АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: -1°C
Харьков: -1°C
Днепр: 0°C
Одесса: 1°C
Чернигов: -1°C
Сумы: -2°C
Львов: 3°C
Ужгород: 6°C
Луцк: 1°C
Ровно: 0°C

Армия в армии: как власть воюет с добровольческими батальонами

Армия в армии: как власть воюет с добровольческими батальонами
Армия в армии: как власть воюет с добровольческими батальонами

Отношения власти с добровольческими батальонами складываются хуже некуда. Силовики постоянно отлавливают бойцов добробатов с оружием или взрывчаткой. Кажется, что основная угроза исходит от воюющих патриотов, а не от сепаратистов. В ответ батальоны едва ли не ежемесячно анонсируют походы на Киев, чтобы поставить власть на место. Однако долго такая ситуация продолжаться не может. Politeka проанализировала причины, по которым возникают конфликты, и их последствия

Суды над националистами

На днях руководство батальонов «Сич» и «ОУН» призвало своих бойцов быть готовыми к выезду в Киев. Как объяснял проводник «ОУН» Николай Кохановский, намечаются «мероприятия по освобождению» побратимов. Речь идет о задержанных националистах во время митинга 31 августа под Верховной Радой. Напомним, тогда под стенами парламента произошли столкновения между силовиками и митингующими, а потом в правоохранителей полетела граната. Взрыв унес жизни троих нацгвардейцев, более сотни оказались в больнице. По словам главы МВД Арсена Авакова, гранату метнул член батальона «Сич» Игорь Гуменюк. Вместе с ним задержали и арестовали 18 человек. Среди них оказались не только бойцы «Сичи» и «ОУН», но и «Азова», «Айдара», добровольческой роты «Карпатская Сич». К арестованным применяются пытки, уверен Кохановский. Чтобы выручить товарищей, националисты планируют устроить в столице акции протеста.

 

Отечественная Фемида действительно очень строга по отношению к радикальным правым, многие из которых являются участниками добровольческого движения. Судьи дали 16 задержанным два месяца ареста в СИЗО, лишь двоих отпустили под домашний. Особенно эта строгость заметна, если сравнивать с уголовными делами против вчерашних «регионалов» или «беркутовцев». Одиозный экс-руководитель фракции Партии регионов Александр Ефремов не сидит в СИЗО, а отпущен под домашний арест. Что не мешает ему посещать столичные рестораны и элитные спортклубы. Бывший руководитель «Беркута» Дмитрий Садовник, подозреваемый в массовых убийствах на Майдане, был любезно отпущен судом под домашний арест, откуда прогнозируемо и сбежал. Другое дело – представители правых движений. Суд постоянно продлевает арест подозреваемой в «попытке организовать теракт» Виктории Заверухе – бывшему бойцу «Айдара». Боец батальона «Киев-2» Андрей Медведько и участник АТО Денис Полищук также сидят в СИЗО. Парней обвиняют в убийстве журналиста Олеся Бузины, хотя доказательная база хромает и есть свидетели, подтверждающие их алиби.

Интересную историю о том, как лояльно относятся к сепаратистам судьи, рассказал в своем Facebook известный националист Дмитрий Корчинский. Его батальон «Святая Мария» поймал человека, который работал судьей на оккупированной части Донбасса, а потом устроился на такую же должность в Ржищеве (Киевская обл.). Бойцам не разрешили его задержать, а пока решали вопрос с арестом, тот взял отпуск и уехал в Луганск. Теперь вершит правосудие в «ЛНР». Позже, по словам Корчинского, задержали его подельника, который вез в машине взрывное устройство. Бомбу изъяли, а водителя отпустили, суд отказался его арестовывать. Сепаратист вернулся в оккупированный Антрацит. «Теперь представьте себе, что в Киеве у какого-то «правосека» найдут в машине даже не взрывчатку, а хотя бы пачку патронов», — написал Корчинский. И хотя репутация у этого деятеля не самая лучшая, подобная история заслуживает внимания. Что называется, почувствуй разницу.

