АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 0°C
Харьков: 6°C
Днепр: 6°C
Одесса: 5°C
Чернигов: 0°C
Сумы: 3°C
Львов: 0°C
Ужгород: 2°C
Луцк: 0°C
Ровно: 0°C

Реформа МВД или ее мошенническая имитация?

Реформа МВД или ее мошенническая имитация?
Реформа МВД или ее мошенническая имитация?

Правительственный законопроект предусматривает, что конкурс на должности будет проводиться только на базовом уровне, то есть для заполнения низких должностей. А руководители (в том числе руководитель национальной полиции) будет назначаться политическим решением или административным решением органа. Каких бы замечательных людей мы ни набрали в патрульные, если начальник у них будет «старой закваски», через некоторое время мы получим таких же работников милиции, каких имеем сейчас

 

На 21 мая в Верховной Раде Украины запланировано рассмотрение в первом чтении законопроекта №2561 «Об органах внутренних дел». Его и еще несколько законопроектов — «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно усовершенствования отношений в сфере обеспечения безопасности дорожного движения» и «О сервисных услугах и сервисных центрах Министерства внутренних дел Украины» инициировал Кабмин с подачи МВД.

Аналогичный законопроект №1692-1 «О полиции и полицейской деятельности», ставший плодом совместных усилий нардепов — членов Комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности и общественных активистов, был внесен в повестку дня неделю назад, однако быстро отозван самими депутатами-инициаторами. Как выяснилось, не все авторы проекта закона были уведомлены о таком решении коллег и узнали об отзыве своего законопроекта практически постфактум.

Объясняя свои действия, народный депутат Виктор Чумак (Блок Петра Порошенко) написал в Facebook: «Сегодня мы, группа авторов законопроекта «О полиции и полицейской деятельности» №1692-1, по согласованию с экспертами РПР, отозвали свой законопроект. И сегодня же правительство внесло свой, который будет рассматриваться на Комитете законодательного обеспечения правоохранительной деятельности. Отозвали не потому, что законопроект правительства лучше, а только для того, чтобы открыть путь законодательного процесса в реформе правоохранительной области.

Скажу больше, тот законопроект, который предлагает правительство, может, чуть лучше только советского закона «О милиции», но, к сожалению, никак не соответствует требованиям времени и потребностям общества касательно новой правоохранительной системы. Вместе с тем буду просить и требовать и от своих коллег, и от коллег по коалиции не принимать закон в ускоренном темпе, а ко второму чтению подготовить качественный документ, с обязательным учетом экспертных позиций ЕС и Совета Европы».

Довольно туманное объяснение нардепа Чумака немного растолковали на странице Реформы органов правопорядка в Украине: «Законопроект о полиции и полицейской деятельности №1692-1, предусматривающий радикальное изменение системы, из-за давления со стороны МВД потерял шансы в этом составе Рады. Сегодня его отозвали авторы, чтобы иметь возможность дальше вести диалог и улучшать текст законопроекта от правительства.

Небольшая часть действительно прогрессивных положений из №1692-1 была включена в правительственный законопроект, но они мизерные по сравнению с тем, какие изменения предусматривал сам №1692-1. Нам пришлось уступить сегодня, но качественная реформа милиции была и остается для нас делом чести. Так что в который раз надо засучить рукава». Таким образом, стало ясно, что отмена законодательной инициативы произошла не по доброй воле, а под давлением.

Что же говорят о ситуации авторы законопроекта, ставшего на пути у правительственной инициативы?

Виталий Куприй, народный депутат (внефракционный), заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности:

— Став после Майдана народным депутатом, я был полон законотворческого энтузиазма. Как заместитель председателя профильного комитета ВР, пытался как можно скорее присоединиться к реформированию насквозь прогнившей правоохранительной системы.

Планируя работу, я спрашивал и коллег по комитету, и представителей МВД и Генпрокуратуры, есть ли у них системное видение реформы. Но, помимо помпезной презентации господина Авакова, больше ничего не видел. Абсолютно ничего. Более того, когда готовился проект бюджета на 2014 год, не увидел графы, предусматривающей финансирование Государственного бюро расследований, которое, согласно действующему законодательству, должно расследовать преступления или бездействие правоохранительных органов, предотвращать пытки и нарушения прав человека. Это было довольно странно.

