АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 2°C
Харьков: 2°C
Днепр: 4°C
Одесса: 6°C
Чернигов: 1°C
Сумы: 1°C
Львов: 2°C
Ужгород: 5°C
Луцк: 2°C
Ровно: 3°C

Классика популизма

Классика популизма
Классика популизма

Премьер-министр Арсений Яценюк сделал Петру Порошенко подарок за наш с вами счет. 

30 августа в очередном выпуске передачи «10 минут с премьер-министром» Арсений Яценюк сообщил, что с 1 сентября в Украине повысят социальные выплаты. Минимальная зарплата вырастет на 13,1%, до 1 378 грн в месяц, минимальная пенсия - на 13,2%, до 1074 грн. Таким образом, улучшение соцстандартов, запланированное на 1 декабря, проводят на три месяца быстрее. Насколько взвешенным является такой шаг власти?

Хорошие новости

Конечно, дополнительная сотня-другая гривен в месяц в кармане представителя беднейших слоев населения никогда не лишняя. Тем более, что повышение выплат, по словам премьера, коснется около 12 млн украинцев. За последние полтора года реальный уровень доходов наших граждан заметно упал, а наиболее уязвимые из них де-факто оказались за чертой бедности.

Поэтому рост минимальных зарплат и пенсий - это как глоток воздуха для утопающего. Социальные стандарты в Украине не повышали с 1 декабря 2013 года, то есть 22 месяца (справедливости ради стоит сказать, что ситуация в экономике была соответствующей и не давала властям возможности поступать иначе). Такого долгого перерыва не было даже во время кризиса 2008-2009 годов. Так что людей можно понять, а действия правительства оправдать. Но, к сожалению, на этом преимущества увеличения социальных выплат заканчиваются.

Зарплатное бремя

Главным контраргументом против повышения социальных выплат является то, что их уровень в Украине растет и без этого. По данным Госстата, среднемесячная зарплата в целом по стране в июле составила 4390 грн, что на 24% больше, чем в прошлом году (при том, что экономика сейчас падает). Если посмотреть на зарплату в традиционно государственных отраслях, то она также стала выше. За последний год с июля по июль средняя зарплата в секторе госуправления, обороны и обязательного социального страхования выросла на 15%, в образовании - на 11%, в здравоохранении и предоставлении социальной помощи - на 11%. Работодатели (в том числе государство) относятся с пониманием к сокращению реальных доходов населения и идут навстречу украинцам, по мере возможности повышая зарплаты или увеличивая доходы своих работников с помощью премий, доплат и т.д.

Но, во-первых, такие повышения происходят только там, где этому способствует финансовое положение бизнеса. Ведь учитывая ситуацию в экономике, многие работодатели просто не имеют ресурса для увеличения зарплат. Подняв их, этим предпринимателям придется нести убытки и в конце концов закрыть бизнес.

Во-вторых, если бы ситуация в экономике внезапно ухудшилась (значительные риски для этого сохранились до сих пор), то доплаты и премии можно было бы отменить, сделав шаг назад и сохранив таким образом бизнес на плаву. На фоне повышения минимальных зарплат и пенсий, которое инициирует власть, заставляет большинство работодателей (и успешных, и тех, у кого дела идут не столь гладко) передвигать вверх всю сетку зарплат. Такой шаг толкает к убыткам или в тень предприятия, которые в нынешних условиях откровенно выживают, что в конце концов усилит падение экономики. Ведь этим бизнесу отрезают путь к отступлению в случае ухудшения экономической конъюнктуры.

О том, что, по крайней мере, части предприятий сложно выплачивать даже тот уровень заработков, который существовал до сих пор, свидетельствует официальная статистика. Так, задолженность по зарплате на 1 августа составила 1,96 млрд грн, что на 49% больше, чем на 1 января этого года и в 2,6 раза, чем на начало 2014-го. Если поднять оклады и пенсии перед тем, как экономика начнет восстанавливаться, то нагрузка на бизнес только увеличится. В результате получим или дальнейший рост задолженности по зарплатам, или ускорение падения ВВП (так как предприятия будут закрывать), или увеличение теневого сектора экономики (ведь бизнес будет умышленно экономить на налогах, чтобы выплачивать заработанное). Ни один из вариантов не является приемлемым для устойчивого экономического развития.

Неужели премьер этого не понимает?

В указанном выступлении он заявил: «Предприятие, которое уклоняется от выплаты заработной платы, должен понести как административную, так и уголовную ответственность». Значит или же не понимает, или прибегает к популизму, который может иметь разрушительные последствия для народного хозяйства.

