АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал

Знатоков «Что? Где? Когда?» на два лагеря раскололи события в Украине

Знатоков «Что? Где? Когда?» на два лагеря раскололи события в Украине
Знатоков «Что? Где? Когда?» на два лагеря раскололи события в Украине

«Моя главная претензия к Путину — вот это зловещее чудо превращения человека в говно.» О том, кому и почему больше не пожмет руки, рассказывает трехкратная чемпионка Беларуси по интеллектуальным играм.

 

«Моя главная претензия к Путину»

Зачем живущей в Москве беларуске выходить на Марш Мира? И почему «высокооплачиваемый гастарбайтер» борется с торжеством «русфашизма»? Об этом корреспондент Службы информации «ЕвроБеларуси» побеседовала с трехкратным победителем в интеллектуальных играх «Что? Где? Когда?» в Беларуси Дарьей Костенко.

— Дарья, знаю, что 21 сентября ты собираешься пойти на Марш Мира на Пушкинскую площадь в Москве. Какие претензии у тебя накопились к Путину?

— В феврале этого года я стояла на московском вокзале в очереди в кассу, за билетом в Киев. Понимала, что опаздываю на поезд. Попросила людей пропустить меня — интеллигентная москвичка в очках, с прекрасным умным лицом пропустила. Услышав, что я покупаю билет в Киев, она спросила меня: «Ну, что там творится?».

«Да кошмар, по Майдану стреляют снайперы, убивают людей», — отвечаю.

«Слава богу! — радостно вздохнула она. — Пусть бы их там скорей всех перестреляли».

Тогда я просто ничего не смогла сказать, не смогла даже спросить, в своем ли она уме. А ведь это было еще до всей антиукраинской истерии в СМИ. От души и чистого сердца, так сказать.

Моя главная претензия к Путину — вот это зловещее чудо превращения человека в говно. И только потом — построение олигархического государства, которое управляется полукриминальными кланами. Разграбление бюджета, чудовищное состояние медицины и образования. Мечты о возрождении империи, торжество русфашизма, угроза самому существованию моей нации и страны — Беларуси.

Но все это зиждется на одном и том же — процессе расчеловечивания целой нации, на сломе все моральных ориентиров, на апелляции к самым темным и низменным инстинктам толпы. Русских долго и планомерно пытались отучить думать — критически и независимо мыслить. И вот, с большинством, кажется, удалось.

«Я хочу остановить эту Империю»

— Когда я уезжала из Минска в Москву (уезжала пару лет назад, чтобы начать работу над интересным интернет-проектом), то в какой-то момент приняла решение не участвовать в политической жизни в России. В этой стране я гость. Если называть вещи своими именами — высокооплачиваемый гастарбайтер. Моя зона ответственности — Беларусь. А граждане России пусть сами решают проблемы своей страны. Как-то неэтично вмешиваться в дела соседей в их собственном доме.

Какое-то время я действительно выдерживала такую позицию. А потом кое-что изменилось. Тут было два фактора. Во-первых, где бы я ни жила, я быстро обживаюсь, начинаю считать окружающее пространство «своим». И с неизбежностью начинаю чувствовать ответственность за него и желание улучшить его — сделать красивее, гуманнее, этичнее. Начинается все с уборки в подъезде, цветочков на клумбе. И потом сам не замечаешь, как оказываешься на собрании волонтеров, начинаешь жертвовать на дома престарелых и ездить чистить противопожарные просеки. Так и произошло. Москва мне стала не чужой...

И тут российская политика внезапно перестала касаться только россиян. И начала угрожать жизни моих украинских друзей, моей второй родине — Украине (оттуда был мой дед, из-под Полтавы) и моей первой родине — Беларуси.

Да, «имперская» часть россиян уже вполне себе озвучивает планы аншлюса: «следующие на очереди — Беларусь и Прибалтика».

Нам надо хорошо понять одну вещь. Имперцы воспринимают Украину и Беларусь не как независимые страны, а как «неправильные», отложившиеся части великой империи, которые настала пора загнать обратно тяжелой дубиной. А беларусов и украинцев — как «испорченных» русских, которых надо либо насильственно перевоспитывать, либо уничтожать.

Угроза уже на пороге. Никто не гарантирует, что уже завтра у нас в Беларуси не появится Гомельская или Могилевская народная республика.

