АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 19°C
Харьков: 18°C
Днепр: 19°C
Одесса: 20°C
Чернигов: 18°C
Сумы: 17°C
Львов: 18°C
Ужгород: 18°C
Луцк: 18°C
Ровно: 18°C

Грабеж Германии Советской Армией

Грабеж Германии Советской Армией
Грабеж Германии Советской Армией

Солдатики отправляли домой отрезы ткани и часы, аккордеоны и обувь, посуду и безделушки, в общем, все что могли «реквизировать», назовем это так. У офицеров возможностей было больше, они даже автомобили слали и антиквариат контейнерами. Ну а генералы и маршалы грузили добро целыми вагонами и составами, почитайте, к примеру, опись имущества, обнаруженного при обыске на даче Жукова. С размахом мародерствовал маршал победы! 

Не хотел ставить этот текст ни 8 мая, в день победы, ни 9-го, в день путинского победобесия, а вот сейчас самое время. Дело в том, что 35 лет жизни я отдал наладке и чем только не занимался: налаживал атомные спектрометры, начинал тему РЭБЗ авианосного соединения, ставил систему раскроя проката на металлургическом комбинате в Макеевке, был генеральным директором объединения, запускавшего станки с ЧПУ и роботы. Есть, что вспомнить, вот я и вспоминаю.

Об этом рассказывает сегодня в блоге «Обозревателя» публицист Юрий Кирпичев.

Тот мелкосортный макеевский цех был хорош, несмотря на почтенный возраст, но страдал отсутствием приличного адьюстажа (место, где прокатанный металл сортируют и отгружают). На немцев это не похоже. Но оказалось, что дело не в немцах. В 1945-м цех разделили, и адьюстаж укатил в Магнитогорск, а прокатные станы оказались в Макеевке. Работал я там в начале 80-х, хотел узнать подробности, но лишь в 2005 году Федеральное архивное агентство РФ в шестом выпуске Бюллетеня рассекреченных документов опубликовало материалы ГКО за 1941-1945 гг.

Начиная с июля 1941 и заканчивая документом № 9971 от 4 сентября 1945 г. ГКО каждый месяц принимал сотни постановлений. По ним можно проследить ход войны и жизнь страны, напрягавшей все силы для победы. Но вот Советская Армия вступила на территорию Рейха — и появляются первые постановления, посвященные деликатной теме: «№ 7610 2 марта. Постановление. О вывозе прокатных станов и электропечей с немецких заводов «Герминенхютте» и «Прессверке» в г. Лабанд. № 7766 9 марта. Постановление. О вывозе двух прокатных станов с немецкого завода «Андреасхютте» акционерного общества «Ферейнихте Обершлезише Хюттенверке».

Тут вот, что важно: репарации и контрибуции накладывают после войны, их размеры оговариваются, все, что было до того, считается грабежом и мародерством, так что факт тотального изъятия материальных ценностей назвали обтекаемо: «О вывозе».

Грабеж Германии

Возможно, один из этих станов и оказался затем в Макеевке. Впрочем, в течение последующих месяцев на восток укатили десятки не только станов, но и немецких заводов целиком, включая металлоконструкции цехов. Вывозили турбины ТЭЦ и верфи, лаборатории и оборудование киностудий, фабрики музыкальных инструментов вместе с инструментами, торпедные станции, мебельные мастерские и даже протезные фабрики – список занимает львиную долю из двух тысяч постановлений ГКО, принятых с марта по сентябрь 1945 года.

Однако началось все раньше. Лет шесть назад произошел скандал: поляки не пригласили Путина на юбилей освобождения Освенцима. В России оскорбились, но зря, поляки имеют право на собственное мнение: № 7686, 6 марта. Постановление. О вывозе оборудования заводов карбид-кальция и синтетического каучука с химического комбината в г. Освенцим». № 7706 от 6 марта: «Постановление. О вывозе оборудования и материалов химического комбината «И.Г. Фарбениндустри» в г. Освенцим. 

Кажется, это там делали газ Циклон Б для душегубок Освенцима…

А вот этот документ удивляет: «№ 7688 6 марта. Постановление. О разборке железнодорожных линий на территории Германии». Наверное, это были какие-то периферийные линии, потому что железные дороги в те месяцы были загружены чрезвычайно. Разбирать их никак нельзя было, разве что с целью перешивки на советский стандарт! Ибо всю весну на запад шли военные эшелоны, а на восток бесконечные составы с ранеными и с трофеями.

