АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал

Неформальные трудовые отношения

Неформальные трудовые отношения
Неформальные трудовые отношения

СЕЙЧАС ТОЛЬКО ТРЕТЬ ПРЕДПРИЯТИЙ НЕ ПЛАНИРУЕТ СОКРАЩАТЬ КОЛИЧЕСТВО СВОИХ РАБОТНИКОВ

По данным Государственной службы статистики, теневой занятостью охвачено более 50% всего трудоспособного населения. Для примера, на Львовщине наиболее распространенные источники получения неформальных доходов — собственный незарегистрированный бизнес (21,1%) и заработная плата “в конвертах” (28,9%).

“Ребята, мы приехали”

“Ни один предприниматель, работающий на упрощенной системе налогообложения, не может получить субсидию, — рассказывает Валерий Таратасюк, директор ООО “ВВК Поділля-2″. — Люди сворачивают бизнес. Сдают патенты на торговлю, отменяют регистрацию, сокращают работников. Экономическая ситуация в государстве очень сложная. Если раньше люди покупали с запасом, то сегодня покупают только самое необходимое и дешевое. Борьба идет за выживание. Люди ищут любые возможности для зарабатывания денег. Многие выезжают за границу”. Тенденции в сфере неформальной занятости прослеживаются только в одну сторону — рост. Например, на Львовщине количество работников по найму на основе трудового соглашения в 2011 г. упало на 23 тыс. чел., в 2012 г. — еще на 2,5 тыс., в 2013-м — на 21,5 тыс. Данные за 2014 г. еще не поступили. По мнению экспертов, скорее всего, эти рабочие места перешли в тень или были ликвидированы. Незначительная часть уволенных людей могла податься в бизнес, но по количеству зарегистрированных новых СПДэшников этого не скажешь.

Такая же картина в целом по Украине

Как свидетельствуют статистические обследования, в первой половине 2014 г. численность неформально занятого населения в возрасте 15—70 лет составляла 4578,7 тыс. чел., или 24,8% от общего количества работников. В действительности его количество, как считает И.Ангелко, может быть больше, поскольку, по мнению экспертов, на него приходится более половины валового национального продукта. Неформальная занятость выступает основным или вспомогательным источником доходов для 40—54% домохозяйств. Чтобы выжить в современных условиях хозяйствования, значительная часть населения Украины вынуждена искать дополнительные источники заработка, которыми нередко становятся доходы от неформальной занятости.

По сути, отмечает кандидат экономических наук, ассистентка кафедры международной экономики Института предпринимательства и перспективных технологий Национального университета “Львовская политехника” Ирина Ангелко, — это проявление механизма саморегуляции экономики, вынужденная форма адаптации населения к сложившейся социально-экономической ситуации, а для многих слоев населения — еще и способ мобильности. Характерные признаки этого сектора — незарегистрированность, нестабильность, негарантированность трудовых отношений, отсутствие надлежащего управления, которое обеспечивало бы согласованность различных видов неформальной деятельности в системе разделения труда, рискованность, часто случайность деятельности, недекларированность и нестабильность доходов, отсутствие социальной защиты. Неформальное трудоустройство имеет свои региональные особенности.

Меньше всего населения в неформальном секторе экономики выявлено в восточных областях, в частности, в Луганской (22,4%), Харьковской (14,4%), Днепропетровской (12,1%), Донецкой (12,4%), а также в Севастополе (8,4%) и Киеве (4,1%) (Сборник “Економічна активність населення України 2014″). Вместе с тем в 2008— 2013 гг. самый высокий показатель фиксируется в Черновицкой области, где он в два раза больше (в пределах 50—58%), чем в среднем по стране. Значительные масштабы распространения неформальной занятости характерны прежде всего для западных и северных областей, что обусловлено аграрным сектором экономики. Еще одна причина такого положения вещей — желание малого и среднего бизнеса, да и, чего греха таить, самих работников, сэкономить на выплатах в бюджеты всех уровней и Пенсионный фонд. Но правда и то, что бизнес все меньше может что-то предложить новым работникам.

“Центры занятости — своеобразный термометр реального сектора экономики Украины, — говорит экс-депутат ВР Украины, председатель подкомитета по вопросам заработной платы, индексации и компенсации денежных доходов населения и коллективно-договорного регулирования социально-трудовых отношений Комитета по вопросам социальной политики и труда (2006 г.) Владимир Вязивский.