Социальная несостоятельность

Предположим, что правительство действительно заботится о украинцах и хочет компенсировать часть реальных доходов, утраченную за последние полтора года. Но что обусловило эту потерю? Определяющими были два фактора: обесценивание гривны, из-за которого выросли цены на импортные потребительские товары и на ввозимые сырье и материалы в себестоимости украинских товаропроизводителей, а также повышение стоимости жилищно-коммунальных услуг.

Несомненно, обесценивание гривни произошло из-за экономических дисбалансов, накопленных Украиной за годы, если не десятилетия. Правда, сегодня курс национальной валюты, а с ним и реальные доходы украинцев могли быть немного другими, если бы тактика сдерживания факторов девальвации была ближе к оптимальной. Но это не принципиально, ведь макроэкономические дисбалансы ликвидированы. Гораздо важнее то, что повышение минимальных зарплат и пенсий при отсутствии экономического роста вновь начинает образовывать дисбалансы, борясь с последствиями которых власть якобы и прибегла к этому шагу. Чертово колесо популизма раскрутили снова, а значит - новые дисбалансы, в конце концов, приведут к очередному витку девальвации. Как говорят в народе, за что боролись, на то и ... Пока не напоролись, но ни за что не избежим этого впоследствии.

С тарифами отдельная история. Когда их повышали, власть не раз четко заявляла, что будут разработаны новые системы субсидий и адресной социальной помощи, которые полностью компенсируют потери малоимущих. Сейчас мы видим преждевременное повышение минимальных зарплат и пенсий, адресованное прежде всего бедным. Означает ли это, что разработка указанных систем помощи уязвимым слоям населения провалилась? И власть, пытаясь уменьшить социальную напряженность среди бедных, прибегла к давно известному и часто используемому методу - поднятие социальных выплат?

Конечно, для повышения зарплат и пенсий особого ума не надо, но эта практика только равномерно, без разбора борется с симптомами проблемы (несправедливого распределения доходов), но не преодолевает ее. В то же время разработка эффективных систем социальной помощи могла бы попасть в сам ее корень, помогая направить материальный ресурс государства туда, где он действительно нужен.

В таком контексте повышение социальных стандартов - это констатация правительством собственного бессилия в реформировании социальной сферы. А если власть признает фиаско в этом аспекте реформ, то сможет ли она его избежать в трансформации страны в целом? Вопрос риторический.

Во всяком случае этот шаг - первая ласточка провала реформ нынешним правительством (речь идет о Кабмине в целом, на фоне которого отдельные, весьма эффективные министры являются светлыми пятнами, что, однако, не меняет общей картины), которое вместо сложной, методической работы на дальнюю перспективу выбирает старые, избитые популистские методы работы для достижения быстрых результатов ценою стратегических потерь. Первая ласточка, как известно, весны не приносит, но тенденцию показывает очень хорошо. Хотелось бы ошибаться ...

Зарплатная инфляция

Еще один аргумент чисто экономический. У нас более полутора лет говорят о том, как привлечь в Украину иностранных инвесторов. Одним из главных конкурентных преимуществ сегодня называют уровень оплаты труда, который из-за обесценивания гривны стал самым низким в Европе и значительно меньше, чем в стремительно развивающихся странах Азии. Но это вполне ситуативные показатели. Если проанализировать длительную статистику, то можно сделать вывод, что оплата труда - наш недостаток, а не конкурентное преимущество. Так, за период 2000-2013 годов реальный ВВП Украины вырос на 60,8%, то есть в среднем на 3,7% в год. При этом минимальная зарплата увеличилась в 13,5 раза (на 22,2% ежегодно), среднемесячная - в 12,2 раза. Как с почти неизменной занятостью (около 20 млн человек с учетом оккупированных территорий) можно объяснить такой разрыв? Очень просто: правительство каждый раз увеличивает минимальные зарплаты и пенсии, и это увеличение постоянно на 85% идет в песок, то есть превращается в инфляцию (в результате которой, в конце концов, ухудшается платежный баланс, что провоцирует падение курса гривны, уравновешивая из-за кризиса «доброжелательные инициативы» правительства). Может ли в таких условиях иностранный капиталист планировать длительный инвестиционный проект в Украине? Нет, не может, ведь совсем скоро после начала работы предприятия зарплаты поднимутся до такого уровня, при котором инвестиционная привлекательность нового проекта окажется более чем сомнительной. Собственно, повышение минимальных окладов и пенсий правительством от 1 сентября - это четкий сигнал для глобальных инвесторов, что нынешняя власть не собирается отказываться от практики прошлого. И уровень зарплат, как уже привычно для Украины, из-за популизма власти может перестать быть нашим конкурентным преимуществом уже через год-два. Это произойдет со всеми последствиями для платежного баланса, платежеспособности страны и макроэкономического равновесия.

