АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 8°C
Харьков: 8°C
Днепр: 10°C
Одесса: 12°C
Чернигов: 8°C
Сумы: 7°C
Львов: 7°C
Ужгород: 13°C
Луцк: 8°C
Ровно: 9°C

«Правый сектор», как и «Азов», стал в США воплощением всего злого в Украине»

«Правый сектор», как и «Азов», стал в США воплощением всего злого в Украине»
«Правый сектор», как и «Азов», стал в США воплощением всего злого в Украине»

Профессор Ратгерского университета в Ньюарке Александр Мотыль является одним из наиболее известных в США разрушителей мифов об Украине.

Он сотрудничает с такими известными изданиями, как World Affairs, Foreign Affairs и The Huffington Post. С американским политологом, историком, писателем и художником украинского происхождения Politeka поговорила о том, как американские СМИ пишут об Украине и реагируют на украинских националистов, а также о соперничестве Конгресса и президента США

Politeka: Кажется, несмотря на позитивную динамику, журналистские материалы американцев об Украине остаются стереотипизированными. Часто – даже из-за концепций изданий. Чем руководствуются журналисты и почему так тяжело бороться со стереотипами? Ведь статьи, разрушающие мифы, появляются и в американской прессе.

А. Мотыль: Американские СМИ, возможно, как и повсюду, мало знают о других странах, других культурах, истории и т. д. Соответственно, когда пишут о чем-то неизвестном или малознакомом, склонны использовать имеющиеся представления и стереотипы. Конечно, есть большая разница между «качественными» и несерьезными СМИ. Первые пытаются все же изучить проблему. Есть и проблема новостного потока. Ведь говорят о стране только тогда, когда происходит что-то из ряда вон выходящее. Прошел кризис – прошла и заинтересованность СМИ.

Если же говорить об Украине, то для многих американцев это на самом деле терра инкогнита. Хотя, конечно, ситуация несравнима с тем, что было 20-30 лет назад. Несмотря на то что Украину в целом воспринимают позитивно (Майдан, демократия, права человека, толерантность), негативный имидж все еще присутствует (дикий национализм, антисемитизм). Эти предрассудки часто стают основой для неосознанных предположений, которыми руководствуются журналисты. Но и тут, к счастью, многое изменилось.

Politeka: Вы написали не одну статью о декоммунизационных законах. Заметны ли изменения в восприятии документов американским политикумом?

А. Мотыль: У меня сложилось впечатление, что дискуссия вспыхнула, в первую очередь, потому что отдельные западные ученые сделали из нее сенсацию. А теперь она отошла на второй или даже на третий план. В Украине спокойно, антидекоммунизационных протестов не было, подавления критиков украинского национализма тоже. Волноваться нечего, по крайней мере на уровне политикума. Научные сотрудники, конечно, и дальше будут вбрасывать, но на них никто не обращает особого внимания.

Politeka: Последние события вокруг «Правого сектора» наносят вред в этом контексте? Понимают ли политики в США, что украинские националисты первой половины XX века с нынешними имеют не так много общего?

А. Мотыль: Конечно, они не идут на пользу. «Правый сектор», как и «Азов», стал в США воплощением всего злого в Украине, и крайне левые критики Украины (а они также поклонники Путина) с большой охотой упоминают «Правый сектор» и «Азов» как пример дикого национализма вне контроля государства, говорят, что вот-вот будет атаманщина, погромы… А что УВО, ОУН, УПА не то же самое, что «Правый сектор», «Свобода» и т. д., никого не интересует. Эти различия, о которых я неоднократно писал, интересуют только узкий круг специалистов и журналистов. Для огромного большинства националист — это почти то же, что фашист или нацист.

Этой глупости способствует определенный круг научных сотрудников, которые повторяют советскую пропаганду и твердят, что ОУН и УПА были фашистскими. С предвзятыми журналистами и учеными почти невозможно говорить, поэтому Украине следует направить разъяснительные старания на тех, кто знает мало, но хотели бы узнать больше.