Можно прятать голову в песок сколько угодно, но реальность от этого не изменится. У нас на пороге — Империя. Голодная, злая, с реваншистским подъемом. Имеющая большой военный опыт и готовая убивать. Мастерски ведущая информационные и гибридные войны. Не останавливающаяся перед любой подлостью. Опасная как для соседей, так и для собственных граждан, которые едут на войну, замороченные пропагандой, а возвращаются в цинковых гробах.

Я хочу остановить эту Империю. Поэтому я иду на Марш Мира. И вместе со мной идут многие мои российские друзья.

«Россию накрыла тьма, и тем ярче в ней отдельные звезды»

— Какая часть твоих знакомых собирается туда же, протестовать против российского вторжения в Украину? Это коренные москвичи или приезжие?

— Довольно значительная часть моих друзей туда идет. Могу вспомнить человек десять. Но я всегда была разборчива в дружбе, так что моя выборка — не совсем репрезентативна. Среди этого десятка есть и двое украинцев, которые давно живут в Москве, один беларус, остальные — россияне, коренные москвичи.

Не люблю, когда о русских говорят что-то вроде «генетические рабы». Вот моя подруга-москвичка Маша. Она одна воспитывает сына-подростка. Денег им постоянно не хватает, катастрофически. И, тем не менее, с каждой зарплаты она отправляет деньги украинским волонтерам. И она не одна такая, поверьте мне.

Россию накрыла тьма, и тем ярче в ней отдельные звезды.

«Сказывается высокий уровень IQ»

— Что говорят по поводу событий в Украине именитые участники телеигр «Что? Где? Когда?», с которыми ты контактируешь?

— По московским знатокам прошла все та же линия разлома, что и по всему российскому, и по украинскому, и чего таить, по беларусскому обществу. Я говорю и буду повторять: сегодняшний конфликт — не национальный, не русско-украинский. Это конфликт мировоззренческий. Имперские ценности столкнулись с ценностями демократического мира, и вместе им не сойтись, как писал Киплинг.

Эта линия фронта проходит через страны, общества, семьи... и через команды «Что? Где? Когда?».

В среде российских знатоков нет «общих настроений». Процентное соотношение «имперцев» и «демократов», конечно, получше, чем в российском обществе в целом: не 80 на 20, а, наверное, 50 на 50. Все-таки сказывается высокий уровень IQ.

Среди имперцев наиболее одиозен, конечно, Анатолий Вассерман — звезда «Своей игры». Как ни странно, уроженец Одессы оказался самым ярым имперцем из всего российского интеллектуального бомонда.

Это началось не вчера: он давно уже пишет статьи, прославляющие Сталина и доказывающие, что «Сталин-батюшка был хороший, он ничего не знал о репрессиях, а „бояре“ (Ежов, Ягода,Берия) перегибали палку». Для меня это уже находится за гранью добра и зла.

Дальше — больше: с какого-то момента Вассерман начал доказывать, что беларусы и украинцы — не нации, а беларусский и украинский — не языки, а диалекты.

Для него это был какой-то глубоко личный вопрос — с такой яростью он отстаивал эту точку зрения. После этого лично для меня он стал нерукопожатен, хотя еще несколько лет назад мы хоть как-то общались. Но как можно дружить и общаться с тем, кто отрицает само существование твоей нации?

А с началом террористической войны на востоке Украины Вассерман перешел все границы. В мае он написал отвратительную статью о том, что гражданская война — лучший выход для Украины. Фактически пожелал своей родине братоубийственную резню. Думаю, он доволен, тем, как все получилось. Бог ему судья. Но для меня после этого он просто — не человек. Я публично пообещала дать ему хорошую пощечину — и не отказываюсь от своих слов.

Самая драматичная история — это отношения Вассермана с его одесской командой. До последнего времени он регулярно бывал в Украине и играл в одесско-симферопольской сборной. Все остальные игроки этой сборной поддержали Майдан. Двое симферопольцев, муж и жена, игравшие в одной команде с Вассерманом, вынуждены были бежать из Крыма вместе с ребенком, шестилетней девочкой. Сейчас они живут у друзей в Молдове.

