АНТИКОР — національний антикорупційний портал
МОВАЯЗЫК
Київ: 19°C
Харків: 25°C
Дніпро: 20°C
Одеса: 20°C
Чернігів: 17°C
Суми: 22°C
Львів: 16°C
Ужгород: 17°C
Луцьк: 17°C
Рівне: 17°C

"Гражданские заправляли танки в полях под обстрелами": Ким о защите Николаева, сложных ситуациях и прогнозе на победу

Читать на русском
"Гражданские заправляли танки в полях под обстрелами": Ким о защите Николаева, сложных ситуациях и прогнозе на победу
"Гражданские заправляли танки в полях под обстрелами": Ким о защите Николаева, сложных ситуациях и прогнозе на победу

Глава Николаевской военной администрации Виталий Ким входит в тройку популярнейших спикеров страны, его почетное место где-то между президентом Владимиром Зеленским и офисным "успокаивающим" Алексеем Арестовичем.

"Добрый вечер, мы из Украины" – это один из многих мемов, созданных Кимом, телеграмм которого сейчас насчитывает около 800 тыс. фолловеров. В рамках авторского проекта "Орестократия" я поговорил с Виталием о том, как сеет-пашет-восстанавливается Николаевщина в период войны, как ему удается фонтанировать шутками в кризисные периоды, а также как именно горожане и селяне помогли войску в первые недели российского вторжения в Украину. "Без них было бы гораздо сложнее", – говорит Виталий.

Россияне просто бьют в центр жилого квартала, чтобы люди паниковали, боялись

– Готовясь к интервью, я изучал тренды Google, связанные с вашей фамилией, и один из самых популярных "Какие задачи у Виталия Кима". Какие у вас сегодня задачи?

– Официально или неофициально?

– Рассказывайте о самых интересных.

– Задача у нас одна – это победа. На это работает вся команда и вся Николаевщина. Кроме того – освобождение области, освобождение людей.

Если говорить о подзадачах, то их очень много – это и восстановление инфраструктуры, подготовка к восстановлению Украины, строительство жилья для переселенцев, восстановление дорог, восстановление платежей, реструктуризация самой ОВА. Мы без помещения сейчас, надо работать в таких условиях. Это сотрудничество с райгосадминистрациями и ОТГ, в том числе оккупированными. Также – гуманитарная помощь, подготовка к отопительному сезону, восстановление материально-технической базы.

Это ежедневная рутина, не очень интересная кому-то. Всех интересует только победа, и я их прекрасно понимаю.

– Но вот какие именно задачи у вас на следующую неделю?

– Первое, закупка топлива для обеспечения потребностей области. Второе, заключение договоров по принципу "проектируй и строй", потому что нельзя сейчас платить на "заблокированные" назначения платежа. Но можно заказывать договора, чтобы предприятия проектировали заранее, и когда закончится война, не надо будет ждать 4 месяца, а можно сразу строить.

Нам не хватает резервов по энергомощностям, поэтому мы провели совещание с Минэнерго и Хмельницким, Черкасским и Николаевским облэнерго, проговаривая, как эти резервы перебрасывать из других регионов, чтобы направить на восстановление Николаевщины.

Также есть проблема неоплаты за энергоносители и воду. Это мегазадача, потому что коммунальные предприятия сейчас работают на грани из-за невыплат – около 40% людей не платят за потребленные услуги.

В мае выполнение бюджета у нас там 103%. Это благодаря военным вытащили. Мы очень боялись падения, что привело бы к ступору в работе. Этот бюджет сейчас анализируется по структуре расходов. Мои заместители ведут отдельные направления по области. К примеру, у нас 17 кластеров программы "Большого строительства", и каждый отрабатывается отдельно. Например, восстановление медицинских учреждений или культурное наследие. Это все структурируется: что нужно с ними делать, что в первую очередь, за какие средства: государственные, областные или зарубежных партнеров либо гранты.

– Как экономика области работает в этот период? Я читал где-то, что около 80% земель области уже засеяны, да?

– Бизнес справляется. Относительно озимых, вот-вот будет сбор урожая, и здесь нужна помощь, ведь не хватает техники, люди боятся выезжать на контракты в Николаевскую область.

В общей сложности засеяно 80% земель, пригодных для возделывания.

– А 20% – это те земли, где сейчас проходит передовая?

