holding Ltd продолжал сотрудничать с компанией «Бари», но увеличивавшиеся финансовые потоки позволяли пока еще партнерам планировать создание отдельной структуры.

Из семейного альбома Фирташей. Фото «Комсомольской правды»

Спустя полгода после регистрации Highrock Holding Ltd, Марина Калиновская и Дмитрий Фирташ, не известив даже ближайших родственников, неожиданно решили узаконить свои отношения. По всей видимости, брак был фиктивным и был необходим в равной степени обоим партнерам.

Уже в начале 2000 года роли в совместном бизнесе партнеров поменялись — если раньше переговорами в большей степени занималась Марина Калиновская, то теперь Дмитрий Фирташ все чаще общался с партнерами лично. Госпожу Калиновскую столь подчеркнутая самостоятельность партнера не могла не беспокоить.

Секрет загадочного брака заключался в том, что Highrock Holding Ltd стала первой и, по всей видимости, единственной общей компанией Марины Калиновской и Дмитрия Фирташа. До этого все деловые отношения между партнерами имели исключительно договорной характер и не регистрировались юридически. Но справедливости ради надо сказать, что и «КМИЛ» и все другие мелкие компании, с которых начинался общий бизнес, были зарегистрированы на имя Марины Фирташ.

Деловой характер союза подчеркивался еще и тем, что свидетелями новоиспеченных супругов в ЗАГСе выступил все тот же директор «Бари» Владимир Галаздра и его супруга Светлана.

Но равноправный союз не получился. Согласно письменному показанию Марины Фирташ районному суду Лимассола (есть в распоряжении «Украинской правды»), спустя короткий промежуток времени компания Finegoods Trading Ltd. была выведена из состава учредителей, а единственным владельцем и директором Agatheas Trading Ltd стал сам Дмитрий Фирташ, сконцентрировав в своих руках 84% акций всей компании.

Самое интересное, что в документе приводится адрес «крупного актива» Agatheas Trading Ltd в — г. Киев, ул. Павловская, 18. По информации «Украинской правды», сейчас в этом здании находится офис младшего сына Марины Калиновской — Александра.

Конец 2002 года был решающим в судьбе Дмитрия Фирташа. В ноябре заместитель председателя «Газпрома» Александр Рязанов, позже ставший одним из главных лоббистов RosUkrEnergo, неожиданно заявил, что Россия может обойтись и без посредника в газовых отношениях с Украиной.

Но элементарное сопоставление дат высказываний и официальных встреч высокопоставленных чиновников НАК «Нафтогаза Украины» и «Газпрома» с датами создания частной компании ставшей монопольным поставщиком газа указывает на то, что со стороны господина Рязанова это был банальный блеф.

5 декабря 2002 года «Газпром» и НАК подписали соглашение о создании совместного Российско-Украинского предприятия, которое и будет заниматься транзитом Туркменского газа. Но уже на следующий день (!) 6 декабря 2002 года по указанию Дмитрия Фирташа в небольшом Венгерском поселке Чабды четырьмя физическими лицами была создана компания Eural Trans Gas. Позже именно она и стала первым газовым монополистом и посредником по поставкам туркменского газа.

И что самое интересное, Eural Trans Gas как ранее Итера, продолжала пользоваться услугами компаний-посредников.

В частности, Highrock Holding Ltd продолжал активно обслуживать бартерные операции Eural Trans Gas. Предприятия группы HighRock совместно с НАК «Нафтогаз України» стали совладельцами ООО «Укргазтрейд», которая занималась поставками среднеазиатского хлопка, а также газа и электроэнергии производителям минудобрений.

То есть, фактически с уходом Итеры не поменялась ни схема поставок, ни их прозрачность — сменились только участники.

Дальнейшая смена посредника — Eural Trans Gas на RosUkrEnergo — была еще более банальной. До конца 2005 года в RosUkrEnergo все еще продолжала работать бартерная схема поставок газа при участии прежних посредников. То есть не сменилась ни схема работы и, как оказалось позже, ни ее участники.

Ведь уже тогда многим было понятно, что австрийский банк пытается скрыть именно Дмитрия Фирташа. Например, одним из представителей координационного совета RosUkrEnergo со стороны Raiffeisen Investment выступал давний партнер Дмитрия Фирташа — Роберт Шетлер-Джонс. Более того, в начале 2006-го года Дмитрий Фирташ сам был замечен на заседаниях правления компании в качестве консультанта Raiffeisen Investment.

Единственное, что до сих пор остается не понятным — зачем была необходима смена Eural Trans Gas на RosUkrEnergo, если и владельцы, и бенефициарии компании остались прежними? Тогда, как и сейчас, владельцев компании подвела откровенная непубличность — конкуренты и оппоненты развернули в СМИ компанию по обвинению Eural Trans Gas в связях с одним из самых одиозных авторитетов криминального мира — Семеном Могилевичем.

Единственное, что бросалось в глаза в ходе смены очередного посредника — демонстративная открытость участия в составе учредителей RosUkrEnergo России — «Газпром» официально признал свою долю участия в акциях RUE.

Таким образом, вопрос о причастности оставшихся владельцев компании к империи Семена Могилевича повис в воздухе.

(Окончание следует).

(Публикуется с сокращениями. Продолжение следует).

Мустафа Найем, опубликовано в издании  Украинская правда


Теги статьи: Фирташ

Дата и время 07 мая 2015 г., 13:43     Просмотры Просмотров: 5962
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
15 декабря 2017 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.070967