Чем больше людей высвобождается, тем хуже состояние экономики государства. Сегодня термометр показывает — “ребята, мы приехали”. У нас некуда устраивать людей на работу”. Сейчас только треть предприятий не планирует сокращать количество своих работников. Еще треть четко заявили, что без сокращений работников им не выжить. Остальные пока что не знают, что “день грядущий им готовит”, поэтому будет действовать по ситуации.

Было ваше, стало наше

Одна из проблем, опускающая уровень занятости на рынке труда, — невозврат НДС. А это — десятки миллиардов гривен. Предприятиям нужны эти деньги. На пополнение оборотных средств, выплату заработной платы и т.п. Они рассчитывали на них, вместе этого им приходится брать кредиты. И платить банкам еще 30%, чтобы не остановить производство. Правительство понимает, что с невозвратом НДС что-то надо делать. И вот очередная инициатива, которую недавно озвучил глава Государственной фискальной службы (ГФС) Роман Насиров. Как передает “Интерфакс-Украина”, для решения проблемы долга государства по возмещению налога на добавленную стоимость (НДС), который превышает 12 млрд грн, правительство предлагает новый выпуск облигаций внутреннего госзайма (НДС-облигации).

“Ради восстановления баланса в экономике и поддержки предпринимателей необходимо раз и навсегда решить этот вопрос”, — говорит Роман Насиров. Как следует из сообщения, с целью погашения крупной задолженности по возврату НДС ГФС уже обратилась в Министерство финансов с предложением выпустить ОВГЗ. Но вряд ли это решит проблемы бизнеса. “Мы видим, что Национальный банк, сознательно или несознательно, делает все, чтобы у людей не было работы. Политика правительства приводит к закрытию банков. Кому-то выплатят средства из Фонда гарантирования вкладов, но деньги предпринимателей уже пропали.

Их предприятия закрываются. Кто-то может подумать, что власть борется с олигархами, но это не так. Борются с людьми и предпринимателями, у которых были вклады в этих банках. Это самый брутальный рэкет. Власть забыла, что за предпринимателями стоят тысячи и тысячи людей. Как следствие, они теряют официальную работу и переходят в теневой сектор экономики. Но если официально трудоустроенный человек платит, по меньшей мере, подоходный налог в местные бюджеты, то теперь власть об этом может забыть. Неужели она этого хотела?” — спрашивает В.Вязивский.

Один из главных показателей деятельности Национального банка в США — количество рабочих мест. Если государство через Национальный банк правильно вкладывает средства, возникают новые рабочие места. Они обязательно принесут прибыль, добавленную стоимость. А это налоги в бюджет, зарплата людям, рост покупательной способности и т.п. Ничего этого в Украине не заметно.

Минимизация неформальных трудовых отношений

“В каждой стране, без исключений, есть теневая экономика, в том числе неформальная занятость и трудоустройство, — говорит Ирина Ангелко. — В Украине ее масштабы ошеломляющие. По данным Международной организации труда, около 50% всех работников в нашем государстве находятся в тени. Этому содействуют значительные начисления на фонд оплаты труда. Более 36% от фонда оплаты труда государству платит работодатель.

Кроме того, еще 15% от зарплаты платит сам работник. К этой сумме следует прибавить 3,6% отчислений в Пенсионный фонд и 1,5% военного сбора. В целом, выходит неплохая сумма: более 50% своей зарплаты человек отчисляет в бюджет. Это много. Мне могут сказать, что в европейских странах налоги бывают еще больше. Но там, во-первых, зарплата выше, а во-вторых, налоги дифференцированы в зависимости от уровня доходов”.

По мнению Ирины Ангелко, к основным способам минимизации неформальной занятости можно причислить:

— повышение стабильности и привлекательности сектора формальной занятости (расширение возможности трудоустройства в сфере формальной занятости; рост оплаты труда и доходов во всех сферах и видах экономической деятельности; соблюдение норм трудового законодательства, защита прав работников на предприятиях формального сектора);

— стимулирование перехода занятых из неформального сектора в формальный, важным направлением чего является введение системы социального страхования, в том числе медицинского;

— содействие малому предпринимательству (упрощение процедуры регистрации и лицензирования деятельности; уменьшение налогов, прежде всего на фонд заработной платы; предоставление льгот предпринимателям, создающим дополнительные рабочие места; предоставление финансовой поддержки предприятиям малого бизнеса средствами гибкой кредитно-налоговой политики);

— обеспечение реальной защиты социально уязвимых слоев населения, создание условий для их посильного участия в общественном производстве в соответствии с их желанием и возможностями;

— усовершенствование законодательной базы, в частности в сфере трудовых отношений, налогообложения, предпринимательства.