Кому война…

Бойцы добровольческих батальонов не святые. За полтора года войны было немало нелицеприятных историй, которые не красят добровольческое движение. Оружие в руках дает власть и массу возможностей, многие не могут устоять перед искушением подзаработать на войне. В апреле этого года произошла нехорошая история с «Айдаром». Люди с нашивками добробата захватили хлебозавод в селе Петровка (Луганская обл.), после чего взвинтили цены на выпускаемую продукцию. После вмешательства тогдашнего губернатора Луганской области Геннадия Москаля «айдаровцев» прогнали с предприятия. Было открыто уголовное дело. Москаль оценил ущерб от захвата более чем в 2,4 млн грн. Было немало и других нарушений со стороны «айдаровцев»: пытки, грабежи (отняли две машины скорой помощи), вымогательство, мародерство и т. п. Всего Москаль насчитал 65 подобных случаев. Вскоре в отношении бывшего руководителя «Айдара» Сергея Мельничука открыли уголовное дело. Генпрокуратура обвиняет его в создании преступной организации, похищении, пытках и даже добилась, чтобы бывшего комбата лишили депутатской неприкосновенности.

 

В мае 2015 года задержали девять человек из батальона «Равлыки». Партизан обвинили в том, что те напали на животноводческий комплекс в селе Евгеньевка (Донецкая обл.), откуда похитили 80 тыс. грн. Члены группы «Равлыки» утверждали, что помогали задерживать там сепаратистов. Они сами вызвали милицию, но та задержала не сторонников «ДНР», а добровольцев.

В июне разгорелся скандал со спецподразделением «Торнадо». Военная прокуратура обвиняет представителей батальона в том, что те на своей базе в подвале устроили тюрьму-пыточную. Задержанных там пытали током и угрожали расстрелом. Кроме пыток и убийств, комбату Руслану Онищенко «шьют» и развращение несовершеннолетних. Попытки расформировать «Торнадо» натолкнулись на сопротивление бойцов, которые забаррикадировались на базе и обещали отстреливаться. Обошлось без кровопролития. «Торнадо» все-таки расформировали. К концу сентября обвиняемым должны вынести подозрение. Интересно, что ранее часть бойцов «Торнадо» служили в батальоне «Шахтерск». Его тоже ликвидировали, как объяснял Аваков, за «неоднократные случаи мародерства в Волновахе».

Было еще несколько скандалов с участием добровольческих батальонов. Бойцы «Слобожанщины» обвиняли командование в преступлениях против мирных жителей. Начальство якобы занималось угонами автомобилей и присваивало волонтерскую помощь. В ответ комбат «Слобожанщины» Андрей Янголенко пообещал засудить подчиненных за клевету. Батальон «Чернигов» был также втянут в скандал. Его бойцов уличили в контрабанде в зоне АТО. Москаль тогда потребовал разоружить батальон и вывести его из зоны боевых действий. Конфликтов между бойцами добробатов и местными жителями вообще не счесть. Драки и стрельбы в барах происходят постоянно. Оружие и выпивка – страшная комбинация.

Проблемы с «правосеками»

Проблемы бывают не только с конкретными бойцами, но и с целыми батальонами. Всего в стране действует более 30 добробатов. Подавляющее большинство находится в подчинении МВД, часть — под крылом Минобороны. Лишь немногие, тот же «ОУН» и ДУК «Правый сектор», пребывают в свободном плавании. И именно с такими добробатами больше всего сложностей. В апреле этого года военные из 93-й бригады ВСУ окружили батальон «ОУН», требуя от националистов сдать оружие и покинуть поселок Пески под Донецком. Начальник штаба «ОУН» Богдан Тицкий назвал действия армии «плановой сдачей» поселка российским войскам. Конфликт все же замяли, часть бойцов добробата присоединились к ВСУ. Примечательно, что этот самый Тицкий теперь находится среди задержанных по делу 31 августа и его освобождения добиваются товарищи по оружию.