Постоянный рост зарплат и пенсий словно какой-то рок для Украины. Власть напоминает кота, который не может догнать свой хвост и лишь истощает организм погоней. Пытаясь в лучших традициях популизма компенсировать украинцам потери доходов от кризиса, она загоняет экономику в новый кризис. Это замкнутый круг сохраняется десятилетиями. Нынешняя ситуация имеет много общего с периодом гиперинфляции 1993-1994 годов. Тогда правительство также пыталось поддержать социальные стандарты на высоких, близких к советскому уровнях. Правда, в то время делали акцент на субсидировании убыточных государственных предприятий, которые платили людям зарплаты за производство никому не нужных и неконкурентоспособных на рынке товаров и услуг. И делали это на деньги, напечатанные Нацбанком. На этот раз в условиях примерно такого же по глубине (но не по причинам) экономического спада правительство просто повышает зарплаты и пенсии. Примечательно то, что теперь и НБУ находится не на стороне Кабмина, ведь проводит жесткую монетарную политику. И в отличие от прошлого года пытается ограничить печать денег. Нацбанк борется с инфляцией и открыто об этом заявляет, регулярно объясняя свои действия. В то же время правительство действует в противоположном направлении, раскручивая спираль зарплаты - цены. Что из этого получится? Несомненно, ничего хорошего для экономики.

10 «ярдов»

Казалось бы, сумма, необходимая для выплаты повышенных зарплат и пенсий в течение трех месяцев раньше, чем планировалось изначально, не такая уж и большая в масштабах экономики. Только 10 млрд грн, или около 0,5% годового ВВП. Однако на это можно взглянуть по-другому. Во-первых, такое повышение пополнит бюджет тех, кто получает близкую к минимальной зарплату и пенсию, на 350-500 грн за три осенних месяца, а педагогов, медиков, работников культуры - на одну-полторы тысячи гривен. Существенно ли это повлияет на их платежеспособность, учитывая то, что одна только платежка за жилищно-коммунальные услуги зимой будет забирать из их кармана по 1-2 тыс. грн в месяц? Нет. Анонсированное премьером повышение социальных стандартов - это крохи, которые только нагоняют аппетит, но никак не утоляют голод.

Во-вторых, ситуация в народном хозяйстве достаточно шаткая. Ряд экономических показателей указывает на то, что мы перестали падать. Но пока и не растем. В таком случае при отсутствии (незавершенности) реформ стимулирование совокупного спроса, вероятно, трансформируется не в экономический рост, а в инфляцию или в увеличение девальвационного давления на гривню.

В-третьих, есть определенные сомнения в реальном наличии заложенного ресурса объемом 10 млрд грн в бюджете. Так, на едином казначейском счету по состоянию на начало сентября была рекордная сумма в 45,9 млрд грн. Но большая часть из этих средств - заемные, которыми мы должны рассчитаться за долги прошлых периодов. А вот с собственными ресурсами не все так хорошо. Если в первой половине года бюджет был профицитным несколько месяцев, то сейчас ситуация изменилась. За январь - июль профицит сводной сметы составлял 15,4 млрд грн, но был обусловлен исключительно тем, что местные бюджеты не выбирали деньги, распределенные для них в рамках реформы по децентрализации. Из-за того, что госбюджет был дефицитным в течение последних трех месяцев, за январь - июль сумма кумулятивного дефицита составила 2,3 млрд грн и, очевидно, она будет только увеличиваться до конца года.

Конечно, в программе МВФ общий дефицит сектора государственного управления на текущий год заложен на уровне 82,7 млрд грн, то есть государство якобы еще может осуществлять дополнительные расходы. Но именно строгий контроль бюджетных расходов был в стране одним из главных факторов финансовой стабилизации, которая помогла сдержать гривню от дальнейшего обесценивания. Резкая досрочная смена фискальной политики с жесткой на мягкую, причем с применением откровенно популистского инструментария, может оказать негативное влияние на экономическое равновесие.

Особенно привлекает внимание тот факт, что объявление о повышении зарплат и пенсий было сделано через три дня после достижения соглашения с частными кредиторами о реструктуризации части внешнего государственного долга. Получается, правительство затеяло эпопею с переговорами, только чтобы профинансировать свой популизм? Пожалуй, этого ждало от власти гражданское общество, которое имеет еще дать такому ее шага надлежащую оценку.