– Дело не в том. Часть компаний вошли в штопор: или кредитное плечо у них было очень большое, или они были очень зависимы от портов, и так далее – это те компании, у которых нет запаса прочности. Кто-то просто оценил риски как слишком высокие. Я вам так скажу: большинство, до 100% единоличников, возделывают свои земли. Не возделывают земли в основном крупные предприятия.

– А какие самые большие проблемы сейчас в области? Я так понимаю, что если бюджет выполнили, у вас есть средства на первоочередные нужды…

– Люди гибнут, многие ранены – это основная проблема. Другое – это отсутствие логистики и неработающие порты, потому что на них было завязано смежников очень много, которые обслуживали этот бизнес. Из-за рисков работа остановилась, в принципе – вся логистика разрушена. Что касается ритейла – все стоит почти. Ни о каких новых коллекциях или потребительских товарах речь не идет. Также стоит строительство: первое – война, второе – отсутствие материала. Третий фактор – люди мобилизованы. У нас там забронировано ограниченное количество специалистов для критической инфраструктуры и обслуживания военных. У нас там по фамилиям – этот работает на грейдере, его забрать нельзя, потому что такую дорогу просыпает. Он будет работать еще три недели, и только тогда его можно забрать, потому что у нас нет другого грейдериста в принципе. Ну вы понимаете, мы проработали все до персоналий.

– Часто слышим об обстрелах Николаевщины. У вас есть понимание, почему орки так активно "набрасываются" на Николаев и Одессу. С тактической точки зрения можно хоть как-то объяснить их обстрелы Харькова, но не вашего региона.

– Это отвлекающий маневр, потому что активные действия – восточнее, россияне просто запугивают людей, разрушают инфраструктуру. Их первоочередная задача – остановить подвоз техники и боеприпасов. Но они этого сделать не могут, они в четвертый раз бьют по мосту, который уже разбомблен был, бьют и не верят, что он не работает. Но транспорт все равно идет. Путей много, все дороги не перебить. Поэтому они выискивают такие точки, военные цели, чтобы хоть как-то нам навредить. Это касается того, куда они стреляют. А вот куда попадают – это другая история. Россияне часто в лобовую обстреливают жилые кварталы. У снаряда "разлет" 140 метров на этом расстоянии, а РСЗО – 500 метров погрешность, они просто бьют в центр жилого квартала, чтобы люди паниковали, боялись, чувствовали, что угроза есть. Я думаю, что только с этой целью это делается.

Я не знаю, зачем убивать мирных людей.

– Порт они обстреливают? В этом районе, насколько я понимаю, есть большие запасы зерна и масла. И в рамках этой экономической войны, которую россияне объявили не только украинцам, но и всей Европе, как они проявляют "огневой" интерес по отношению к этим составам?

– Могу сказать, что мы диверсифицировали запасы, вывезли и зерно, и масло. Хотя россияне все равно обстреливают порт, который и так не работает.

Если руководитель выехал из основного здания, то это паника

– Скажите, пожалуйста, как началась война? Каким был первый день?

– Как и для всех – шок. Руки тряслись, думали, что делать, принимали решения, учитывая ситуацию. Это такой был суетливый первый день.

– Понимаю, что ситуация была более сложной, чем вы описываете. 24 февраля из главы ОГА вы превратились в руководителя военной администрации и фактически отвечали за оборону области. В области не было единого военачальника. Генерал Марченко, руководитель обороны Николаевщины, приехал где-то на 2-3-й день. Поэтому хотелось бы больше деталей о 24 февраля: как он прошел – вы собирали военных, командующих частей? Уже прошло время, и об этом можно рассказать.

– Ну, не совсем можно. Потому что это было совсем не в моей вертикали. Ответственность была на коменданте, физически существовавшем, а ответственность за южную часть области – на командовании "Юг". Они с первого дня понимали, что происходило. Поэтому я не хотел бы говорить, что я делал, каким образом мы пытались все это собирать в кучу, потому что это была не очень моя вертикаль и не мои полномочия. Но все произошло, и потом, когда доехал Марченко, все завертелось.

– Где вы жили в первые дни войны?

– В офисе, времени не было совсем. Первые три недели мы спали по 2-3 часа. И там были все – костяк заместителей, военные. Марченко тоже был в центре принятия решений, потом уже развернулись штабы, все рассредоточилось.