Увидев, что нет сотрудничества с Администрацией президента, правительством (один раз заседание Комитета посетила заместитель министра МВД Эка Згуладзе, но никакого сотрудничества с ней не было), начал искать единомышленников среди общественных активистов. Так появился наш законопроект «О полиции и полицейской деятельности в Украине». Наше предложение никто не обсуждал, правительство его проигнорировало.

Однако появился ряд правительственных законопроектов по различным аспектам правоохранительной деятельности, которые представили на заседании Комитета господин Аваков и госпожа Згуладзе. Что показательно, распечатку этих документов депутаты получили за час до заседания.

Времени на их обработку, и даже на внимательное прочтение не оставили. Однако даже этого часа хватило, чтобы увидеть, что законодательные инициативы правительства, их видение реформы кардинально отличаются от того, к чему стремились мы вместе с представителями гражданского общества. Мы пытались усилить влияние общественности на принятие кадровых решений, сделать органы правопорядка подконтрольными обществу. А то, что предлагает правительство, — это «фасадная» реформа, фарс.

Игорь Луценко, народный депутат («Батьківщина»):

— 13 мая был отозван законопроект «О полиции и полицейской деятельности». Это вопиющее нарушение регламента, поскольку включенный в повестку дня законопроект может снять своим решением только ВР. Если правительство хотело подать свой законопроект, Рада могла проголосовать наш (и тогда было бы видно, какие политические силы как голосуют, как относятся к реформированию милиции), а правительственный законопроект стал бы альтернативным нашему.

Вместо этого, в нарушение регламента, воспользовавшись представлением Виктора Чумака, наш проект закона сняли с повестки дня. Вопрос решили кулуарным образом, не показывая своих реальных мотиваций. В тот же день зарегистрировали правительственный законопроект «Об органах внутренних дел».

Чем он отличается от нашего? Главное — это кадровая политика. Как в милиции происходили кадровые назначения? Министр назначал должностных лиц, исходя из своих собственных интересов или интересов своих друзей, родственников, кумовьев. Идея нашего законопроекта заключалась в том, чтобы сделать такие назначения максимально прозрачными, чтобы голос общественности имел больший вес при вынесении кадровых решений. У правительства другое мнение.

В правительственном проекте отсутствует новелла о создании местной милиции (полиции), которая предлагалась в общественном законопроекте. А еще чиновники считают нормальным, чтобы милиция и в дальнейшем использовала пластиковые дубинки, которыми на Майдане травмировали людей.

В нашем законопроекте было прописано, что человек, претендующий на должность в МВД, должно пройти полиграф. Это обязательная процедура, результаты которой не будут иметь для человека юридических последствий. Такой нормы нет в правительственном законопроекте. Лично мне непонятно, как без детектора лжи очистить правоохранительные органы от коррупционеров, а Генштаб — от шпионов.

Думаю, что правительственный законопроект — это мошенническая имитация реформы. Мы с Виталием Куприем представим наш законопроект снова, уже как единые авторы, не собираемся никоим образом в этом отступать...

Елена Сотник, народный депутат («Самопоміч»):

— Среди нашей депутатской фракции «Самопоміч» было четыре подписанта законопроекта «О полиции и полицейской деятельности». Почему мы отозвали свои подписи под общественным законопроектом? Наш законопроект — концептуальный, он очень широкий, очень подробный и правильный законопроект... будущего. Это законопроект, реализация которого требует минимум 2–3 года. В нем отражены очень правильные инновационные подходы к дисциплинарной ответственности, подбору кадров, распределению функций.

Он очень отличается от того узкого законопроекта, поданного правительством. Их законопроект касается лишь национальной полиции — то есть патрульной службы, которая только строится и будет поэтапно запускаться в разных городах Украины начиная с Киева и Одессы, и криминальной полиции. Кроме этого, говорится об охранной полиции, специальной полиции, которая будет охранять стратегические объекты, и полицейском спецназе.

В нашем законопроекте национальная полиция делится на административную и криминальную, создается пограничная и финансовая полиция. Кроме этого, на уровне общин создается местная полиция (патрульная служба и участковые инспекторы). Наш законопроект регулировал гораздо больше вопросов, чем правительственный.