В тот же месяц обострилось до предела противостояние между «Правым сектором» и властью. Вооруженные силы заблокировали базу «правосеков» на Днепропетровщине и потребовали, чтобы те сложили оружие. В ответ «Правый сектор» устроил акцию протеста напротив Верховной Рады, требуя оставить ДУК в покое. Соцсети бурлили от возмущения. Масла в огонь подливали и политики. Так, сотник и нардеп Владимир Парасюк требовал от армии не выполнять преступные приказы «предателя Муженко». Столкнувшись с такой реакцией, Минобороны пошло на попятную, мол, никакой блокады не было, а проходили учения десантных войск ВСУ. Вскоре и сам лидер «правосеков» Дмитрий Ярош назвал случившееся большим недоразумением.


 

Впрочем, на этом история противостояния «Правого сектора» и силовиков не закончилась. Уже в июле страну всколыхнули события в Мукачево. Бойцы «Правого сектора» расстреляли из гранатометов автомобили милиции, ранили нескольких человек, один гражданский погиб. Власти назвали эти события бандитизмом. Губернатор Закарпатской области Геннадий Москаль, в частности, заявил, что «правосеки» «похищали и пытали людей, требовали деньги у предпринимателей, забирали имущество». Впрочем, часть общества восприняла эти события как расправу над патриотами, которые пытались разобраться с местными коррупционерами, наживающимися на контрабанде. Вскоре «Правый сектор» организовал поход на Киев, чтобы остановить «репрессии против патриотов». Националисты провели вече на Майдане. Участники акции требовали легализировать добровольческие батальоны, а также референдум о «народном недоверии к правительству и президенту». Нового Майдана не получилось. Вече оказалось не столь массовым, как надеялись организаторы.

Комбаты против Генштаба

Комбаты постоянно критикуют и Верховного главнокомандующего Петра Порошенко, и начальника Генштаба Виктора Муженко, и руководителя МВД Арсения Авакова, и каждого нового министра обороны. Причем прошедшие мясорубку войны не просто чихвостят этих деятелей, а прямо обвиняют их в предательстве Родины. Слов не подбирают, что уж очень не нравится властям. Ситуацию усугубляет и то, что народ к мнению руководителей добровольческих батальонов прислушивается. Поэтому на парламентских выборах командиры добробатов разошлись по спискам как горячие пирожки. «Самопомич» приютила Семена Семенченко из «Донбасса», Радикальная партия – Сергея Мельничука из «Айдара». Некоторые прошли в парламент по «мажоритарке» (лидер ДУК «Правый сектор» Дмитрий Ярош). Обвинения в беззубости и пособничестве оккупантам начали звучать с парламентских трибун, и это еще больше раздражает руководство страны. Не реагировать невозможно. И власть ответила добробатам, но не тем, что признала и исправила ошибки, в том числе кадровые. Там решили «топить» сами батальоны, всячески преуменьшая их заслуги и, напротив, раскручивая некрасивые истории, которых, как видим, множество.

Например, батальон «Прикарпатье» назначили крайним в трагедии под Иловайском. Бойцов обвинили дезертирстве, мол, то, что они покинули место службы, отправились с оружием домой, привело к окружению украинских войск. Батальон расформировали, а его комбата Виталия Комара отправили под суд. Руководство «Прикарпатья» оправдывало свое отступление тем, что бойцам попросту нечем было воевать. За два месяца они не получили ни подкрепления, ни боеприпасов. Но, как уже говорилось, украинские генералы ошибок не допускают, вся вина лежит на безответственных комбатах. Спустя год после трагедии риторика руководства армии не поменялась. Своей вины в создании Иловайского котла там до сих пор не видят, а вот список проштрафившихся батальонов расширился. На днях начальник Генштаба Виктор Муженко обвинил в произошедшем «Шахтерск» и «Азов». Он признал, что трудности под Иловайском были, но во всех бедах виновны именно добробаты, которые отказались от участия в операции. По его версии, «была проблема с добровольческими подразделениями», те не выполняли приказы.

 

Президент Петр Порошенко не скрывает свое раздражение комбатами. Глава государства, как и его ставленник экс-глава Минобороны Валерий Гелетей, неоднократно намекал, что добробаты своей критикой, пикетами играют по сценарию президента РФ Владимира Путина. Именно при помощи батальонов «все пропало», батальонов «все конец» Кремль хочет расшатать «внутреннюю стабильность» в Украине, уверен Порошенко. Симпатизирующие комбатам, напротив, считают, что это власть сдает государство Путину, разваливая добровольческое движение. «Уничтожение и расформирование добровольческих батальонов является условием Путина, которое исполняет Порошенко», — заявлял лидер Радикальной партии Олег Ляшко. И притом на тот момент политик не был в оппозиции к действующей власти.