– Еще до войны вы сказали своей команде, что в случае плохого сценария вы будете в ОГА до последнего, потому что украинский флаг на ОГА – это символ, символ стойкости города и области. Как наступление скорректировало ваши планы? Ведь риск захвата Николаева существовал. Как долго вы планировали оставаться в помещении администрации?

– Да, до войны я понимал, что есть теоретически такая угроза, до войны мы проинспектировали запасной пункт управления, проверили, чтобы все было работающим.

Да, мое мнение таково: если руководитель уехал из основного здания, то это паника, это область без руководства – и никому ничего ты не расскажешь. Если глава области уехал, то все – можно ехать самому. Это первая часть вопроса.

Вторая это, как говорится, план на бой (это я о боксе) – всегда план до первого удара. Поэтому были проработаны варианты эвакуации, варианты нападения, защиты. Мы понимали, что правительственный квартал нужно оцепить, чтобы было время для маневра. Все это мы понимали: будет как будет, но мы работали по ситуации. Планы на отход были последними.

– Какие дни были самыми сложными в течение этого времени?

– Первая неделя. Тогда не до конца было ясно, как можно врага сдерживать. Кроме как силой духа, героизмом наших людей. Это была неструктурированная защита. Частично все держалось на личностях – на руководителе теробороны, руководителях волонтеров, руководителях бригады или батальона, или руководителе роты, занявшей защиту, или пограничниках, принявших бой. Это все зависело от командиров и людей, руководивших подразделениями ВСУ. Когда это все вышло в какую-то систему и начала собираться информация в единый центр обработки данных, мы начали видеть картину и понимать, что с этим делать.

– Территориальная оборона и патриотизм населения какую роль сыграли в первые дни?

– Патриотизм наш николаевский (я сам этого не ожидал) был на таком высоком уровне, что он и на военных работал. Они видели, как гражданские, волонтеры вышли помогать… Все военные видели, как помогали с питанием, готовили коктейли Молотова, защитные сооружения, блокпосты, ежи, колеса. Настолько все было быстро, и люди эмоционально подхватывали.

ТрО тоже участвовала в самой активной фазе, когда отбивали аэропорт. Ее непосредственный руководитель стрелял из ПТЗРК по танкам точно так же, как Вооруженные силы. ТрО во всех атаках участвовала и выступала как противотанковый такой отряд. Это если мы говорим о городе, а у нас еще есть тероборона "деревенская", которая остановила атаку танков вместе с ВСУ, например, тероборона Баштанки, Снегиревки. Это уже было больше как партизанское движение.

А еще сыграло роль местное самоуправление, представители которого по всей области стали информаторами, наводчиками, логистами, поставщиками. Гражданские заправляли танки на поле боя: когда наши еще отступали из Херсона, они просто останавливались без горючего. Гражданские, наши депутаты, не побоюсь этого слова, брали бензовозы, ехали в поле и заправляли танки под обстрелами.

Поэтому роль гражданских в обеспечении деятельности военных была очень велика.

– Ну, особенно мы знаем этот крылатый мем "Пофиг танки – мы из Баштанки". Можно сказать, что без поддержки гражданских и ТрО ситуация была бы гораздо хуже?

– Можно. Это точно.

– Почему в Херсоне ситуация сложилась по-другому? Сыграли первые часы нападения или есть какие-нибудь другие факторы?

– Давайте отвечу так. Я подробно ситуацию не изучал, потому что нет времени. 100%, что первые часы сыграли свою роль. Все остальные факторы, которые там приплюсовываются, я не буду комментировать, это не моя зона ответственности.

– Но в принципе, какие эти факторы есть?

– Я уверен, что есть.

– Скажите, пожалуйста, сталкивались ли вы с предательством?

– Конечно, у нас служба отрабатывает очень много изменников и именно таких, которые могли влиять на ситуацию.

– А подробнее можете рассказать? Известны случаи с депутатами, с медийными персонами.

– Нет, это не секрет, но говорить не буду. СБУ должна это делать. Как говорится, у нас действует презумпция невиновности – нужно еще доказать эту измену.

Прогноз на войну

– Вас называют суперзвездой ужасающей войны, и в первую очередь из-за вашего телеграмм-канала. Вы, наверное, по популярности среди политиков второй после президента… Как удалось найти этот оригинальный формат военного троллинга орков?