Получается, пропагандисты вроде Вассермана лишили их дома, а их дочь — возможности учиться на родном языке. Не знаю, как они теперь общаются с бывшим товарищем по команде. Мне кажется, эту пропасть уже не перепрыгнуть, и эту рану не зашить.

Адвокат летчицы Савченко и «соглашатели»

— Противоположный пример — звезда московского телеклуба Илья Новиков. «Золотой московский мальчик», человек исключительного интеллекта, он вошел в адвокатскую группу, которая сейчас защищает Надежду Савченко. Думаю, Илья делает это не ради денег или пиара, а ради совести. Илья свободно говорит по-украински, по-польски — он яркий пример того типа, который я называю «русский европеец».

Посередине между этими двумя — большая группа «соглашателей»: например, Максим Поташев и Михаил Левандовский. Это люди, которые, при всем их интеллекте, попались на пропагандистскую удочку. Они ассоциируют западную демократию с тем хаосом, который воцарился в России в 90-х. Несмотря на то, что с демократией, с ее механизмами, принципами и общественными институтами этот криминальный хаос не имеет ничего общего.

Поташев и Левандовский — из той группы людей, которые готовы терпеть что угодно, лишь бы им гарантировали, что «90-е не вернутся». Как люди с умом и совестью они, разумеется, не могут не видеть разгула шовинизма, распилов бюджета и прочего беспредела. Но они, кроме этого, еще и люди бизнеса.

«Бронированный бункер с единственным выходом — под виселицы Нюрнберга»

— Тут получается морально-когнитивный диссонанс. Если ты видишь, что власть творит беспредел, и страна катится по наклонной, то вроде, как человек порядочный, ты что-то должен сделать. Но протестовать и открыто выражать свою позицию становится все страшнее и опаснее. Это угрожает бизнесу, здоровью, иногда даже жизни.

Однако, если ты все понимаешь и ничего не делаешь, кто ты тогда? Вроде, как подлец и соглашатель. Осознание этого факта может быть невыносимым. Ведь каждому человеку хочется считать себя хорошим, порядочным и смелым. И тогда психика начинает изворачиваться, ставить защиты, подключает мощный интеллект, чтобы тот придумал, как легитимизировать и оправдать происходящее.

И интеллект справляется, благо пропаганда ему в этом помогает. Придумываются зверства украинских «фашистов», проводятся несуществующие параллели с историей на глубину чуть ли не трех веков. А все для того, чтобы не признавать простой факт: российская власть развязала братоубийственную войну на территории самого близкого, самого братского народа. Народа, родственные и деловые связи с которым, казалось бы, невозможно было разорвать — тому порукой сотни тысяч русско-украинских семей.

Российская власть превращает свой народ в озлобленное быдло, верящее в свою богоизбранность, культивирует ксенофобские, антисемитские, нацистские настроения. Россия катится в пропасть, к собственному варианту Третьего Рейха. Но это бронированный бункер с единственным выходом — под виселицы Нюрнберга.

— Как жители Москвы и Минска реагируют на майку с надписью «Жидобандера»? Что такое «поцреотизм», «красное ядерное православие», и откуда растут ноги у фашизма в России?

Жила-была «жидобандера»

— Дарья, на днях ты приезжала в Минск и отмечала миролюбивое, в отличие от москвичей, отношение минчан к надписи на твоей майке «Жидобандера». Как реагируют жители российской столицы на твою провокацию?

— В Москве «провокационную» майку я надеваю редко: устала от агрессии. Были люди, которые хотели «разъяснить» мне политику партии, приставали в метро или на улице с требованием «объясниться» — почему это я ношу майку с такой надписью.

Тем, кто казался вменяемым, я объясняла свою позицию, а кто начинал с агрессивных наездов, был послан. Двое агрессивных парней попытались меня избить.

В Минске же были только любопытствующие взгляды. Иногда в них проскальзывала симпатия и поддержка.

Мечты «поцреота»

— Кстати, расшифруй употребляемое тобой новое словообразование «поцреотизм».

— Это слово придумала не я, а сами россияне. Поц — на идише — матерное слово, оттуда оно перешло в русский язык в качестве ругательства, обозначающего неудачника, лоха.