Politeka: Какое впечатление возникнет у рядового американца, который будет читать материалы в ведущих СМИ? Например, недавно Washington Post перекрутила случай с избитыми гомосексуалистами в Киеве. Издание на своей странице в Facebook написало, что парни пострадали чуть ли не молниеносно. Хотя ребята, которые проводили этот социальный эксперимент, на самом деле долго испытывали окружающих, дожидаясь агрессивной реакции.

А. Мотыль: Рядовой рассудительный американец имеет свои твердые убеждения, обычно читает то, что подтверждает его видение мира, но готов к противоположным позициям. Рядовой неблагоразумный американец – которых значительное большинство – также имеет твердые убеждения, но читает мало или вообще не читает, получает информацию от идеологически близких каналов ТВ и не особенно готов к противоположной позиции. Но поскольку Украина является терра инкогнита, повлиять на восприятие Украины американцами возможно.

Politeka: Что больше всего мешает Украине получить субъектность в диалоге вокруг войны? Или это невозможно в такой ужасной экономической ситуации? Ведь кто знает, были бы утверждены поправки в Конституции относительно особого статуса Донецкой и Луганской областей, если бы не позиция Запада. Вспоминаем, в частности, присутствие Виктории Нуланд в Верховной Раде.

А. Мотыль: Украина – слабое государство. А такие редко становятся субъектами и еще реже трактуются как таковые. В принципе, Украина должна была быть примерно на том же уровне, что и Польша, – крепкое уважаемое государство, с которым считаются. Но за 25 лет при отсутствии основательных реформ украинские элиты превратили Украину в страну третьего мира. Из-за Майдана, войны и полуколониального (но благотворительного и нужного) вмешательства Запада во внутриукраинские дела страна наконец стала на путь создания настоящей экономики, сильного государства, консолидированной нации. Думаю, за пять лет Украина уже станет субъектом.

Politeka: Ожидают, что если война в Украине не закончится при президенте Обаме, преемник будет вести себя в отношении России значительно смелее. Но не надоест ли Украина политикам настолько, что они предпочтут скорее забыть о ней?

А. Мотыль: Утомления от Украины не будет, поскольку, в отличие от 2008-2010 гг., страна стала стратегически важным игроком для Запада – вследствие того что Путин, развязав войну, нарушил всю послевоенную архитектуру  европейской безопасности и превратил Россию из партнера Запада в его врага. Пока Путин будет оставаться Путиным, Украина будет в центре внимания.

Politeka: Вы допускаете, что нынешняя администрация может пойти на некоторые уступки в отношении России. Например, любители конспирологии указывают на личные встречи российской и американской сторон, как это было в Сочи. А в последнее время обращают внимание на молчанку Белого дома относительно трибунала по сбитому MH17. Так может ли Вашингтон таким образом позволить Путину выйти сухим из воды, получив взамен, например, помощь в решении конфликта в Сирии? Упоминают и то, что Россия подписала невыгодное ей соглашение с Ираном о ядерной программе.

А. Мотыль: Навряд ли, хотя американцы, конечно, хотели бы как-то сдвинуть патовую ситуацию на Донбассе. Но нечего переоценивать роль России на мировой арене. Особенно сейчас, когда экономический кризис, падающая цена на газ, санкции и бессмысленная политика Путина в отношении Украины завели Россию в тупик. Год назад Москва еще могла повлиять на ситуацию в Сирии. А что теперь может она предложить для борьбы с «Исламским государством», особенно когда те выдвинули претензии на Северный Кавказ. А по поводу американской политики в отношении Украины – главное, что американцы и дальше будут тренировать украинских солдат. Это очень важный геополитический шаг.

