АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 0°C
Харьков: 7°C
Днепр: 8°C
Одесса: 4°C
Чернигов: 0°C
Сумы: 3°C
Львов: -3°C
Ужгород: 0°C
Луцк: -2°C
Ровно: -1°C

В партнерстве с Коломойским Кабмин берется за создание нефтяного монстра

В партнерстве с Коломойским Кабмин берется за создание нефтяного монстра
В партнерстве с Коломойским Кабмин берется за создание нефтяного монстра

Государство приступает к созданию компании-монополиста на пару с олигархом из Днепра – корпоративные аппетиты которого еще вчера пыталось обуздать

31 июля замминистра Минэнергоугля Игорь Диденко созывает заседание по подготовке к созданию единой компании по добыче и переработке нефти и реализации нефтепродуктов. Соответствующее приглашение получил от Диденко глава НАК Нафтогаз Украины Андрей Коболев.

Провести переговоры с акционерами трех “укрнафт” (Укрнафты, Укртатнафты и Укртранснафты) о создании так называемого ВИНК – вертикально-интегрированной компании – в начале месяца официально поручил министру энергетики Владимиру Демчишину премьер Арсений Яценюк.

Основными акционерами компаний выступают государство и группа Приват Игоря Коломойского. Так, НАК Нафтогаз Украины принадлежит 100% акций Укртранснафты, которая занимается транспортировкой нефти, 50%+1 акция Укрнафты, занимающейся добычей нефти, и 43% компании по переработке нефти Укртатнафта. Остальные акции предприятий Укрнафта и Укртатнафта принадлежат компаниям, связанным с бизнесменами Игорем Коломойским и Александром Ярославским.

Официально необходимость объединения мотивируют желанием повысить производительность нефтяной отрасли страны и улучшить ситуацию на рынке нефтепродуктов.

Старая песня о главном

Сама по себе идея создания вертикально-интегрированной нефтяной компании не нова и не принадлежит нынешнему правительству. Она всплывала еще во время президентства Ющенко и Януковича. Сторонником создания ВИНК выступал нынешний оппозиционер Юрий Бойко в его бытность министром энергетики. Аргументация звучала та же.

“Те же аргументы выдвигались – что это как бы повысит эффективность, – говорит независимый эксперт Научно-технического центра Психея Геннадий Рябцев. – Но сегодня это нонсенс. В мире не осталось больших вертикально-интегрированных компаний, за исключением полностью государственных, когда государство вводит монополию на определенном рынке”.

Последнее присуще скорее конституционным или абсолютным монархиям Ближнего Востока и стран Латинской Америки. Европа же и прочий цивилизованный мир, куда стремится Украина, идут по пути горизонтальной интеграции. Вертикальной интеграцией логично было заниматься, когда страна прощалась с советским прошлым. “В тот период, когда нужно было сконцентрировать финансовые активы, это имело бы право на существование. Но сейчас создание такой компании – это фактически создание крайне непрозрачных концернов, в которых теряется прибыль акционеров и страдает рыночная ситуация”, – считает директор Консалтинговой группы А-95 Сергей Куюн.

Создание ВИНК в Украине – это шаг к монополизации рынка, которой сегодня формально объявлена война. При этом монополизм на рынке нефтепродуктов, по сути, уже имеет место – группа Приват владеет 25-30% рынка. После создания ВИНК ее позиции дополнительно укрепятся. В конечном итоге затея приведет к ухудшению конкуренции на рынке нефти, нивелирует результаты любых энергетических реформ, если таковые будут, и породит нового монстра, работающего на благо отдельной олигархической группы, отмечает Рябцев.

Кроме того, затея Яценюка противоречит ряду требований международного энергетического сообщества, которые гласят, что энергетический бизнес следует разъединять по направлениям, а не объединять добычу, переработку и транспортировку нефти и ее производных.

Самостоятельные компании распоряжаются исключительно своими доходами и не рассчитывает на дотации от другого звена, а государство лишь следит за эффективностью бизнесов. “А так все в одном котле будут вариться, и никто не поймет, кто хорошо работает, а кто плохо. И в этом котле можно благополучно топить и убытки, и долги – никто не разберется”, – говорит Куюн.

В частности, Укрнафте придется дотировать убыточные активы такие, как Укртатнафта, от чего в конечном итоге еще и пострадают ликвидные госактивы, предупреждают эксперты.

Эхо коломойских войн

Сама по себе Укрнафта – крайне непрозрачная компания. Контроль над ней государство не может установить уже 12 лет.

“У нас уже есть совместное предприятие между Приватом и государством в лице Укрнафты. Что мы видим? Созданы параллельные профит-центры, через которые выводится прибыль из компании, государство получает крохи, а миноритарный акционер получает все. При том этот акционер всячески постоянно демонстрирует свое неуважение и нежелание с этим государством работать. На собраниях акционеров они [представители структур Коломойского] постоянно ставят какие-то свои условия, постоянно обманывают, не платят дивиденды, не платят налоги. Как с ними можно создавать совместное предприятие?” – задает вопрос Куюн.

Согласно последним данным, Укрнафта получила в 2014 году 1,3 млрд грн чистой прибыли. Выводы ревизионной комиссии свидетельствуют о том, что Укрнафта вывела около 70% доходов за 2014 год на подконтрольные Привату предприятия. При этом компания до сих пор не выплатила 1,8 млрд грн дивидендов государству за 2011-2013 годы.