– Сейчас меня мало в медиапространстве, у нас информацию уже доносят военные, областная военная администрация, райгосадминистрация, сама команда. Сейчас появилось очень много людей, которые всю информацию достаточно качественно обрабатывают и выдают людям в том формате, который они воспринимают. А в первые дни войны, когда была паника, чтобы люди не побежали, чтобы наши военные не побежали, чтобы даже структурные подразделения нашей ОВА понимали, что мы делаем, а времени на совещания не было… Это был, грубо говоря, переход от горизонтального структурного труда к вертикальному. Идеи не было как таковой, просто была нужда в информировании – работников, военных, людей – в текущей ситуации. В том числе касательно угроз по перемещению техники, дезинформационной кампании. Вы помните, что здесь полгорода ходили ловили ДРГ, полгорода ходили крестики эти искали, мол, для ракет наводка… Это все была информационная кампания россиян для накручивания людей. Я вышел в тот формат, чтобы рассказывать, и спустя какое-то время информационная кампания перестала влиять на наше население. С такой целью это было сделано.

– Но одним из побочных эффектов вашего канала является такой очень активный оптимизм. Люди часто смотрели ваши видео для успокоения, чтобы набраться желания жить дальше. Как это у вас получилось?

– Война сняла барьеры и рамки, к тому же надо разговаривать на государственном языке и "держать" протокол. В феврале-марте не было времени на это. Это были решения скорые, раздвинувшие границы. И этот побочный эффект, как вы говорите… Я оптимист – и не без основания.

– А как вы относитесь к медийной популярности? Это правда, что некоторые люди из Офиса с вами общались, чтобы вы не затмевали киевских оптимистов?

– Никто ничего не говорил… было несколько шуток о "медиа-Ким" – ну, и все на этом закончилось. Ничего такого не было.

– Если мы уже говорим о шутках, вы являетесь автором многих мемов. Например, "Добрый вечер, мы из Украины". Вы это сами придумали?

– Была песня какого-то исполнителя, и мы использовали ее среди военных, среди патрульных. Это было приветствие такое – николаевское, мы использовали эту фразу в нашем быту.

– Вы согласны, что ракетный удар по администрации – это была злая реакция орков на ваш телеграмм-канал? Очевидно, они его читают и им это не очень нравится.

– Давайте так: они били не по мне и не по телеграмм-каналу – они били по тому результату, который я и телеграмм-канал давали. Это был тот источник информации, работавший в контрдезинформационной деятельности. Да, хотели на какой-то период оставить область без управления.

– Я начинал с трендов Google и ими завершу. Один из самых популярных – каковы прогнозы Кима на войну? Что вы думаете о дальнейшей военной кампании, как она будет разворачиваться и когда завершится победой?

– Давать прогнозы – очень плохая идея.

Есть то, что хочет одна сторона, и то, на что мы не соглашаемся… Дальнейший сценарий зависит от президента и воли народа, от помощи иностранцев, от настроения Путина в какой-то мере. Это уравнение не с двумя переменными, а с пятью. Поэтому объективно я могу сказать только одно – если даже завтра скажут: "все, конец войне – и мы отводим армии", то еще 2-3 месяца будет продолжаться отвод войск, разминирование, стычки. Эксперты говорят, что в середине июня-августа можно будет понимать, куда идет тренд. Я уверен, что экватор угроз мы прошли. Согласно плохому сценарию, мы можем на годы увязнуть в гибридной военной кампании, если Россия будет продолжать войну, а Запад, например, прекратит помогать нам. Потому здесь много вариаций. В лучшем случае хотелось бы, чтобы дети в сентябре пошли спокойно в наши школы. Отстроить все не успеем, а детей увидеть в школах мирной Украины хотелось бы.


Теги статті: ПутинДРГТериториальная оборонаВСУБюджетОбстрелАрестовичНиколаевВторжениеНападение России на УкраинуУкраинаКим ВиталийЗеленский

Дата і час 16 червня 2022 г., 15:44     Переглядів Переглядів: 2112
Коментарі Коментарі: 0


Коментарі:

comments powered by Disqus
12 серпня 2022 г.
loading...
Загрузка...

Наші опитування

Чи є у вас у місті підрозділи тероборони?





Показати результати опитування
Показати всі опитування на сайті
1.267103