Впрочем, мой цех скорее всего связан с постановлением № 8830 31 мая. «О вывозе оборудования с металлургического завода Фридриха Флика в г. Бранденбург (Германия), с завода фирмы «Вентиляторцег» в гор. Вельтен (Германия) и со складов 1-го Белорусского фронта на Макеевский, Ново-Липецкий и Криворожский металлургические заводы Наркомчермета».

К делу подошли с размахом и советские фронты быстро завели гигантские склады, с которых на восток везли тысячи тонн черного проката и автомобили с велосипедами, ткани и библиотеки с архивными документами, оборудование госпиталей и обсерваторий (№ 9454 8 июля. Постановление. О вывозе наиболее ценного оборудования Бабельсбергской астрономической обсерватории в районе г. Потсдам). Увозили булочные и пивзаводы, химкомбинаты, железные дороги и так далее вплоть до вещей деликатных, ювелирных, музейных. Угоняли лошадей и прочий скот.

Уже с апреля советские наркоматы создали мощные «монтажные управления», которые занимались демонтажем германского добра. Дошло до того, что СССР стал отказываться от поставок по ленд-лизу! № 9327, 5 июля. Распоряжение. Об отказе от закупки в США аммиачных заводов и оборудования по производству ацетилцеллюлозы в связи с тем, что необходимое оборудование НКХП вывозит из Германии». НКХП – это наркомат химической промышленности.

Вывозили также рабочую силу и специалистов. № 9959 30 августа. Постановление. Об улучшении условий содержания и трудового использования интернированных немцев, занятых на работах в промышленности».

В августе 1945 г. на фирме «Хенель» собирают для СССР 50 автоматов Хуго Шмайссера Stg-44 и 10785 листов технических чертежей. Присмотритесь, кстати, к этому автомату, вам он ничего не напоминает?.. Затем и сам Шмайссер с большой группой конструкторов был отправлен в оружейное КБ завода «Ижмаш», где работал шесть лет.

Заработало и советское ракетное конструкторское бюро из немцев под началом Гельмута Греттрупа, правой руки Вернера фон Брауна. Из Германии вывозили все, связанное с ракетной техникой: № 9716 3 августа. Постановление. О вывозе оборудования и материалов с немецкого подземного завода в районе г. Нордхаузен для Наркомавиапрома и Наркомбоеприпасов. № 9393 от 5 июля: «Об организации Особого конструкторского бюро по энергетическому оборудованию высокого давления из немецких специалистов и курсов по подготовке квалифицированных сварщиков». Это в связи с тем, что в СССР не имелось сварщиков, способных варить ракетные баки…

К 1976 году, когда я гостил в Дрездене, его уже полностью отстроили, в том числе и замечательные музеи Цвингера. Но раньше они были еще лучше: «№ 9444 8 июля. Постановление. О вывозе экспонатов и материалов Дрезденского артиллерийского музея в Артиллерийский исторический музей Красной Армии в Ленинграде. № 8894 31 мая. Постановление. О вывозе ювелирных изделий, коллекций монет и медалей, картин и художественного фарфора из района г. Дрездена. № 9455 8 июля. Постановление. О вывозе оборудования лабораторий, учебных мастерских и библиотек из Высшей технической школы в г. Дрезден и исторической библиотеки со складов трофейного управления в г. Берлин».

Но это по государственной линии. А как же забота о людях, спросите вы? Ее проявили: принимались постановления об организации посылок ценностей на родину личным составом фронтов и флотилий. Столько-то посылок в месяц, такого-то веса, все строго по рангу. Солдатики отправляли домой отрезы ткани и часы, аккордеоны и обувь, посуду и безделушки, в общем, все что могли «реквизировать», назовем это так. У офицеров возможностей было больше, они даже автомобили слали и антиквариат контейнерами. Ну а генералы и маршалы грузили добро целыми вагонами и составами, почитайте, к примеру, опись имущества, обнаруженного при обыске на даче Жукова. С размахом мародерствовал маршал победы!

Отец моего школьного друга служил особистом при штабе одного из фронтов, я бывал у них в гостях и хорошо помню огромные, добротные немецкие чемоданы — они не пустыми прибыли из Германии. Что касается Дрездена, то и маршал Конев гарцевал тут, отбирал себе живопись из Дрезденской галереи…

Нда-с… И вот какой казус: хотя Германию разрушили боями и бомбежками, хотя восточную ее часть грабили беспощадно, она быстро снова стала нарядной и чистенькой, уютной и ухоженной и мы там в том 1976-м ощущали себя диковатыми гостями из темной провинции! СССР далеко отставал по уровню жизни и культуры от ГДР. Мы завидовали, военные рвались служить в ГСВГ, сами же восточные немцы завидовали западным — и все их телеантенны были направлены в сторону ФРГ!

