Представьте провинциального портного, который шьет дорогие мужские костюмы. Он работает только с личными заказами, все делает качественно и берет тысячи долларов за пару.

Но вдруг однажды он ставит на карту свой стабильный бизнес, причем даже не ради того, чтобы запустить массовый бренд одежды, а ради совершенно новой штуки, которой почти нет на рынке: чего-то вроде наборов для кройки и шитья. Странная на первый взгляд идея оборачивается многомиллионным глобальным бизнесом. Оказывается, наш герой предвосхитил большой тренд – и теперь главные мировые дома моды догоняют его, запуская аналогичные наборы.

Приблизительно это сделала компания двух украинских разработчиков, Артема Бермана и Антона Коломейцева, – только не в одежде, а в области виртуализации систем хранения данных. Отказавшись от больших заказов на сотни тысяч долларов в год, они разработали универсальную технологию, поставили ее на конвейер, сделав доступнее для небольших компаний. Спустя семь лет они развивают бизнес с двумястами тысячами активных пользователей и годовой выручкой в несколько миллионов долларов. Их наработки по виртуализации систем хранения данных почти на десять лет опередили решения Microsoft, VMware и других ИТ-гигантов.

Виртуализация систем хранения данных – взрыв, незаметный для посторонних

Если вы думаете, что данные хранятся на серверах, как вино в бочках (закончилось место в одной, наливают в следующую), то ваши представления глубоко устарели. На каждом сервере работает несколько виртуальных машин – это помогает хранить данные более компактно, работать с ними эффективнее и быстрее. Управляют виртуальными машинами гипервизоры – специальные программы-операционки. Всего в мире четыре популярных марки гипервизоров – vSphere от VMware, Hyper-V от Microsoft, open source решения KVM от Red Hat и Xen от The Xen Project.

Можно идти еще дальше – объединить несколько виртуальных машин с разных серверов, прикрутить к ним дополнительные устройства для хранения данных, и вся сеть заработает как единая система. Эта программная имитация называется сетью хранения данных, или SAN (Storage Area Network). Все устройства хранения могут быть расположены далеко друг от друга, даже на разных континентах, но в SAN они организованы в единую среду для хранения информации и управляются через один сервер.

Зачем нужно так все усложнять? На самом деле эта сложная система приводит к упрощению: задействуется меньше ресурсов, можно гибко распределять нагрузку. И главное – система отказоустойчива, то есть если что-то из оборудования перестанет работать, система продолжит функционировать без потери данных. Трудно переоценить важность этого для бизнеса. Плюс чем масштабнее система, тем больше экономия ресурсов и тем выше отказоустойчивость. Именно такое программное обеспечение и начали делать Берман и Коломейцев еще в 2007 году.

Не будет преувеличением сказать, что за подобными системами ближайшее будущее. По оценкам аналитиков IDC, рынок обычного сетевого оборудования (железа) будет расти ни шатко ни валко – в среднем на 0,1% в год. Рынок описанных выше решений конвергентной инфраструктуры, которая виртуализирует оборудование, растет на два порядка быстрее – на 19,6% в год.

По разным подсчетам, говорит Берман, уже половина корпоративных клиентов ИТ-компаний виртуализировали свою инфраструктуру, а через пять лет проникновение будет близко к 100%. На солидную порцию этого пирога и претендует StarWind.

Каша из топора войны

Разработкой ПО для виртуализации данных Берман и Коломейцев занялись, когда и термина такого не было. Берману, выпускнику Московского института рыночной экономики, социальной политики и права, приходилось непросто в Херсоне в конце 1990-х годов. Берман частично парализован после того, как в 1992 году он неудачно прыгнул в Днепр и сломал шею. Поэтому в институте он учился заочно, а после учебы стал зарабатывать на ИТ-проектах для западных корпораций.

В планах – новый раунд, как минимум в $10 млн, уже от американских венчурных фондов, оценка компании составит не менее $100 млн

Тогда Украина только становилась центром ИТ-аутсорсинга: мировые лидеры вроде IBM заказывали разработку украинским программистам, открывали в стране R&D-центры. Берман больше шести лет писал код для американского поставщика ПО в сфере здравоохранения, потом перешел от работы с кодом к координации проектов. В 2002 году он возглавил подразделение в СНГ другой ИТ-компании из США, Pocket Technologies. Там он и познакомился с Антоном Коломейцевым. Антон, окончив киевский Политех и поработав в США в сфере информационной безопасности, писал программы на заказ из киевской квартиры.

В 2003 году Берман и Коломейцев сняли офис в Киеве, зарегистрировали Rocket Division Software, компанию, которая занималась аутсорсингом всех подряд ИТ-услуг. Вполне успешно: суммы контрактов доходили до сотен тысяч долларов.

Но с ростом конкуренции среди студий разработки маржинальность бизнеса стала падать, и вот тогда основатели Rocket Division стали думать над собственными продуктами.

slon.ru