АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 4°C
Харьков: 4°C
Днепр: 4°C
Одесса: 6°C
Чернигов: 3°C
Сумы: 2°C
Львов: 2°C
Ужгород: 5°C
Луцк: 3°C
Ровно: 3°C

Сирийская петля для Путина

Сирийская петля для Путина
Сирийская петля для Путина

Россия открыла полномасштабный второй фронт «гибридной войны». На этот раз речь идет о военном вмешательстве в сирийский конфликт, где уже воюют минимум четыре стороны – правительство Башара Асада, умеренная оппозиция, Исламское государство Ирака и Леванта и коалиция во главе с США.

Война всех против всех

Правительство Асада пока еще контролирует примерно 25-30% территории Сирии - в основном, прибрежные области на западе Сирии и три крупных города, включая столицу - Дамаск. Восток, юг и центр занимает Исламское государство, которое не так давно добралось до Пальмиры (входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО) и устроило там самый настоящий разгром. Север Сирии удерживает «Роджава» - курдское национальное объединение. Военное крыло оппозиции, называемое Революционной армией Сирии, занимает северо-запад и часть центральных районов. Еще одна группа – сирийское отделение «Аль-Каиды», которое назвалось «Фронтом Аль-Нусры», контролирует часть районов на северо-западе Сирии. В союзниках у правительственных войск имеются и иранцы – добровольцы из Корпуса стражей исламской революции и инструкторы из Кодс – военной разведки Ирана. Есть еще целый ряд более мелких союзников, как у правительства, так и у сирийских революционеров.

Коалиция союзников является здесь «комбинированной» - там представлены как страны НАТО (США, Канада, Великобритания, Нидерланды, Бельгия, Дания, Турция, Франция), а также Австралия, так и арабские государства Персидского залива (Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн, ОАЭ) . Часть из них совершает военные действия в Ираке, но в сирийском конфликте их вмешательство пока что ограничено. Формальная цель коалиции в Сирии до масштабного наступления ИГИЛ была следующей – помочь умеренной оппозиции и курдскому ополчению если не сместить Башара Асада с поста президента Сирии, то, по крайней мере, заставить его пойти на переговоры. Далее – выборы, формирование местной власти по религиозным квотам, формирование курдской автономии и т.д. Ведь Асад своей религиозной, культурной политикой уже давно вызывал массовое недовольство в стране. Вдумайтесь - там, где 60% населения составляют арабы-сунниты, а арабы-шииты, соответственно, 14% (12% - алавиты и 2% - исмаилиты) – глава государства, министры, военное и полицейское руководство, местная власть и т.д. были шиитами. Не говоря уже о 9% курдов-суннитов, 11% христиан различных церквей, 3% друзов и т.д. В общем, такой «коктейль» не мог не взорваться – если при Асаде-старшем удавалось как-то держать баланс, то при Асаде-младшем этнический и религиозный баланс рухнул окончательно – он уже долгие годы выдвигал во власть единоверцев, которые представляли меньшинство.

Но, начиная с января прошлого года, в Сирию начинают вторгаться исламисты ИГИЛ, объявившие своей целью создание нового Халифата и всеобщий джихад против «греховного Запада». И территории, ранее бывшие под контролем сирийской оппозиции, теперь находятся под властью ИГИЛ. Поскольку Революционная армия Сирии напоминает и сейчас по уровню подготовки наши добровольческие батальоны времен лета 2014 года, она не могла противостоять ИГИЛ, которому досталась масса трофейного вооружения от иракской армии, и военными отрядами которого руководят бывшие офицеры из армии Саддама Хусейна. Естественно, выведя войска из Ирака, США теперь не могут по чисто политическим причинам ввести их туда снова и разгромить ИГИЛ в ходе сухопутной операции – Барак Обама сделал ставку на дипломатические методы. Да и вообще тема вывода войск оттуда была частью его предвыборной программы. А новосозданная армия Ирака при малейших трудностях либо переходит на сторону исламистов, либо уклоняется от боев, оставляя им военную технику. Поэтому коалиция вынуждена ограничиваться сугубо применением авиации, поставками оружия и обучением солдат умеренной оппозиции и курдов в Сирии. То, что первые ячейки Исламского государства создавались в фильтрационных лагерях в Ираке при поддержке США для удобства агентурной работы, а потом этот процесс резко вышел из-под контроля – тоже накладывает свой отпечаток на это. Ведь теперь США просто боятся в третий раз повторять свою ошибку – первый раз это было в Афганистане с «Талибаном», и второй раз – с ИГИЛ.

