АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: -5°C
Харьков: -4°C
Днепр: -1°C
Одесса: 1°C
Чернигов: -2°C
Сумы: -4°C
Львов: -1°C
Ужгород: 1°C
Луцк: -2°C
Ровно: -2°C

C кем воюет Кремль?

C кем воюет Кремль?
C кем воюет Кремль?

Нынешний конфликт Москвы и Киева – это не национальная война, а ценностная. Именно этого Кремль отчаянно пытается не замечать. Да, Украина остается неэффективным государством – здесь зашкаливает коррупция, а элиты мечтают и дальше паразитировать на системе. Но в любом государстве важен не столько статус-кво, сколько направление движения. И этот вектор скорее внушает оптимизм, нежели опасения.

 Есть ситуации, в которых сторона конфликта не равна самой себе. Например, закрытие оппозиционного СМИ принято прятать под хозяйственный конфликт. Мол, неправильно заполнили документы на перерегистрацию, нарушили сроки, не предоставили отчеты – и, в итоге, неугодное медиа лишают лицензии. Мотивы довольно просты – любой авторитарной системе нужно, чтобы медиа равнялось самому себе, чтобы его закрытие не воспринималось как прецедент, чтобы история звучала скучно и сугубо юридически. Поэтому реальную причину пытаются подменить – чтобы сузить резонанс.

А бывают обратные случаи. Вспомните любой коррупционный скандал: в тот момент, когда задерживают взяточника, он начинает говорить, что все дело в его политической позиции. Что это давление на свободу слова, репрессии и вообще 37-й год. И это ведь тоже стратегия – показать, что ты больше самого себя, что дело не в откате и не во взятке, а в чем-то куда более глобальном.

Так вот, современная Украина больше самой себя. И все события последних двух лет, включая войну на Донбассе, это история про ценностное, а не национальное противостояние России и Украины.

Back in USSR

Сейчас часто любят рассуждать о пророссийских настроениях Крыма и Донбасса. Но это подмена понятий - оба региона все двадцать три последних года были не столько пророссийскими, сколько просоветскими. Они не знали и не могли знать российской реальности – просто потому, что не жили в ней ни дня. Тот факт, что они голосовали за «пророссийские» партии объясняется лишь тем, что эти политические силы эксплуатировали просоветскую ностальгию.

И это не случайно. Потому что и Донбасс, и Крым в советские годы находились в привилегированном положении. Для Крыма представление о «золотом веке» - это 70-80-е годы ХХ века: заполненные до отказа здравницы, титул главного приморского курорта огромной страны, формула «орден на груди планеты Земля», десятки работающих предприятий.

Нечто подобное было и на индустриальном Донбассе – рабочий класс в советское время был «гегемоном». Шахтер при желании мог заработать больше университетского профессора, при этом для работы в шахте не требовались особенные знания – достаточно было способности работать в нечеловеческих условиях.

А потом советская экономическая модель потерпела крах. Рухнувший железный занавес снизил конкурентоспособность крымского побережья: трехмесячный пляжный сезон не мог конкурировать с теплыми средиземноморскими курортами Анталии или круглогодичными египетскими. А новая рыночная модель сделала неконкурентоспособными советские индустриальные гиганты Донбасса. В итоге, жители полуострова и восточной Украины столкнулись с тем фактом, что в ситуации открытой экономики их привилегированная роль начала испаряться.

Причина была в том, что старая советская экономическая модель уже не могла работать. Но вместо того, чтобы принять этот факт, крымчане и жители Донбасса стали думать о том, что во всем виновата Украина, которая пришла и пригвоздила их тризубом к социальному дну. В их сознании следствие подменило причину.

Причем просоветская ностальгия была свойственна именно территории городской агломерации Донбасса – той, где были расположены шахты и заводы. Именно она в 2014 году станет пространством, где Кремль будет культивировать сепаратизм. А вот сельские регионы Донбасса так и остались под контролем Украины. Не в последнюю очередь из-за того, что в сельских районах уровень подобных самоощущений был куда ниже.