Поцреотизм — это патриотизм как последнее прибежище негодяев. Чтобы пояснить, что я вкладываю в этом слово, расскажу одну историю. Премьер-министр Израиля, Голда Меир, как-то сказала, что мир на ближнем Востоке наступит, когда арабы будут любить своих детей сильнее, чем они ненавидят еврейских детей.

Так вот поцреотизм — это когда чужих детей ненавидят сильнее, чем любят своих. Когда «ядро» патриотизма — ненависть к чужому и желание разрушить или отнять, а не любовь к своему и не желание построить и улучшить.

Патриот тушит лесные пожары, платит налоги, воспитывает детей и ездит в дома престарелых, чтобы привезти простыни и одеяла бабушкам, которым государство даже не расщедрилось на постельное белье.

Поцреот мечтает стереть США в ядерную пыль и радуется, что у Украины отобрали Крым. Вы будете удивляться, но почему-то эти две ипостаси совмещаются крайне редко.

Люцифер, жидомасоны и мулла на «Селигере»

— Насчет фашизма: откуда у него растут ноги в Москве? И чего в этом городе больше — агитпропа, клеймящего «проклятых жидов» Макаревича, Навального, Акунина и так далее, или все-таки скорби от нарастающего потока «груза-200»?

— Первый вопрос — это просто вопрос на миллион. Из каких семян вырастает эта дрянь? Этим вопросом задавались многие исследователи. Лингвист Виктор Клемперер написал «Язык Третьего рейха» — работу, в которой показал, как это реализуется на лингвистическом уровне. А американский психолог Филипп Зимбардо провел Стэнфордский тюремный эксперимент и написал блестящую работу «Эффект Люцифера», где убедительно доказал: социальная ситуация, выстроенная система антигуманных отношений заставляет нормальных людей совершать очень плохие поступки.

Я собираюсь пойти по стопам этих исследователей и в ближайшие годы заняться изучением имперского дискурса. Хочу понять, как и почему имперские, шовинистические, фашистские идеи завладевают умами людей.

Российский имперский шовинизм — это удивительное явление. Оно не целостно по своей природе. По сути, это «красное ядерное православие», странный синтез мистицизма, не имеющего ничего общего с христианством, имперско-шовинистских идей, реваншизма, воспоминаний о величии СССР и христианского фундаментализма.

Хочу отметить, в последнее время фундаментализм христианский нащупывает общие интересы с фундаментализмом мусульманским. На «Селигере» — лагере для патриотичной российской молодежи, — в этом году было совместное выступление православного священника и муллы. Рассказывали, разумеется, про безбожную Америку и мировой жидомасонский заговор. Как же без него?

Один из одиозных блогеров-имперцев так и говорит о себе: я православный, коммунист и монархист.

«Красное православие» — это эклектичный гомункулус, чудовище Франкенштейна, которое собрали кое-как и сделали телезвездой, героем бесконечного сериала под названием «Вставание с колен». И вся Россия с соседями смотрит этот кровавый сериал — кто с ужасом, кто с восхищением. Но конец, я уверена, не за горами. 

Потому что, по сути, под романтической маркой «возвращения к СССР» спокойно продолжается распил бюджета олигархическими группами. Слово «откат» прочно прописалось в лексиконе бизнеса и чиновников, а социальное неравенство достигло такого уровня, что между «бедными» и «богатыми» зияет непреодолимая пропасть.

Какое социальное равенство? Какое бесплатное здравоохранение, о чем вы? И наконец, главное, что было в СССР, и чего абсолютно нет в России — это массовое качественное образование на базе научного материализма.

«Бестселлеры» в жанре фэнтези от Дугина и Проханова

— Современный россиянин верит в сглаз, порчу, целительные свойства мощей и климатическое оружие США. У многих полностью разрушено рациональное и критическое мышление, адекватное восприятие реальности, способность логически мыслить. Их место заняли бредовые мистические идеи о величии и духовных скрепах русского народа, а также геополитические теории заговора.

Народу снижали планку — культурную, интеллектуальную и моральную — в течении нескольких лет. Изданием низкопробной литературы, поощрением фантазеров-идеологов вроде Дугина (между прочим, профессор МГУ), Кургиняна, Проханова и иже с ними.

Любой их текст внимательному и критически настроенному читателю говорит одно и то же: король-то голый! Автор неадекватен. В нормальном обществе они всегда оставались бы неприличными маргиналами, интеллектуальным аналогом городских сумасшедших. Но в современной России они правят бал, публикуются в центральных СМИ, дают интервью телевидению и становятся профессорами и советниками президента.