В целом, государственная экономическая политика должна быть ориентирована не на борьбу с этой объективно существующей проблемой, а на усовершенствование институциональной среды страны, с тем, чтобы было невыгодно заниматься теневой экономической деятельностью. То есть необходимо создать такую институциональную среду, в которой теневая экономика была бы неэффективной.

Комментарии

Юлия ДРОГОВОЗ, вице-президент УСПП:

В отличие от крупных компаний, малому и среднему бизнесу намного легче работать в условиях неформальной занятости. Этим они уменьшают нагрузку на фонд оплаты труда. Поэтому, когда речь идет о легализации заработной платы из тени, следует помнить, что, как только это будет сделано, реальная нагрузка на бизнес возрастет. Сейчас он сам регулирует нагрузку, которую может “потянуть”. Уменьшает затраты на выплату заработной платы, уплату налогов и т.п. Когда это ему не удается — сокращает численность работников или же закрывает бизнес.

В перспективе, с 1 января 2016 г. ставка единого социального взноса уменьшится до 15%. Но останется еще 15-процентная ставка на доходы физических лиц. Кроме того, есть 3,6%, которые взимаются с самого работника, плюс 1,5% военный сбор. Всего получается 35%. Это все равно выше, чем в среднем по европейским странам. Поэтому это не приведет к легализации доходов. Так что не стоит надеяться, что бизнес начнет массово выходить из тени. Те же, кто уже сейчас платит “белую” заработную плату, получат экономию фонда оплаты труда. Можно ли было снизить эту нагрузку до 30% — большой вопрос. Но бизнесу было бы выгодно работать легально. Открытым остается вопрос, настолько это снижение поступлений позволит покрыть потребности Пенсионного фонда.

Сегодня мало предприятий могут похвалиться стабильной работой. И многие понимают, что даже если на текущий момент у них есть возможность стабильно выплачивать заработную плату, то завтра ее может не быть. Увольнять работника всегда сложно, намного проще действовать в соответствии с финансовой ситуацией. Есть средства — заплатили заработную плату, нет — заплатят позже. Если работника устраивать на работу официально, заработную плату ему надо выплачивать своевременно. Согласно трудовому законодательству, невыплата заработной платы для предприятия может иметь неприятные последствия. Поэтому намного проще нанимать работника неофициально.

Примером непредсказуемости финансового положения предприятий является невозврат НДС. То есть средств, которые предприятие-экспортер платит своим поставщикам на внутреннем рынке. Соответственно, если экспортер или инвестор заплатит больше, чем должен уплатить в бюджет, бюджет обязан вернуть излишек. Такова логика НДС.

И здесь возникает проблема, что возмещение НДС, по большому счету — это определенная форма кредитования государственного бюджета. Государство пользуется этими средствами. И когда бизнес просит вернуть свои средства, государство обычно говорит: “Подожди, мы тебя еще проверим, потом подумаем, включать ли тебя в реестр возврата НДС”. При этом государство может открыть уголовное дело или найти какие-то зацепки в декларации. В итоге же, не получив своевременно своих денег, предприятия не могут выполнить других своих обязательств. По оплате труда, уплате счетов своим поставщикам, закупке оборудования, материалов и т.п. Поэтому нередко вынуждены использовать налоговые ямы, неформальное трудоустройство.

На днях фискальная служба вновь предложила бизнесу вернуться к выпуску облигаций для возмещения НДС. Но облигации не дают гарантий предприятию, что оно полностью вернет свои средства даже со временем. Сегодня у него 100 грн, а через пять лет это будут 50—60 грн, и понятно, что кто-то на этом заработает. Сейчас ряду предприятий не вернули НДС еще за 2011—2012 гг. Этими средствами государство не только пользовалось, на них оно еще и заработало. В конце 2014 г. речь шла о сумме около 33 млрд грн.

С начала 2015 г. произошли изменения, и с 1 февраля с.г. начала действовать система электронного администрирования. В частности, часть непогашенного бюджетного возмещения было разрешено включить в налоговую декларацию как отрицательное значение.

