АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 21°C
Харьков: 22°C
Днепр: 22°C
Одесса: 20°C
Чернигов: 22°C
Сумы: 22°C
Львов: 21°C
Ужгород: 25°C
Луцк: 22°C
Ровно: 22°C

Где украинцы готовятся к тотальной войне с Россией — The New York Times

Где украинцы готовятся к тотальной войне с Россией — The New York Times
Где украинцы готовятся к тотальной войне с Россией — The New York Times

Каланчак, Украина — Самодельная дамба из песка и глины, успевшая кое-где порасти травой, перекрывает один из величайших в Европе каналов. За ней в небольшой луже оставшейся воды плавают лебеди. А вот утка опустилась в камыши, выросшие ниже голых бетонных берегов.

Это тихое место к северу от Крыма ничем особенным не отличается. Но некоторые украинцы опасаются, что оно может стать причиной полномасштабной войны с Россией.

«Путин может в любой момент направить сюда свои войска, — сказала живущая выше по течению канала 38-летняя Ольга Ломоносова, объясняя, зачем она в этом году собрала тревожный чемоданчик. — Ему нужна вода».

Президент России Владимир Путин в прошлом месяце приказал отвести часть войск, сосредоточенных весной на границе с Украиной. Однако 80 000 военнослужащих остаются в пределах досягаемости, и многие украинцы считают, что угроза нового вторжения сохраняется. Основной причиной является Северо-Крымский канал длиной 400 километров, которым Крым соединен с украинской рекой Днепр. Это был основной источник воды для полуострова до 2014 года, когда Путин аннексировал Крым, а Украина провела секретную операцию, поспешно соорудив дамбу, блокирующую подачу воды.

Сейчас плодородная равнина в украинской Херсонской области, через которую проходит канал, стала одним из основных геополитических очагов конфликта в Европе. Напряженность из-за канала в последние месяцы существенно усилилась, так как из-за засухи в Крыму возник серьезный кризис с водой. Риск эскалации нарастает по мере усиления противостояния Путина с Западом.

В Крыму неподалеку от границы установлены мощные передатчики телевизионного сигнала, которые вещают на контролируемую Украиной территорию. В месте начала канала огромными буквами на русском языке написано «Северо-Крымский канал». Надпись была сделана еще в советские времена, но сейчас эти буквы покрашены в цвета украинского флага — желтый и синий.

Этот канал является символом тех уз, которые ранее связывали воедино Россию и Украину. Он также стал символом тех трудностей, с которыми сталкивается Украина, пытаясь отказаться от советского прошлого. Вода по-прежнему течет по каналу 90 километров на украинской территории, но потом дамба перекрывает ей путь возле границы с Крымом. На Украине она используется для полива бахчей и персиковых садов. В этих местах на юге страны многие говорят по-русски, хотя там формируется украинское самосознание.

Общее с Россией советское прошлое до сих пор вызывает ностальгию у некоторых украинцев, кто постарше. А Кремль неослабно ведет свою пропаганду в надежде на то, что симпатии к России когда-нибудь сведут на нет разворот Киева в сторону Запада. Однако такой ностальгии, а также скептического отношения к мотивам Запада и правительства в Киеве недостаточно для того, чтобы ослабить страх населения перед новой войной с Россией.

«Там нормальные люди», — говорит о России 62-летний Сергей Пащенко, занимаясь обрезкой цветущих розовым цветом персиковых деревьев. Пащенко вспоминает, что когда в 2014 году разразился конфликт, он работал на стройке в Москве. «Но там у них правительство, которое не признает нас за людей».

В Крыму в прошлом году из-за сильной засухи нехватка воды стала настолько серьезной проблемой, что российские чиновники заговорили о массовой гибели людей. Правда, эти предостережения о гуманитарной катастрофе противоречат заверениям тех же самых российских чиновников о том, что никто из туристов в Крыму от жажды не пострадает.

По словам высокопоставленного руководителя из российского правительства, которое де-факто контролирует Крым, перекрытие канала представляет собой «попытку уничтожить нас как народ, попытку массового убийства и геноцида». Москва пообещала, что потратит 670 миллионов долларов на устранение дефицита воды. Но в этом году водохранилища высыхают, и подача воды нормируется.

Украинских чиновников эти проблемы не трогают. Они говорят, что по Женевской конвенции Россия как страна-оккупант обязана снабжать людей водой. Они отмечают, что на полуострове достаточно подземных водоносных пластов, чтобы обеспечить водой население. Кремль заявляет, что Крым в 2014 году добровольно вошел в состав России, в чем ему помогли российские войска. Произошло это после прозападной революции в Киеве. Почти все страны мира до сих пор считают Крым частью Украины.

«Никакой воды для Крыма до деоккупации. И точка», — так кратко изложил государственную политику Украины представитель президента Владимира Зеленского в Крыму Антон Кориневич.

В прошлом месяце Зеленский во время визита в окопы на границе с Крымом проверил боеготовность украинских войск. Он предупредил, что хотя российские войска отходят, Украина должна быть готова к их возвращению «в любой момент». Высокопоставленные американские руководители в Вашингтоне считают, что вторжение с целью захвата источников воды вполне реально, хотя сейчас Россия вряд ли решится на такой шаг, поскольку это чревато большими издержками и сопряжено с серьезными трудностями.