С 2011 года пост председателя правления Укрнафты занимал Питер Ванхеке, который считался менеджером от Коломойского.

В начале 2015 года государство начало “отлучать” Коломойского от потоков в нефтегазовых компаниях. Через смещение приватовского топ-менеджера Александра Лазорко у олигарха отобрали контроль над Укртранснафтой (транспортировка нефти), изменили правила продажи нефти Укрнафты (добыча нефти), убрали дисконт на украинскую нефть, которую прежде бизнесмен за бесценок закупал на Укртатанафту (переработка нефти). Убыточные предприятия, паразитирующие на госактивах, требовали дотаций, а старые схемы потихоньку начинали ломаться, соответственно, былой поток денег – перекрываться. Коломойский засуетился. В борьбе за ликвидные активы в ход пошли все методы, когда в марте олигарх пытался отстаивать свои интересы в Укрнафте с помощью автоматчиков, которых журналисты окрестили “добровольческим батальоном Коломойского”.

После длившейся не один месяц войны за контроль над Укрнафтой парламент проголосовал за изменения, касающиеся кворума акционеров, и вернул государству возможность влиять на управленческие решения. В итоге неделю назад вместо приватовского Ванхеке новым главой правления Укрнафты был избран британец Марк Роллинс, а также утверждены новые составы набсовета и ревизионной комиссии.

Именем премьер-министра

В набсовете Укрнафты и сам Коломойский, и его люди остались. Остаются они и в Кабинете министров. Диденко, которого считают лоббистом интересов группы Приват, продолжает занимать должность замминистра Минэнергоугля, несмотря на обещания министра Демчишина поменять команду. С мая 2014-го Диденко курирует в ведомстве именно нефтегазовый сектор. На вопросы НВ о создании нефтяного монополиста и назначенном на послезавтра собрании Диденко по телефону отвечать отказался.

Эксперты подчеркивают, что на создание монополии с участием Коломойского Диденко благословил лично премьер.

“Я вижу, что премьер-министр полностью играет на стороне Привата. Государство еще в мае имело возможность сменить менеджмент Укрнафты и поставить там свое правление, тем самым пресечь все эти схемы по грабежу компании. Но премьер-министр сказал: “Нет, мы не будем этого делать”. Он перенес это на два месяца, – говорит Куюн. – Активный он игрок или пассивный – не берусь сказать. Но то, что премьер-министр слышит Коломойского – это однозначно”.

“Нафтогаз предоставлял предложения правительству [относительно смены правления в Укранафте], но по не понятным причинам премьер не воспользовался этими рекомендациями”, – подтверждает НВ его слова исполнительный директор НАК Нафтогаз Украина Андрей Пасишник.

Найти доказательства сговора между премьером и Коломойским попытался народный депутат и экс-журналист Сергей Лещенко. У Яценюка ему официально подтвердили, что эти двое неоднократно встречались после смещения олигарха с поста губернатора Днепропетровской области. “Минимум трижды Коломойский, уже не будучи губернатором, приходил в Кабмин. Это только зафиксированные в журналах посещений встречи. Ответ на этот запрос Яценюк дал только после того, как он был проголосован парламентом”, – написал Лещенко в facebook.

Эти встречи, уточняет Пасишник НВ, пришлись как раз на 20-е числа мая – то есть в преддверии собрания акционеров Укрнафты. “В эти даты они с Игорем Валерьевичем общались по поводу Укрнафты. Какие были сделаны выводы – нам неизвестно. Но после этих встреч шаги по отстранению правления компании предприняты не были”, – говорит он.

Без Привата

В истории с Укрнафтой Пасишник защищает интересы мажоритарного акционера, то есть государства. Оно, по его словам, добивается того, чтобы ограничить влияние Коломойского на нефтекомпании и наделить государство и миноритариев равными правами в управлении этими активами. На собрание в министерство, где будет решаться их судьба, Диденко Пасишника не пригласил, хотя в Нафтогазе именно он отвечает за корпоративные права и нефтенаправление.

Впрочем, руководитель Нафтогаза уверен, что ВИНК не будет создан.

“Он [Диденко], видимо, получил поручение от своего партнера [Коломойского] начать переговоры [по подготовке к созданию нефтяной вертикально-интегрированной компании]. Но одной воли Кабмина недостаточно для объединения компаний с государственной формой собственности. Для этого нужен отдельный закон, который не пройдет через парламент. Не будет объединения”, – утверждает Пасишник.

Если нефтепроводы войдут в структуру ВИНК, будет парализована деятельность Лисисичанского и Одесского нефтеперерабатывающих заводов, которые лишаться возможности свободно закупать ресурсы и будут зависеть от монополиста. Такого Верховная рада не допустит, уверен он.

Рябцев предлагает разрешить проблему, создав на базе трех “компаний преткновения” публичные акционерные общества. “Компании, абсолютно прозрачные как для акционеров, то есть инвесторов, так и для широкой массы. Опыт создания таких публичных акционерных компаний существует и в Европе. Если компания открытая, прозрачная, то, во-первых, она привлекательна для инвестора, во-вторых, она понятна для граждан, и деятельность ее руководителей не вызывает подозрений в коррупционных действиях, отмывании средств или неэффективном их использовании, которые сейчас есть”, – заключает эксперт.

Автор материала: Леся Выговская

По материалам: Nv.ua


Теги статьи: Диденко ИгорьУкрнафтаВИНККоломойскийКоломойський

Дата и время 29 июля 2015 г., 20:24     Просмотры Просмотров: 6017
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.079259