И вся модель электорального поведения этих регионов заключалась в голосовании за тех политиков, которые обещали невозможное. А именно: вернуть советскую реальность с ее уровнем социального патернализма, системой распределения благ и общественной архитектурой. Одновременно, Россия воспринималась в роли наследницы СССР – интеграция в которую сулила избавление от необходимости меняться и ломать привычный уклад жизни. Эти настроения эксплуатировали самые разные политические спекулянты - от коммунистов до Партии регионов. Их всех роднило одно и то же – любую дискуссию о прошлом они подменяли пустыми разговорами о нем.

И все попытки объяснить, что постсоветская Россия совершенно не похожа на Советский Союз, что Москва не собирается строить социальное государство и что в РФ царит тот же неофеодализм, что и на Украине – оказывались напрасными. Этому противодействовали как российские СМИ, так и украинские политики, эксплуатировавшие темы просоветских ожиданий и дружбы с Россией, и не желавшие терять электорат.     

Что такое Россия

Если быть до конца честным, то место «русского мира» должен был бы занять «белорусский мир». Потому что именно Беларусь – это последняя постсоветская страна, максимально сумевшая сохранить в себе всю архитектуру советских взаимоотношений. Огромный госсектор и госзаказ, социальные программы, архаичная по нынешним меркам система общественных взаимоотношений, отсутствие нарочитого потребления и неприязнь к богатым. Она рельефно отличается от России, которая успешно выстроила систему неофеодальных взаимоотношений, а разрыв в доходах между обывателем и чиновником в ней сопоставим лишь с неподсудностью вторых на фоне бесправия первых.  

Россия, провозглашающая себя неким альтернативным «западному миру» центром, смотрится смешно. Потому что все последние двадцать три года Москва стоит в той же самой очереди к окошку глобального «макдональдса», в которой стоит и Украина. И все призывы к бывшим советским республикам объединяться вокруг Кремля на этом фоне выглядят наивно. Зачем покупать франшизу на западную модель у России, если можно ее приобрести напрямую у Брюсселя?

Но в публичной сфере этот факт Москву вовсе не останавливал. Идеологическая и пропагандистская накачка истории про «русский мир» набирала обороты все минувшее десятилетие. Концепция включала в себя историю про «антизападничество», «антиглобализм», «духовные скрепы», «особый путь» и «традиционализм». Россия предлагала всем соседям влиться в некое пространство, противостоящее западной традиции, и это притом, что сами российские элиты как раз-таки мечтали о том, чтобы стать частью западной элитной тусовки. Красивая картинка для «низов», которая никак не подтверждалась реальными действиями «верхов».

Более того – Россия позиционировала себя как единственную альтернативу идее строительства национальных государств в бывших советских республиках. Ее ценностный набор представлялся «наднациональным», принять который мог любой человек – вне зависимости от своих «крови и почвы».      

Но проблема «русского мира» не только в том, что он не работает. Не только в том, что все его идеологи жили поперек декларируемых ими же принципов. Главная проблема «русского мира» в том, что полтора года назад у него появился конкурент.

Что такое Украина

Начиная с Майдана, Украина стала больше самой себя. Она уже не ограничена языком, национальностью или гражданством – незаметно для самой себя она стала пространством ценностного. И война сегодня идет не столько между Киевом и Москвой, сколько между просоветским и постсоветским.

Когда Россия смотрится в зеркало, там отражается Советский Союз. То, что мы наблюдаем – это попытка копировать советскую эстетику. Коммунистическую идеологию заменили «традиционные ценности», какую-никакую социальную справедливость подменили сословным неофеодализмом, но многие вещи остаются неизменными. Цензура в СМИ и искусстве, антизападная риторика, раздутый силовой аппарат, социальный патернализм, отсутствие независимых судов, регулярная зачистка любых ростков гражданского общества – старшему поколению, заставшему СССР, даже не надо ничего объяснять. В сфере «коллективного бессознательного» эксплуатируют именно советские архетипы: начиная от гражданского культа Великой Отечественной и заканчивая возрождением значков ГТО.