Действительно, «разоружение незаконных вооруженных формирований» является одним из условий вторых минских соглашений. Соблюдать пункт 10 должны не только сепаратисты, но и украинская сторона. Именно поэтому власть форсирует узаконивание добробатов, приписывая к МВД и Минобороны. Расформировывает батальоны, сливает их в другие – все это попытки выполнить «Минск-2», хоть и призрачная, но надежда на мирное решение конфликта на Донбассе. Но у части общества действия власти вызывают подозрение, разговоры о предательстве не утихают. Поддерживает эти настроения и «Правый сектор», который демонстративно не желает ложиться под власть. После событий в Мукачево все сложнее определиться, кого же все-таки завербовал Путин: Порошенко или Яроша. Словом, как ни крути, а кругом пресловутая «зрада».

Власть пытается сделать добробаты виновными в своих провалах на фронте, но у нее это не очень получается. Попытки руководства армии навешать всех собак на добровольческие батальоны видны невооруженным глазом. Вместо того чтобы подорвать доверие к добровольческим батальонам, получаем совершенно противоположную реакцию – теряется уважение к этой самой власти. Уж слишком часто успокоительные мантры о незначительных потерях, об отсутствии очередного «котла» на поверку оказывались обыкновенным враньем. В то же время сообщения Семенченко из гущи событий, пускай и эмоциональные, подтверждали, что картинка на самом деле не так радостна, как пытаются ее представить в Генштабе. Достаточно вспомнить данные Гелетея о потерях под Иловайском, который в сентябре назвал цифру 107 человек. Тогда Семенченко говорил о тысяче «двухсотых». Через полгода уже в военной прокуратуре сообщили о 459 погибших. Попытки властей ввести в заблуждение украинцев укрепляют тех в вере, что их планомерно обманывают.

Возможно, Порошенко столь категоричен к комбатам и по личным причинам. Не секрет, что Петр Алексеевич уверен в собственной гениальности, именно поэтому он не приемлет критики, даже намек на свои ошибки воспринимает как оскорбление, напоминая зарвавшимся журналистам, кто президент в этой стране. А вот руководители добробатов не верят в менеджерские таланты президента, критикуя практически всех его назначенцев. Отношение к тому же Муженко иначе, как презрительным, не назовешь. Общество героизирует Дмитрия Яроша или Семена Семенченко, которые рвутся в бой и получают все же боевые ранения. В то же время сам Порошенко, который неуклонно твердит о безальтернативности минских соглашений, о мирном решении конфликта, выглядит на их фоне, мягко говоря, не очень. И будь Петр Алексеевич хоть тысячу раз прав, все равно такая позиция воспринимается как проявление слабости и нерешительности. Контраст между уступчивым Порошенко и настойчивыми комбатами налицо.

Итого

Показательные суды над правыми радикалами, которые часто проходят с нарушением законов, а также нежелание наказать чиновников из гвардии Януковича, борьба с неугодными комбатами и полное покровительство бездарных генералов – все это подрывает доверие к власти. Ведь складывается впечатление, что Порошенко и компания больше боятся именно внутреннего врага, а не внешнего. Действительно, монополия на насилие должна быть у государства. Неправильно, что в тысяче километров от фронта «правосеки» с гранатометами в руках отстаивают свое видение справедливости. Неприемлемо, что олигархи заимели свои армии в Украине. И теперь при помощи добровольцев с автоматами решают свои бизнес-вопросы, блокируя доступ в госкомпании. Добробаты должны быть под контролем государства. Власть вправе требовать этого.

Но властям пора прекратить ломать через колено неугодных. Ведь не зря Порошенко выбирали как «компромиссного» кандидата, способного объединить общество. Сейчас именно тот момент, когда пора оправдать эти надежды.

http://politeka.net


Теги статьи: АТОАрмия

Дата и время 08 сентября 2015 г., 18:48     Просмотры Просмотров: 7039
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.099626