Правительственные же войска Сирии чаще всего сражаются именно с Революционной армией Сирии и курдской «Роджавой», а не с ИГИЛ или «Фронтом Аль-Нусры». Просто потому, что первые находятся между ними и вторыми. И еще они до сих пор контролируют ряд густонаселенных регионов, в том числе и нефтепромышленные районы. Да и, честно говоря, с ними воевать легче – они до сих пор несколько уступают ИГИЛ в вооружении и боевом опыте. Не говоря уже о том, что Асаду выгодно стать единственным противником для исламистов, с которым можно вести переговоры. Поэтому в первую очередь он будет уничтожать умеренную оппозицию и курдские отряды, а также мешать антиисламистской коалиции поддерживать их. При этом на стороне режима Асада выступает и известная террористическая организация «Хизбалла», действующая из Ливана при поддержке Ирана.

 

Отдельный разговор – Турция. С одной стороны, она выступает против исламистов, нанося авиационные удары по позициям ИГИЛ. С другой стороны, ВВС и артиллерия Турции часто бьют и по позициям сирийских курдов, которые, по мнению турецких властей, могут угрожать безопасности в самой Турции, помогая турецким курдам в их борьбе за отделение от Турции. А на днях еще и появились сведения о связях некоторых полевых командиров ИГИЛ с турецкими спецслужбами. А еще есть Израиль, который регулярно бомбит и ИГИЛ, и «Хизбаллу», и войска Асада. В общем, уровень сложности сирийской проблемы можете себе отчетливо представить, исходя из выше написанного.

Россия: что, куда и зачем?

И вот в этот бурлящий котел на Ближнем Востоке влезает еще и Россия, хотя она там ограниченно ранее присутствовала и так – порт Тартус еще со времен СССР являлся заграничной базой сначала советского, а потом и российского флота. Вначале помощь от России заключалась в поставках оружия, услугах военных инструкторов, политической поддержке режима Асада и т.д.

Но тут, судя по проскальзывающей информации, уже всем вышеперечисленным дело не ограничивается. Ведь в Сирию уже вводится полноценный военный контингент. В частности, туда направлены подразделения 810-й бригады морской пехоты, которая базируется в Крыму, а также ряд кораблей Черноморского флота РФ. В портах Тартус и Латакия уже есть российские танки, артиллерия и авиация (в Латакии еще и военный аэродром расположен). Несмотря на то, что такой масштаб вмешательства не афишируется, все же Россия собралась помогать правительству Сирии всерьез. Уже есть данные о нескольких таких авиационных «гумконвоях», которым страны Европы закрыли воздушное пространство.

 

 

Причины и последствия действий России в Сирии

Во-первых, целью России может быть сохранение режима Асада и разгром умеренной оппозиции. Не ИГИЛ, а именно Революционной армии Сирии. Ведь в ближайшие дни никто на ключевые для России порты – Тартус и Латакию не пойдет. Оппозиция и курдское ополчение держат фронт против ИГИЛ возле Хомса и на севере страны, выступая «прокладкой» между правительственными войсками и исламистами. Другое дело, что такая ситуация не может продолжаться долго и в случае усиления ударов с воздуха по позициям Исламского государства сирийская оппозиция будет продолжать атаковать войска Асада, что приведет к потере им ключевых городов и выходу оппозиции на порты. Следовательно, идет игра на повышение ставок, в общем – уничтожить всех прочих союзников антиисламистской коалиции, а затем протежировать Асада как единственную сторону, на которую можно положиться в борьбе против ИГИЛ. В этом контексте интересен тот факт, что у «Исламского государства» пока еще нет авиации (и вряд ли будет), а Россия уже поставляет в Сирию зенитно-ракетные комплексы - например, «Панцирь -1С». Против кого и зачем будут использованы российские комплексы ПВО и РЭБ, даже укомплектованные чисто сирийскими экипажами – вопрос риторический. Мол, хотите сражаться с ИГИЛ – сражайтесь, но Асада трогать не дадим. При этом заявления у российских дипломатов, как всегда, находятся в несколько ином измерении – вот мы помогаем вам воевать с терроризмом, а вы нас в этом ограничиваете, не пропуская наши транспортные самолеты. (Есть даже версия, что РФ может убедить Асада подать в отставку в обмен на расширение российского присутствия в Сирии и усиление борьбы с исламистами, но это маловероятно). Да и лишних боевиков с российскими паспортами надо куда-то девать с Донбасса, пока не натворили проблем в самой России.