А теперь Украина стала главным носителем альтернативной системы координат. Приоритет многопартийности, сохраняющийся даже во время войны, право на критику властей, отношение к чиновнику как к менеджеру, активное гражданское общество. В этот же список можно добавить и отсутствие строгих иерархий, когда сигналы пробиваются сверху-вниз и почти никогда – в обратную сторону.

Да, Украина остается неэффективным государством – здесь зашкаливает коррупция, а элиты мечтают и дальше паразитировать на системе. Но в любом государстве важен не столько статус-кво, сколько направление движения. И этот вектор скорее внушает оптимизм, нежели опасения.

И именно этого Москва отчаянно пытается не замечать. Потому что если Кремль начнет описывать Украину в политических категориях, то затем придется эти самые ценности сравнивать. России удобно видеть в Украине не политическую республику, но этнос. Удобно оперировать понятиями «русский мир» и «украинское этническое государство», ведь это понятия из двух разных словарей. Их невозможно сравнивать, как нельзя сравнить теплое и мягкое. А если начать говорить о российском и украинском проектах без отсылок к этничности, то придется задавать неудобные вопросы.

Более того – в результате нынешней войны на Украине появилась политическая нация. Теперь уже не имеет значения твоя национальность и родной язык: краеугольный момент заключен в том, хочешь ли ты суверенитета страны или нет, считаешь своим приведенный выше набор ценностей или нет.

Украинские герои – представители самых разных национальностей, в числе которых – армяне, как герой «Небесной сотни» Сергей Нигоян, погибший на Майдане; азербайджанцы, как полковник украинской армии Владимир Мамедалиев, именем которого теперь названа одна из улиц в городе Новоукраинка и Ильгар «Балу» Багиров, погибший в АТО; белорусы, как боец «Азова» Сергей Коротких и активист Майдана Михаил Жизневский; грузины, как Давид Кипиани и Зураб Хурция, погибшие в «революцию достоинства». В окопах на фронте рядом с украинцами сидят этнические русские и евреи, крымские татары и чеченцы: отныне «украинец» – это не национально-этническая категория, а ценностная. И не случайно, что в нынешнем украинском парламентском созыве нет ни одной партии, которая продолжает эксплуатировать идею «этнического национального государства».

Украина сегодня становится страной, в которой не имеют определяющего значения «кровь и почва», окончание фамилии и язык, на котором тебе пели колыбельные. Украина стала шире самой себя – ее оконтуривает не столько географическое, сколько ценностное.

И нет ничего удивительного в том, что Москва отчаянно пытается этого не замечать. Но ее желание жить с широко закрытыми глазами не отменяет тектонику происходящего.   

Автор: Павел Казарин, The Intersection Project


Теги статьи: Кремль

Дата и время 11 сентября 2015 г., 14:27     Просмотры Просмотров: 3690
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

«Мы, конечно, будем уходить»: Лукашенко поставил ультиматум Путину
"Будут пытать в СБУ": российская газета выдала новую страшилку об Украине
Кремлю интересно: что надо сделать, чтобы разбомбили Москву

«У США нет кандидата на этих выборах»: экс-посол рассказал, что делала Тимошенко в Америке
Путин внезапно заговорил о судьбе Сенцова: что известно
Путин оставил задачу по захвату Украины, но изменил тактику, — Фельштинский

Еще одна башня Кремля. Почему признания адвоката Трампа могут стоить президенту США кресла
СБУ на наглядных примерах показала, как Кремль использует УПЦ (МП) против Украины
Крепкие объятия Кремля не дают для Армении оптимистических прогнозов – политолог

Кремль ответил на обвинения в причастности к беспорядкам во Франции
Протесты "желтых жилетов": Франция начала расследование о влиянии России
Береза: Наивно считать, что протесты во Франции инспирированы Кремлем

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Поддерживаете ли вы введение военного положения?






Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.132163