Мы — законодатели. Но, к сожалению, имплементацию законодательства осуществляют не законодатели, а чиновники. МВД действительно не провело консультаций ни в Комитете, ни с моими уважаемыми коллегами. Представители «Самопомочі» в течение майских праздников общались с МВД, говорили, что нам не нравится в их законопроекте. Но не все наши замечания были приняты и отражены в законопроекте, внесенном правительством (мы еще будем настаивать на правках). Но МВД продемонстрировало готовность менять подходы, распределять политические и оперативные функции, отказаться от сплошной милитаризации полиции в пользу «полицейских услуг».

МВД, возможно, немного нелепо, но пыталось воссоздать те лучшие идеи, которые предлагала общественность. Поэтому выбирая между возможностью реализации и по крайней мере одного шага вперед и нашими мечтами, нашим видением реформ, мы предпочли первое. Лично я отозвала свою подпись под этим, на мой взгляд, идеальным законопроектом, потому что доверяю Эке Згуладзе и надеюсь, что под ее руководством будет реорганизована по крайней мере патрульная служба. К сожалению, этот шаг вперед не станет квантовым скачком, но с чего-то надо начинать. Если правительство не хочет с нами сотрудничать, нам, депутатам, нужно быть активнее, настаивать. В конце концов, это же мы, парламентарии, взяли это правительство на работу...

Марина Цапок, эксперт:

— Никто из нас не надеется получить сразу идеальную модель МВД, мы понимаем, что все делается постепенно, но стремимся получить по меньшей мере улучшенную модель. Для того чтобы эта модель стала лучше, чем есть, и более действенной, она должна соответствовать определенным критериям.

Некоторые положения правительственного законопроекта для экспертной среды являются принципиальными. Например, давайте посмотрим, насколько общество может быть привлечено в деятельность правоохранительных органов. Во-первых, это вопрос отбора сотрудников милиции (или полиции).

Правительственный законопроект предусматривает, что конкурс на должности будет проводиться только на базовом уровне, то есть для заполнения низких должностей. А руководители (в том числе руководитель национальной полиции) будет назначаться политическим решением или административным решением органа.

То есть община может видеть, как, например, проводится конкурс по отбору патрульных, однако не может влиять на то, какого начальника поставят над этими людьми. Каких бы мы ни набрали замечательных людей в патрульные, если начальник у них будет «старой закваски», через некоторое время мы получим таких же коррумпированных и жестоких сотрудников милиции, каких имеем сейчас.

Общество не повлияет и на дисциплинарные процедуры. То есть, если будет возникать вопрос каких-либо нарушений со стороны работников милиции (полиции), то их будут рассматривать так же, как и сейчас — внутри структуры. У нас не будет гарантии, что то или иное решение было принято справедливо. Мы даже не будем уверены, что эти жалобы на работников органов внутренних дел вообще рассматривали.

Правительственный законопроект не дает четкой нормы и касательно персональной идентификации работника. Безнаказанность работников милиции порождена тем, что человек не может узнать того, кто именно его бил или незаконно задерживал. В нашем же законопроекте было хорошо прописано, как именно такая идентификация работника должна быть реализована. Система должна обновиться, без этого она не заработает...

Остается только надеяться, что правительственный законопроект, если уж другого не дано, будет хотя бы доработан с учетом многочисленных замечаний экспертной среды.

Автор: Инга ЛАВРИНЕНКО, Ракурс


Теги статьи: МВД

Дата и время 29 мая 2015 г., 14:38     Просмотры Просмотров: 2015
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Саакашвили: Трудно представить, что Аваков будет мне помогать. Даже кавказская солидарность не будет действовать
Дело Саакашвили: Аваков прокомментировал работу полиции в суде
Перестрелка в Княжичах: шокирующие подробности спустя год

Турки «слили» Авакова: стало известно как в МВД украли 100 миллионов долларов
Аваков ответил на вопрос о винтовке Пашинского
Расстрел в Княжичах: полицейские ждали, пока двое силовиков умрут

Шкиряк назвал "Движение новых сил" Саакашвили "пророссийской сектой"
Шкиряк тоже лижет. Советник Авакова поддержал своего друга Геращенко откровенным признанием
Шкиряк пообещал, что силовики не будут разгонять палаточный городок под ВР

Ветеран МВД, в чьей квартире задержали Саакашвили, сделал тревожное заявление
Саакашвили прятался в одной из киевских квартир – Геращенко
Задержание Саакашвили: у Авакова рассказали, что сделают с палаточным городком под Радой

Комментарии:

comments powered by Disqus
13 декабря 2017 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.060258