Конструктивная альтернатива

Вместе с тем, разве у нас в стране все так хорошо, что нам больше некуда тратить бюджетные деньги? Разве мы имеем достаточное материальное обеспечение на фронте? Разве нас устраивает качество наших дорог? Разве нет других проектов, которые стимулировали бы экономическое развитие в столь трудные для страны времена? Опять же приходится констатировать, что для всех доступных альтернатив расходования бюджетных средств нужен продуманный тяжелый труд. На фоне повышения социальных стандартов, который требует лишь росчерка пера. Очевидно, наше правительство, по крайней мере - премьер, ищет легкие (а не длительно эффективных) пути, которые в итоге известно куда ведут.

Даже если бюджет временно имеет определенный избыточный ресурс, то его следует использовать на более конструктивных направлениях. В конце концов, можно потратить его и на зарплаты, но не тем, кто уже работает, а настоящим безработным, нанятым для строительства, скажем, дорог. Или для установления нормального уровня окладов в госсекторе, который позволит привлекать туда квалифицированных людей. Монетарный эффект для экономики был бы тот же, а вот структурный - значительно выше, ведь качественная работа, выполненная упомянутыми категориями граждан, имеет для страны большое значение на перспективу.

И кроме зарплат есть куда тратить бюджетные средства. Например, сейчас активно обсуждают налоговую реформу, которой посвятили целое последнее заседание Национального совета реформ. Почти всем очевидно, что для запуска радикального изменения налоговой системы, которая максимально способствовала бы экономическому росту в будущем, нужны сокращения госрасходов или финансовая подушка на первый год после введения. Неужели нельзя деньги, аккумулированные на счетах правительства, использовать для того, чтобы обеспечить финансовые тылы при введении радикальной налоговой реформы? Неужели правительству не хватает широкого мировоззрения, чтобы посмотреть на имеющиеся средства в таком, стратегическом для государства, ракурсе? И не ограничиваться традиционными в прошлом сценариям расходования денег: финансированием популизма и распылением бюджета.

Близорукая политика

Вот и получается, что повышение зарплат и пенсий - это чисто политический шаг в лучших традициях популизма, направленный на то, чтобы перед выборами создать для украинцев видимость, что якобы проведенные реформы дали экономический результат. Ведь фактически дополнительные деньги, которые получат украинцы в результате этого шага, существенно их финансовое положение не улучшат. Зато обнаружат слишком большую, скажем так, гибкость нынешней власти в вопросах, касающихся выборов.

Возможно, учитывая передачу большего количества ресурсов и полномочий на места в пределах децентрализации, местные выборы и стоят того, чтобы бороться за победу на них даже такими способами. Вероятно, украинцы даже положительно оценят такой шаг, учитывая массовое голосование по популистов в прошлом году, за гречку в Чернигове в этом году и глубокий кризис, который серьезно ударил по карманам. Но стоит ли так жестко тестировать гражданское общество на зрелость? Нужно ли настолько откровенно проявлять политическую близорукость? Ведь если это правительство пошло на популизм перед местными выборами, то как оно избежит этого перед, скажем, парламентскими, на которых ставки значительно выше? И обратит ли оно внимание на цену, которую в результате этого придется заплатить экономике?

В заключительной части своего выступления Яценюк сказал: «Это тот редкий случай, когда правительство беспокоится не о повышении политических рейтингов, а о повышении заработных плат, пенсий и социальных стандартов. Премьер-министр, моя партия и правительство не идут на выборы. Мы взяли всю полноту ответственности за состояние дел в стране, и мы будем нести эту ответственность». Очевидно, премьер лукавил, ведь повышение социальных стандартов у населения ассоциируется не только с правительством, а с властью в целом, тем более что последняя в течение последних года-полутора действовала достаточно слаженно в рамках коалиции. Арсений Петрович вполне мог пойти на такой шаг в интересах БПП, если ему гарантировали сохранение премьерского кресла на определенный период.

Что касается личных и партийных интересов Яценюка, то нынешний рейтинг его политсилы - вот реальный показатель ответственности, о которой говорил премьер. То, что возвращение этого рейтинга на более или менее адекватный уровень требует времени и титанических усилий, сомнений не вызывает. А вот удастся ли «Народному фронту» восстановить утраченные позиции с помощью популизма, большой вопрос.

Складывается такое впечатление, что у главы партии кроме этого избитого метода других средств повысить свой рейтинг не осталось. И если вдруг в следующем году состоятся досрочные парламентские выборы, о которых в последнее время всерьез заговорили политики и политологи, то руководителю Кабмина не останется ничего другого, как регулярно поднимать зарплаты и пенсии, загоняя экономику в тупик, или смиренно наблюдать за тем, как каждый день стремительнее его политическая сила приближается к небытию.

Любомир Шавалюк, опубликовано в издании Тиждень


Теги статьи: СоцвыплатыЯценюк

Дата и время 12 сентября 2015 г., 09:50     Просмотры Просмотров: 2784
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.0614