Politeka: Насколько вероятна противоположная схема? То есть Конгресс договаривается с Обамой, что тут, мол, мы идем на уступки (Иран), а где-то, наоборот, занимаем более жесткую позицию. Очевидно, что тогда под удар попадает Россия. Конгресс ведь не может всегда проигрывать президенту.

А. Мотыль: Не думаю, что Обама пойдет на более жесткий курс в отношении России. Конечно, если будет какая-то провокация, то и он может превратиться в ястреба.

Politeka: Как считаете, Конгресс, где сильное израильское лобби, утвердит-таки соглашение международной группы с Ираном?

А. Мотыль: Конгресс имеет долгую историю не утверждения президентских соглашений. Тем более в последний год действующего президента. Я на это много бы не поставил.

Politeka: Вернемся к кандидатам в президенты. Сейчас украинская война является одной из тем, на которых спекулируют. Объясните нашим читателям, чем отличаются их позиции и кого Украине выгоднее видеть следующим президентом США.

А. Мотыль: То, что сейчас говорят кандидаты, не имеет ни малейшего значения для будущей политики. Просто шум. Важно то, что впервые за последние 25 лет Украина стала важной темой американских выборов и внешней политики. Соответственно, независимо от того, кто выиграет, Украина останется важным вопросом. В принципе, республиканцы должны быть более антироссийскими и проукраинскими. С другой стороны, они связаны с крупным бизнесом. Главное вот что: Украина может влиять на Америку, если будет проводить реформы, держаться демократического курса и подчеркивать свою преданность западным ценностям. Это очень импонирует американским кандидатам в президенты и СМИ.

Politeka: Давайте попробуем сравнить два процесса: декоммунизацию и «деконфедерализацию»*, которую недавно начали в США. Против последней выступают только расисты или консервативные граждане также? И может ли этот процесс быть еще одним способом отсеивания соперников в предвыборной гонке?

А. Мотыль: В Америке это вопрос так называемых прав штатов. Сторонники считают, что штаты, как учредители союза, должны оставить за собой некоторые права. Оппоненты же говорят, что США — это страна свободных граждан, поэтому штаты должны подчиниться Вашингтону. Традиционно поклонниками прав штатов были правые, которые поддерживали рабство, противопоставлялись тем, кто боролся за равные права для женщин, афроамериканцев и других меньшинств, а также за секуляризацию школ. Но при президенте Буше-младшем  левые часто защищали свои позиции теми же аргументами. Другими словами, вопрос прав штатов – конъюнктурный и ситуативный, может использоваться и правыми, и левыми. В Украине подобные дискуссии ведутся вокруг децентрализации, которая вроде бы может укрепить власть реакционных сил на востоке и юге. Вообще, Партия регионов была типичной праворадикальной американской партией, которая хочет закрепить свою реакционную власть путем утверждения прав штатов-регионов.

* Речь о запрете на символику, используемую южанами во время Гражданской войны в США (1861—1865)

http://politeka.net/


Теги статьи: УкраинаМотыль Александр

Дата и время 03 августа 2015 г., 12:50     Просмотры Просмотров: 5820
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

"Слушайте людей с автоматами!" Корчинский выступил за военную диктатуру в Украине
Посольство США: Украина занимает второе место по заболеваемости туберкулезом
Украину трудно назвать цивилизованным государством, пока в стране митингуют вооруженные группировки - политолог

Украина существенно усилила границу: россияне разразились угрозами
Юрий Луценко теперь угрожает собственной отставкой
Любимая газета Путина выдала новый фейк о голодных украинцах

Банковские счета украинцев могут “заморозить”
Порошенко заявил, что повышения цены на газ в Украине не будет: подробности
По Украине пронеслись ураганы: обесточены десятки населенных пунктов

В текущей ситуации есть возможность не повышать тарифы на газ в мае, - Порошенко
Фашик Донецкий: Слухи о паспортах РФ в Донецке
Зеленский призвал начать войну, чтобы вернуть Крым и Донбасс

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Кто по вашему станет следующим президентом Украины?










Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.227849