Во-вторых, самое интересное начнется, если российские войска таки попадут на передний край столкновения между войсками Асада и ИГИЛ, а не будут просто оборонять порты. Потому что такое присутствие чужих для Сирии войск спровоцирует ИГИЛ на еще более ожесточенную борьбу против «неверных» в целом. Ведь идеология конкретно этих исламистов – полностью эсхатологическая, базирующаяся на древнем пророчестве из хадисов о «последней битве», которая должна пройти возле города Дабик и которую мусульмане обязательно должны выиграть, любой ценой победив «неверных». Возможно, зная об этом, коалиция и не спешит проводить наземную операцию – а не только из-за ставки США на дипломатию. А тут Россия сама может спровоцировать «исламский Армагеддон». Не считаясь со своими потерями и на ходу придумывая всяческие отговорки, зачем она посылает свои войска в Сирию. В принципе, это может несколько поднять упавшие цены на нефть, но для этого нужно сначала вывести из игры, например, Иран. Или Саудовскую Аравию. Но, так как влияние спецслужб России в регионе явно преувеличено, добиться долговременного повышения цен на нефть она не способна, даже если ее авиация разбомбит все месторождения, контролируемые ИГИЛ, Революционной армией Сирии и «Роджавой». Ведь доля экспорта нефти Сирией составляла даже в 2010 году (до начала конфликта между властью и оппозицией) всего 0,4% от мирового. Значит, с этой точки зрения, для развития успеха нужно одной рукой наносить удары по исламистам, а другой рукой их подкармливать – сдавая им оружие, арсеналы и т.д. В общем, если РФ решится на такую игру и те же Штаты ответят (особенно если в руки ИГИЛ попадут новые комплексы ПВО российского производства) посильнее, чем за Крым и Донбасс. Но такое вполне реально - на Кавказе и в Средней Азии у ФСБ и ГРУ полно агентуры среди адептов джихада, и эта агентура проникает и в отряды, воюющие в Сирии и Ираке.

 

В-третьих, вступая в сирийский конфликт, Россия попытается начать торговаться с США и ЕС за Украину. Особенно за крымский вопрос – или его «по-тихому» откладывают на неопределенное время (что удовлетворяет личные амбиции Владимира Путина) в обмен на наведение порядка в Сирии (даже ради этого могут уговорить Башара Асада уйти в отставку). Или же, если ваши самолеты внезапно начнут падать – мы тут ни при чем, мы только предупреждали, что будет, если ИГИЛ доберется до портов и арсеналов. Но эти переговоры не будут иметь успех, потому что США давно просчитали такую возможность и санкции в случае доказанных поставок российского оружия ИГИЛ только возрастут. Вплоть до отключения России от SWIFT и полного эмбарго на российскую нефть. Даже если Россия пойдет не настолько прямолинейно, а сформирует новую антиисламистскую коалицию с Ираном, это может все равно закончиться для РФ нехорошо. Потому что Ирану сейчас нужны деньги и технологии, которые ему может дать только Запад, а в войну он, несмотря на политические и религиозные симпатии к режиму Асада, до сих пор втянут меньше, чем Россия, предпочитая действовать в основном через ту же «Хизбаллу». И при малейших проблемах в только что налаженных отношениях с Западом Иран моментально оставит РФ в Сирии один на один с ИГИЛ, не говоря уже о вышеописанных неприятностях от Запада. Вообще подход Путина, согласно которому решение одного конфликта можно обменять на решение другого, а одну территорию – на другую, принципиально неправилен и никогда не будет воспринят ни США, ни ЕС, ни Китаем.

 

Так что сирийский узел проблем, вместо того, чтобы быть аккуратно распутанным, вполне может стать удавкой для России. Не сейчас, так через год, ведь голова-то уже просунута в петлю. Остается лишь затянуть. Только сотни российских солдат и наемников будут продолжать гибнуть на чужой земле, не доживая до Гаагского трибунала – не в Украине, так в Сирии.

Автор – Максим Побокин, политтехнолог, для «Главкома»


Теги статьи: ПутинСирия

Дата и время 15 сентября 2015 г., 17:31     Просмотры Просмотров: 4271
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.126762