То есть большую часть этих средств правительство перевело в налоговый кредит, который перенесен на будущий период.

Сумма средств, которая считается бюджетным возмещением, существенно уменьшилась.Из-за изменений в законодательстве сумма бюджетного возмещения, которая раньше состояла из двух частей, теперь получила название “отрицательного значения”. Эта сумма у предприятий очень велика. Бюджетным возмещением теперь считается только то, что заявлено на расчетный счет. А теперь — кому сейчас выгодна неформальная занятость?

Если работник официально не трудоустроен, ему не засчитывается трудовой стаж, не идут начисления в Пенсионный фонд. Но почему многие люди особо не поднимают этот вопрос? Да потому, что сколько бы человек ни зарабатывал, пенсию он получит минимальную. Чтобы работник был заинтересован в размере пенсии, он должен видеть прямую связь нынешнего заработка и будущей пенсии. Почему говорят о пенсионной реформе?

Да потому, что она предусматривает переход от нынешней солидарной системы к накопительной. Если человек будет знать: сколько сегодня он отложит денег, столько и получит пенсии — тогда будет бороться за свое официальное трудоустройство. Это изменит и его отношение к заработной плате, своему будущему.

Василий ПЕЦУХ, генеральный директор Совместного украинско-немецкого предприятия “Электронтранс” ПАО “Концерн-Электрон”:

Без государственной системы поддержки бизнеса в Украине не будет ничего. Бизнес максимально упрощает свою деятельность, поскольку он всегда идет по пути наименьшего сопротивления. Поэтому и занимается преимущественно торговлей. В тени провели операцию “ты — мне, я — тебе”, заработали, поделили, спрятали и — все. Но от операций “купи-продай” экономика государства не поднимется. Чтобы получить рабочие места, нужны соответствующие условия. Один из американских специалистов в сфере управления как-то сказал, что не правительство создает рабочие места.

Почти все новые рабочие места в США создают новые компании. Две трети их генерируют предприятия с численностью персонала менее 50 чел. Но где то звено, за которое нужно потянуть, чтобы производство в Украине заработало? Оно — в дешевых кредитах на производство. Например, немец идет в банк, говорит, что для выпуска какой-то продукции ему нужны дешевые кредиты на приобретение соответствующего оборудования. И, как правило, получает их под небольшие проценты — 2—3% — в банке промышленного развития. Но на определенных условиях.

Прежде всего — решение социальных вопросов. Согласно трехстороннему соглашению, банк обязует немецкого бизнесмена купить оборудование только у заранее указанного в соглашении производителя. Выпустить и отгрузить продукции на сумму не меньше нескольких миллионов евро, создать новые рабочие места, взять на работу нескольких инвалидов. Кроме того, он должен выполнить все требования по охране труда, требования управления экологии, энергосбережения и т.п. Все эти требования обсуждаются еще на этапе подписания кредита. Промышленников требования банка не пугают.

Им так намного легче работать. Как правило, банк, предоставляющий кредит бизнесмену, застрахован от неожиданностей. Функцию страхователя в Германии выполняет страховая компания “Гермес”. Она страхует бизнес-проценты. В результате, получается связка — государства, бизнеса и финансового учреждения.

Каждая сторона несет определенную ответственность. Работает система перекрестного контроля, что делает невозможным коррупцию, злоупотребления. И предприниматель, который взял у государства кредит, точно выполнит свои обязательства. Украине не хватает указанных учреждений. Думаю, это проблема реформ. Их надо начинать на государственном уровне. Первая и главная позиция для бизнеса — создание банка покрытия рисков. Эдакого украинского “Гермеса”.

Риски должны быть взаимными: что-то дает бизнес, что-то дают ему. Через страховой банк государство должно было предоставить средства на рефинансирование, возмещение процентов бизнеса за пользование валютой и тому подобное. В свою очередь, как уже отмечалось, производитель также имеет список обязательств перед банком. Но чтобы эти финансовые инструменты начали действовать, в Украине надо принять блок законов о финансово-банковской деятельности.

Автор материала: Василий Худицкий

По материалам: Gazeta.zn.ua

 

Теги статьи: Теневой бизнесТеневая экономика

Дата и время 13 июня 2015 г., 14:44     Просмотры Просмотров: 2794
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
23 сентября 2017 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Кто на ваш взгляд самый большой враг Украины?









Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.054044