Будет время, поищите сведения о «вывозе» ценностей из зоны западной оккупации Германии. За учеными да, охотились, вспомните миссию Alsos и судьбу Вернера фон Брауна, вывозили ракеты, поделили немецкий флот между победителями, но это и все, разве что французы кое-что отщипнули. Наоборот, американцы оказывали ФРГ и Западному Берлину колоссальную помощь!

Вы скажете, что немцы не вторгались в США и не грабили их как нас. Да, но постановления ГКО о возвращении советского оборудования, вывезенного немцами, не составляют и малой доли от числа посвященных «вывозу» из Германии – то ли немцы не усердствовали, то ли особо нечего было грабить в СССР!

Среди наркоматов-реципиентов были всякие: № 9684 28 июля. Постановление. «Об организации особого монтажного управления Наркомугля по демонтажу оборудования немецких предприятий для Наркомугля». В том числе и карательные – органы вели большую общественно-полезную работу: № 9461 8 июля.

Постановление. «О вывозе оборудования с немецких предприятий Саксонии на стройки и в лагеря НКВД».

Но кроме отраслевого практиковали также вывоз, направленный на восстановление хозяйства областей и республик. № 9448 8 июля. Постановление. О вывозе оборудования для восстановления сланцевой промышленности Эстонской ССР. № 9449 8 июля. Постановление. О вывозе оборудования для местной промышленности Грузинской ССР. № 9618 28 июля. Постановление. О вывозе оборудования для восстановления местной промышленности Молдавской ССР. № 9619 28 июля. Постановление. О вывозе оборудования для восстановления местной промышленности Украинской ССР.

Экспроприация начиналась сразу после освобождения и касалась не только Польши и Германии. Много решений ГКО принял по Румынии и Венгрии, Австрии и Чехословакии. Даже из Китая вывозили! № 9940 30 августа. Постановление. «О составе и задачах комиссии по вывозке оборудования из Манчжурии».

Так что у населения этих стран по поводу освобождения может иметься мнение, отличающееся от российского. Слишком уж масштабно их освобождали от имущества. «№ 9682 28 июля. Постановление. О вывозе оборудования с завода по производству граммофонных пластинок на Московскую фабрику звукозаписи Всесоюзного радиокомитета. № 9683 28 июля. Постановление. О вывозе 500 бензораздаточных колонок из г. Берлин на Особую базу № 1. № 9778 3 августа. Постановление. О вывозе 500 клавишных инструментов с трофейных складов северной группы войск».

Между прочим, в статье 23 Гаагской конвенции 1907 года о законах и обычаях войны запрещалось захватывать неприятельскую собственность, кроме случаев, когда это настоятельно вызывается военной необходимостью; ст. 28 воспрещает отдавать город на разграбление, что в массовом порядке происходило в Восточной Пруссии, а ст. 46 и 47 защищают частную собственность. В Германии же большая часть собственности была частной. Включая бензоколонки и клавишные инструменты.

Но если вы полагаете, что тотальный грабеж начался в марте 1945 года, то недооцениваете советскую власть! О правильной его организации задумались гораздо раньше и уже 28 декабря 1942 г. командующий 47-й армией издал инструкцию по организации и ведению боевых действий за овладение населенными пунктами. Пункт г) ее посвящен «организации сбора, учёта и эвакуации трофеев, для чего выделяется специальная трофейная команда, которая начинает свою работу, как только наступающие войска овладевают населённым пунктом; с началом атаки трофейная команда располагается в тылу головного полка; о порядке работы трофейной команды должен быть отдан приказ, доведенный до каждого бойца наступающих частей; лицам, не имеющим прямого отношения к трофейным командам, категорически запретить собирать трофеи».

Армия эта стояла тогда под Новороссийском, наступать ей пришлось нескоро, но о трофеях уже мечтали. Когда же вошли в Германию, то их «собирали» все, даже «не имеющие прямого отношения к трофейным командам». И понятно, почему эти постановления ГКО так долго были засекречены. Конечно, вся советская страна отлично знала, что Германию грабили, если называть вещи своими именами. Но о масштабах происходящего можно было только догадываться. Из песни слова не выкинешь, даже если это песнь победы.


Теги статьи: ИсторияВторая Мировая войнаСоветская АрмияСССРАрмияГерманияГрабеж

Дата и время 10 мая 2021 г., 14:08     Просмотры Просмотров: 1357
Комментарии Комментарии: 0


Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Нужно ли посадить Медведчука?






Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.119835