Не исход, а лишь смена локации. Не глубинный конфликт, а не более чем рабочие разногласия. Внезапная ликвидация ведомства. Так  объясняют свое решение эстонка Яника Мерило, грузин Джаба Эбаноидзе, гражданин  Германии Саша Боровик, с разницей в  несколько недель покинувшие правительство Украины.

Эти увольнения, произошедшие с временным интервалом и корректно обоснованные для широкой общественности, тем не менее, вскрыли глубинные проблемы в разных секторах работы Кабмина.

Ответственность  возлагают как на «аборигенов», так и на «варягов».

«От него всегда уходили лучшие», – говорит нардеп от БПП Сергей Каплин, подразумевая премьер-министра.

«Их не было бы в Украине, будь они желанны на родине», – нелестно характеризует экспатов другой депутат, обращая внимание, что даже после ухода из правительства они не спешат возвращаться домой.

Forbes попытался найти истину.

Джаба Эбаноидзе, бывший замминистра юстиции

Серьезных внутренних изменений в министерстве я пока не вижу. Не удивлюсь, если услышу, что другие иностранные специалисты со временем покинут должности. Потому что умные люди сразу замечают, что в этой системе сделать существенные реформы будет очень трудно. Систему никто не меняет. А только говорят об этом.

Яника Мерило, экс-советник министра экономического развития и торговли

Мой уход не связан ни с какой тенденцией, и я продолжаю работать с разными представителями правительства. Конечно, реформы могли бы проводиться быстрее, однако это вопрос уже не только к премьер-министру, но и к разным профильным министрам.

Меня пригласил своим советником Айварас Абромавичус, и мы с ним решили «расстаться» из-за разных приоритетов.

Конечно, как и в любой команде, бывают моменты, когда кто-то просто не сработался. Хотя есть и моменты, где через открытый конкурс в некоторых департаментах можно было бы найти и более компетентных людей.

Саша Боровик, экс и.о. заместителя министра экономического развития

Вся эта ситуация очень мне неприятна. До 11 марта я был просто волонтером – с точки зрения каких-то административных процессов ничего не происходило. Три месяца моей работы в министерстве не формализировались, потому что премьер-министр не подписывал мое назначение. Соответственно, не было другого выхода, кроме как уйти.

Сергей Каплин считает, что иностранных экспертов подвели непонимание украинской специфики работы правительства, незнание принятого распределения полномочий и неуместное желание партнерских отношений.

«Есть стереотип о том, что правительство – это большая команда. Но на самом деле правительство – это премьер, а Кабмин – его тень. Кто бы кем ни назначался, он будет управляем премьером, в данном случае – Яценюком», – поясняет он. По мнению Каплина, для людей, которые привыкли работать системно, по бизнес-плану, это некомфортная среда.

Неофициально украинские чиновники неоднократно делились, что бытовые условия приглашенных реформаторов были завидными. По приезду в Киев часть из них остановились в одном из самых дорогих отелей города – Hilton, затем переехав в апартаменты в центре.

Косвенно это подтверждает и Каплин: «У всех приглашенных иностранных чиновников были блестящие условия – и проживание, и зарплата. Хотите – нате вам гражданство, роль в истории. Но в нагрузку шел Яценюк». И искренне недоумевает: «Не знаю, что нужно сделать с менеджером, как его сгрызть, чтобы он бросил Кабмин».

Даже симпатизирующие реформаторам представители политикума, характеризующие их как молодых, адекватных, патриотичных людей, и отдающие должное их беглому английскому языку и проевропейским настроениям, всерьез затрудняются назвать хоть одно их достижение на пути реформ.

«Я не против привлечения иностранцев в правительство, я очень даже «за». Но это должны быть люди из прогрессивных стран и с основательным опытом, например, из Германии, Швеции, – рассуждает нардеп из провластной партии. – А чем нам запомнилась Яника Мерило, кроме селфи? Или Боровик, который больше пропиарился на своем уходе, чем работой?»

Потерю этих двоих он не склонен оценивать как трагедию для экономики. «Я имел разговор с Айварасом Абромавичусом [министр экономического развития]. Видимо, они друг друга не смогли понять», – говорит собеседник Forbes.

Покинувшие Кабмин не всегда могут рассчитывать на лояльность даже со стороны соотечественников: заместитель министра юстиции и руководитель комитета по реформам Минюста Гия Гецадзе сказал, что уход Джабы Эбаноидзе показывает, что «не все готовы работать конструктивно и быть гибкими в продвижении запланированных изменений».

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий, отмечает явно завышенные амбиции западных экспертов, которые несколько примитивизируют экономические процессы Украины с ее сложной экономической географией, и «со своими упрощенными моделями, почерпнутыми из средних западных вузов, пытаются выступать в роли экономических гуру и реформаторских гениев».

«При этом колоссального реформаторского опыта они не имеют. Или там сильнейшие экономисты, или нобелевские лауреаты? У нас из них сделали героев, а на Западе о них не знают», – подчеркивает Карасев.

Он искренне удивляется, как выходцы из государств с населением, меньшим, чем в одном только Киеве, могут рассчитывать успешно применить в Украине полученный там опыт.

«И они хотят реформировать страну с огромной территорией и населением в 44 млн человек, с промышленной экономикой, и знают, что делать, чтобы не превратить восток Украины в индустриальную пустыню?» – задает он вопросы. И в дополнение напоминает, что в восточноевропейских странах реформы проводил Европейский Союз как институция, но не отдельно взятые реформаторы.

Признавая, что определенную роль в исходе иностранных экспертов из правительства могло сыграть нежелание украинских политиков делить власть и ресурсы с выписанными из-за рубежа чиновниками, он, тем не менее, считает, что «необходимость расстаться» понимали обе стороны.

«Я полагаю, им намекнули, что им пора уходить, но с другой стороны, они и сами поняли, что надо вовремя съезжать. Пока еще можно уйти героями, получив свои 15 минут славы, – объясняет он.  – Я думаю, такой массовый уход связан с тем, что они провалили реформы и оказались несостоятельными. Стало ясно, что гора родила мышь».

Справедливости ради надо отметить, что ослепление внешними экспертами проходили многие страны. И представители некоторых из них делились опытом с украинскими коллегами.

«В Македонии очень длинная история приглашения экспертов из-за границы, которые говорили нам, какие реформы хорошие, а какие нет, – предупреждал Владимир Пешевски, вице-премьер-министр Македонии по европейским вопросам, на международной конференции в поддержку Украины в апреле. – Цените национальных экспертов. Они сделают наилучшие предложения. Иностранцы приедут и уедут домой, для них Украина – это просто задание. А для вас – это будущее».