Виноваты «эти»

— Сегодняшняя вспышка шовинизма и ксенофобии в России возникла не на пустом месте. Ее тщательно готовили, поддерживая одиозных «мыслителей», истребляя независимые СМИ, манипулируя сознанием людей, снижая порог критического восприятия. Не могу судить, был ли это полностью целенаправленный процесс организованной политической силы, чья цель — возрождение империи, или это был стихийный процесс. Не будем заниматься теориями заговора — мы имеем то, что имеем.

Семена упали на благодатную почву. 90-е годы с их нищетой и разгулом криминала, оставили в сознании россиян глубокую отметину, а многих сломали на всю жизнь. Непонимание, озлобленность, чувство глубокого унижения не трансформировались в гражданскую активность, как это случилось, например, этой весной в Украине. Возможно, потому, что еще при СССР людям была привита «выученная беспомощность», намертво вколочен внешний локус контроля. «Мы люди маленькие, что мы можем решить? Нашей жизнью распоряжаются те, кто наверху» — слышали такое?

Думаю, много раз слышали. Вот это самое и восторжествовало. Вместо того, чтобы браться за вилы и выметать криминальных молодчиков прочь, люди терпели и боялись. Вместо того, чтобы начать что-то решать в своем городе — ругали власти. Ждали того, кто придет и все наладит. Ну что сказать — дождались.

Этот скрытый гнев копился годами. Россияне задавались вопросом: «Почему мы не такие, почему у нас нет таких больниц, дорог, таких ухоженных городов, как в Европе?» Почему у нас у власти олигархи и бандиты? Кто виноват? На этот вопрос есть два ответа — комфортный и дискомфортный. Дискомфортный — тот, с которого начинаются все перемены к лучшему. И он примерно такой: виноваты мы сами, и никто вместо нас не разберется с нашими ворами, чиновниками, дорогами и дураками. Но этот ответ предполагает, что надо вставать и начинать что-то делать, причем с риском для здоровья и жизни.

Гораздо комфортнее другой ответ — виноваты враги. «Эти». Европейцы. Американцы. Геи. Евреи. Велосипедисты. Инопланетяне. И — оп! — снова все хорошо. Канал для выброса гнева найден.

А дальше все просто. Гнев стравливается на «чужих». Чувство неполноценности и унижения компенсируется верой в особую духовность и мистическую роль Русского мира в истории.

Не новые идеи. Русские — не исключительная нация ни в какую сторону, ни в хорошую, ни в плохую. Все это уже было. История учит лишь тому, что она ничему не учит. И вот уже звучит грустная и актуальная шутка «Фашизм не пройдет! Расширяйте Боровицкие ворота!».

Отвечая на второй вопрос. Информация о погибших российских солдатах потихоньку просачивается в общество, это правда. Кое-кто начинает задумываться и задавать неудобные вопросы: а почему это родина опять послала своих граждан умирать и хоронит их, как собак, даже без табличек на крестах? Но до массового отрезвления еще далеко, будем реалистами.

Бессребреница прививала школьникам Солженицына

— Почему для трехкратного чемпиона Беларуси по «Что? Где? Когда?», каковым ты являешься, не нашлось достойной работы на родине, к примеру, в сфере образования?

— Вопрос в том, что называть «достойной» работой. Я работала в сфере образования 7 лет — руководила клубом интеллектуальных игр для школьников в Минске. Это было счастливейшее время моей жизни. Помните, как у Стругацких — «все мы стажеры на службе у будущего». Я ощущала, что работаю на будущее — воспитываю умных, интеллигентных, порядочных людей будущего.

Три вечера в неделю я проводила тренировки в клубе. Мы играли в «Что? Где? Когда?», обсуждали с детьми хорошие книги, до 11 вечера спорили — о литературе, политике, психологии, жизни. Мы читали запоем, вместе — Шварца и Солженицына,Булгакова, Толкиена и Короткевича. У нас модно было цитировать «Мастера и Маргариту» и отлично разбираться в греческих мифах. И у нас принято было сомневаться — критично оценивать любую информацию, оспаривать любые авторитеты.