В строительстве канала принимали участие около 10 000 человек со всего Советского Союза. Это настоящее чудо инженерной мысли. Вода идет по каналу самотеком, потому что первые 200 километров уклон канала на каждый километр составляет примерно полтора сантиметра. По словам историка Северо-Крымского канала Владимира Склярова, при его строительстве в первых рядах шли саперы и археологи. Первые занимались обезвреживанием боеприпасов, оставшихся со Второй мировой войны, а вторые проводили раскопки, находя периодически сокровища древних скифов.

У канала даже есть собственный гимн. Его слова до сих пор висят в рамке на стене управления канала: «Мы построили канал вместе со всей великой и могучей страной. Храните его как зеницу ока ради своих детей и внуков».

Но когда Россия в 2014 году захватила Крым, старший помощник из президентской администрации Андрей Сенченко организовал строительство дамбы в качестве ответной меры. Перед ежегодным открытием канала, приходящимся на весеннее время, он дал указание рабочим установить в русле неподалеку от границы с Крымом пирамиду из мешков с песком и глиной. А еще они поставили большую надпись, где говорилось об установке узла учета подачи воды, чтобы ввести в заблуждение российскую разведку.

Сенченко убежден, что перекрытие канала было верным решением, потому что Москва из-за этого понесла издержки. В этом отношении блокирование канала чем-то сродни военному сопротивлению.

«Чтобы нанести Российской Федерации такой же ущерб, который был нанесен за семь лет перекрытия канала, десятки тысяч людей должны были погибнуть на фронте», — заявил он.

Временная дамба до сих пор перекрывает воду в 15 километрах от крымской границы. Украина строит постоянную дамбу прямо на границе. В ней будут створы, через которые можно будет восстановить подачу воды, если правительство примет соответствующее решение, заявил руководитель канала Сергей Шевченко. Но эти створы пока не работают, а поэтому возобновить подачу воды в Крым пока физически невозможно.

Канал вызывает споры и противоречия среди местного населения, так как на некоторых жителей большое влияние оказывает российское телевидение, которое они смотрят.

58-летняя директор кафе Наталья Лада, живущая недалеко от Крыма в черноморском селе Хорлы, куда приезжает много отдыхающих, рассказывает, что из-за хорошего приема сигнала смотрит российское телевидение. Однако женщина говорит, что «там только пропаганда против нас». По ее словам, Россия «готова к войне, готова нас захватить», хотя бы ради взятия под свой контроль близлежащего канала.

«Если встанет вопрос «война или мир», то мир, конечно, лучше, — говорит она. — Надо дать им воду. Зачем нам нужна война?»

Украинские власти заявляют, что российское телевидение с его обширным охватом, особенно в приграничных районах, представляет риск для безопасности. За семь лет войны этому вопросу уделялось недостаточно внимания.

Говорят, что Россия устанавливает еще более мощные передатчики телевизионного вещания в Крыму и на подконтрольном сепаратистам востоке Украины. Они направляют телевизионный сигнал на контролируемую правительством территорию Украины. Киев пытается этому противодействовать, строя собственные передатчики, но российский сигнал намного мощнее, что признают власти в Киеве. Поэтому они проигрывают в борьбе за господство в эфире.

«Победить их очень трудно, потому что у них больше ресурсов», — говорит чиновник Сергей Мовчан, отвечающий за теле- и радиовещание в областном центре Херсоне.

Если послушать российскую версию событий, то получается, что украинское руководство с 2014 года принуждает русскоязычное население страны «отказываться от своей национальной принадлежности под угрозой насилия и смерти». Но в Херсоне действительность совсем другая. Там многие жители по-прежнему ценят то общее, что объединяет их с Россией, включая язык. Но они не желают быть причастными к дальнейшей военной интервенции, начатой Путиным.

Недалеко от начала канала возле города Каховки стоит холм, на котором сохранилось еще одно напоминание об исторических связях с Россией. Это возвышающийся над Каховкой советский памятник коммунистическим революционерам с установленным на конной повозке пулеметом. Так советская власть отметила ожесточенные бои, которые шли здесь 100 лет назад в годы Гражданской войны. Киев в 2019 году потребовал снести этот памятник, назвав его «оскорблением памяти миллионов жертв тоталитарного коммунистического режима».

Город отказался, и памятник стоит на своем месте до сих пор рядом с демонтированными ржавыми фонарными столбами.

Убирая могилу матери на близлежащем кладбище, садовник Ломоносова и ее 64-летний отец Михаил говорят, что не хотят сноса памятника.

Оба говорят по-русски, себя называют «малороссами» и признаются, что время от времени смотрят российское телевидение. Но если российские войска вторгнутся в их город, Ломоносова готова бежать. А ее отец говорит, что готов с ними сражаться.

«У нас русская фамилия, но мы гордимся тем, что являемся украинцами, — объясняет Ломоносова. — У каждого своя территория, хотя у всех есть общее прошлое».

The New York Times (США)


Теги статьи: Украинско-российский конфликтагрессия РоссииУкраинаРоссияThe New York Times

Дата и время 09 мая 2021 г., 22:29     Просмотры Просмотров: 1247
Комментарии Комментарии: 0


Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Нужно ли посадить Медведчука?






Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.573754