Это была лучшая работа в мире. Но только, если ты готов заниматься ей как волонтерской деятельностью, а деньги зарабатывать в другом месте. Так и было. Моей «зарплаты», если так можно ее назвать, не хватало, чтобы покрыть расходы на поездки с детьми на турниры по интеллектуальным играм.

В нашем образовании сейчас просто нет «достойных» зарплат. Если ты не министр или замминистра. И это, на самом деле, национальная трагедия.

Я убеждена, что в образовании должны работать лучшие. Лучшие педагоги, психологи, популяризаторы науки. Их труд должен достойно оплачиваться, а их работа — быть предметом уважения.

Все в судьбах страны начинается со школы — с системы среднего образования. У нас она, хочу сказать, не худшая. Но то хорошее, что есть у нас, существует не благодаря, а скорее «вопреки». Лицеи БГУ и БНТУ, областные лицеи, уникальная школа № 51 в Минске, каждый год дающая десятки победителей республиканских олимпиад — все это усилия отдельных героев-энтузиастов. Чтобы работать в системе образования на полный рабочий день, надо быть подвижником.

Разумеется, эту ситуацию надо менять. В информационном обществе главный ресурс страны — это не нефть, не газ. Это интеллект. Люди.

Впрочем, я бы не сказала категорично, что «достойной работы в Беларуси не нашлось». Работу в Москве мне предложили неожиданно, это была руководящая должность — главный редактор профильного СМИ. Это был вызов. Приехать в чужой город, в чужую страну и добиться чего-то в журналистике. Приехала. Добилась.

«Мне приятно отстаивать честь беларусского флага»

— Что сподвигает тебя играть за беларусские команды, а не органично влиться в российский интеллектуальный бомонд, раз ты уже обитаешь в Москве?

— На самом деле, у меня все хорошо с российским интеллектуальным бомондом, я регулярно играю в Москве, только не в телевизионных играх.

А за беларусские команды играю, потому что мне нравится, мне приятно отстаивать честь беларусского флага. Для меня это честь. Я готова тратить на это свое время и деньги.

Беларусские знатоки — «из народа»

— Смокинги, вечерние платья, банкиры, фейерверки, но каковы задворки интеллектуального казино? Много ли знатоков процветает? Известны ли тебе примеры трагических судеб?

— Беларусский телеклуб еще очень молод, у нас нет своих мрачных тайн и трагедий. Жизнь идет, девочки выходят замуж. В нашей команде (Сергея Буяна) все довольно-таки успешны по жизни. Сергей Морозов — известный бизнес-консультант, Роман Ольшевский работает на «Онлайнере», Влад Дронов — в Москве, но, возможно, вернется в Беларусь.

Беларусские знатоки не олигархи. Это всего лишь срез некоторой части общества, причем срез, наверное, более «демократичный», чем на московском телевидении. Студенты-инженеры-журналисты-учителя-переводчики — мы все действительно «из народа».

В Московском же телеклубе все немножко по-другому, разброс между «успешными» и «неуспешными» больше. Поташев и Левандовский — успешные бизнес-консультанты, Новиков — известный адвокат.

Из противоположных примеров могу припомнить историю Георгия Жаркова, которому в 2007 году дали 4,5 года условно за насильственные действия сексуального характера по отношению к молодому парню. С тех пор Жарков — персона нон грата в клубе и в тусовке знатоков. Кажется, это можно назвать трагичной судьбой?

«Лукашенко не светит даже пост губернатора»

— Какими ты видишь перспективы Беларуси? И планируешь ли вернуться на родину?

— Чтобы это не было очередной «кухонной аналитикой», оговорюсь: все это — мое личное видение ситуации. Оно может не учитывать каких-то важных факторов.

Беларусь сейчас оказалась на границе разлома «Россия — Евросоюз». Оказалась вынужденным военным и политическим союзником путинского режима. Наши перспективы во многом зависят от того, что будет происходить с Россией, долго ли продержится путинская власть, и что придет ей на смену.

Я надеюсь, что до военного столкновения России с НАТО дело не дойдет. По крайней мере, Евросоюз нацелен всеми силами избегать такого столкновения. Это и хорошо, и плохо. В глобальной войне плохо быть между молотом и наковальней. Учитывая, что наши ПВО прикрывают Россию, и на территории Беларуси до сих пор находятся российские военные базы, в открытом столкновении нам «прилетело» бы первыми.

С другой стороны, это значит, что в случае аннексии со стороны России никто не будет нас защищать. И даже не только военной силой, но возможно, и политическим давлением.

Насколько возможна аннексия со стороны России, я просто не берусь судить. Сложно оценить меру чужого безумия. Еще в январе этого года украинский сценарий показался бы фантастикой. Я бы не исключала такой вариант.

Думаю, Лукашенко это тоже понимает. Думаю, он также знает: после присоединения к России для него будущего здесь нет. Путин не терпит соперников, особенно тех, кто играет на его же поле, а Лукашенко популярен именно среди путинского электората — имперцев, любителей «твердой руки», ностальгирующих по СССР.

Помните, что в свое время случилось с популярным в народе генералом Лебедем? В случае присоединения к России Лукашенко не светит даже пост губернатора. А светит «внезапный» сердечный приступ или авиакатастрофа, как сейчас модно.

И вот теперь важно — что именно Лукашенко решит, вернее, какое решение мы вынудим его принять. Думаю, он будет по-максимуму тянуть время, пытаться выжать из ситуации все, оставаясь для России ненадежным «союзником», а для Запада... потенциальным партнером.

Дрейф в сторону ЕС или «ползучий аншлюс»

— Чем это закончится? Лучший вариант для Беларуси — если Запад продолжит медленное экономическое удушение России санкциями, что приведет к экономическому и политическому кризису, смене власти и переходу в итоге к демократической модели развития. А Беларусь будет медленно дрейфовать в сторону Евросоюза. Мне даже не принципиально — с этим президентом или нет. Можете бросать в меня камнями. Но поверьте, сейчас время объединяться с любыми силами, в интересах которых — сохранение государственной независимости Беларуси.

В ином случае нас ждет «ползучий аншлюс».

Что важно понять белорусам? Имперская угроза уже на пороге. Это реально — угроза существованию нашей нации и Беларуси как государства. Украина оказалась к ней абсолютно не готова. Мы, впрочем, тоже. Значительная часть наших сограждан уже заражена имперскими идеями и попала под влияние российской пропаганды.

Пока не начался «горячий» период конфликта, надо использовать это время для того, чтобы переубеждать друзей и родственников, искать единомышленников и группироваться с ними, организовывать военно-патриотические клубы, получать медицинскую и военную подготовку. И дай Бог, чтобы это все оказалось не нужно.

Я убеждена, что рано или поздно, так или иначе, Беларусь войдет в состав объединенной Европы. Вопрос только — какой ценой и при каких обстоятельствах. Мы были частью Европы в составе ВКЛ и Речи Посполитой. И мы просто вернемся туда, где наше законное место.

Логистический хаб Европы

— С экономической точки зрения, у нас на перспективу отличное географическое положение, мы могли бы стать логистическим хабом (центром, узлом. — ЕвроБеларусь) Европы, перекрестком торговых путей между Севером и Югом, Западом и Востоком. Узлом авиасообщения (чем-то похожим пытается стать Латвия, развивая компанию AirBaltic и делая Ригу узловой точкой для авиасообщения в регионе Балтии и Скандинавии). И я думаю, нам это удастся.

Так что в дальней перспективе все будет хорошо. Ну, а в ближней — нас ждут беспокойные времена.

Что касается лично меня, то я вышла замуж за бывшего одессита, сейчас гражданина Израиля. Мы долго спорили, где будем жить. Мне очень хотелось бы вернуться в Беларусь прямо сейчас и заняться всем тем, о чем я говорила выше: журналистикой, переубеждением соотечественников, воспитанием молодежи. Но муж настоял, чтобы мы какое-то время пожили в Израиле. Ближайшие пару лет мы будем жить там.

С одним единственным «но». Если в Беларуси случится своя «Гомельская народная республика» или если в Украине начнутся интенсивные боевые действия, мы, вполне возможно, приедем вместе, чтобы помочь своей стране.

Елена Борель, опубликовано в издании  ЕвроБеларусь


Теги статьи: Костенко Дарья

Дата и время 11 июня 2015 г., 14:47     Просмотры Просмотров: 2850
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Что нужно сделать с Саакашвили?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.050293