АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал

Счастливы вместе: почему передумали разъединять Налоговую и Таможню

Счастливы вместе: почему передумали разъединять Налоговую и Таможню
Счастливы вместе: почему передумали разъединять Налоговую и Таможню

Министерство налогов и сборов прекратило свое существование. Вместо него создана единая Фискальная служба Украины. По данным Forbes, решение об этом было принято еще на прошлой неделе, на выездном заседании правительства в Николаеве 21 мая, однако объявил об этом премьер только вчера. «У нас создана государственная фискальная служба Украины», – сказал Арсений Яценюк. Согласно проекту положения о Государственной налоговой и таможенной службе Украины (есть в распоряжении Forbes), ГНТС является центральным органом исполнительной власти, который подчиняется Кабмину через министра финансов.

  

Ведомство обеспечивает реализацию единой государственной налоговой политики и единой госполитики в сфере таможенного дела, госполитики по администрированию единого взноса на обязательное государственное социальное страхование и борьбы с правонарушениями в этой сфере. 

Перечень задач нового ведомства состоит из 82 пунктов. Среди них,  помимо собственно администрирования налогов и сборов и контроля над их своевременной и полной уплатой – лицензирование таможенной брокерской деятельности, деятельности производителей спирта, алкогольных и табачных изделий и т.д., контроль над правильным определением таможенной стоимости товаров и страны их происхождения, предотвращение и противодействие контрабанде, предоставление консультаций относительно Налогового и Таможенного кодексов, контроль за производством и оборотом подакцизных товаров и организация работы, связанной с выпуском акцизных марок. ГНТС также осуществляет оперативно-розыскную деятельность, досудебное расследование правонарушений и розыск лиц, которые скрываются от следствия за криминальные правонарушения в налоговой, таможенной и бюджетной сферах.

Основной сюрприз обновленного варианта реформы Миндоходов – отказ от разделения министерства на автономные ведомства: Налоговую и Таможню. Изначально, в феврале, Арсений Яценюк говорил о возвращении к «доминистерскому»  статус-кво. Финальный вариант эксперты и политики оценивают как более удачный.

«Единый орган, на мой взгляд, эффективнее. Он предполагает совместный аудит налогов и сборов, в том числе единого социального взноса, единую базу данных, при этом бизнес тратит меньше времени на общение с контролерами, а оптимизация структуры фискальных органов позволяет сэкономить средства государственного бюджета», – подчеркивает глава комитета ВР по вопросам налоговой и таможенной политики Виталий Хомутынник, добавляя, что такой подход к реформе министерства поддерживает и бизнес.

Виктория Чорновол, руководитель налогово-юридического департамента компании «Делойт», отмечает, что административные реформы, связанные с переименованием и коррекцией функций госведомств – не самые приоритетные задачи, которые сейчас стоят перед правительством. «Глобальное изменение концепции налогового ведомства требует ресурсных и временных затрат. Чисто с практической точки зрения это дорого и нецелесообразно на текущем этапе, – уверена она. – Совместная работа Налоговой и Таможни будет эффективнее, так как де-факто они выполняют cхожие функции».

По словам Хомутынника, сама реорганизация не подразумевает сокращения штата экс-министерства, но не исключено, что это может произойти за счет других источников.

В целом между Государственной фискальной службой и Министерством доходов и сборов несколько основных отличий. Первое – координация работы нового ведомства будет осуществляться через Министерство финансов. «Второе – создав Государственную фискальную службу, мы уходим от политической составляющей – от необходимости утверждать руководителя по квотному принципу в парламенте», – поясняет Виталий Хомутынник.

Еще одно отличие – статус Государственной службы предполагает более узкий, по сравнению с министерским, перечень полномочий. «Кардинальное различие – служба не является самостоятельным субъектом законодательной инициативы, в отличие от министерства», – указывает Чорновол, и приводит в пример Минфин и Минэкономики, на базе которых созданы несколько рабочих групп, которые занимаются, в том числе, и совершенствованием налогового законодательства. Такое разделение законотворческой и практической функций эксперт оценивает позитивно: «Если фискальное ведомство пишет закон, по которому оно же потом будет собирать налоги, в этом изначально уже заложен конфликт интересов». По ее словам, функции налогового ведомства в законодательной сфере логично свести к обобщению практики применения законодательства по налоговым вопросам. «Одна из самых актуальных задач в этой сфере службы – провести инвентаризацию обобщающих разъяснений, которые были выданы предыдущим руководством, возможно, они были сделаны некорректно», – объясняет она.

Открытым остается вопрос создания еще одного органа в фискальной сфере – Службы финансовых расследований, которая должна объединить в себе функции и налогового, и силовых ведомств. В положении о создании ГНТС о ней нет ни слова. «Сегодня в правительстве вместе с представителями бизнеса еще обсуждается модель создания Службы финансовых расследований, – рассказывает Хомутынник. – Мое мнение – такой орган должен войти в состав Государственной фискальной службы». По его словам, если доходное ведомство не будет иметь контролирующих функций в виде Службы финансовых расследований, то в итоге не сможет быть эффективным ни одно из них.

Реформу Миндоходов прокомментировал и человек, который стоял у истоков его создания –Александр Клименко, экс-министр доходов и сборов.

На своей странице в Facebook в присущей ему ироничной манере он написал, что после нескольких лет попыток отойти от фискальной модели работы налоговых органов к сервисной, новая власть вернулась к «полной фискализации». По его мнению, реформа проведена не в интересах бизнеса, а исключительно для получения очередной «галочки» от МВФ.

Но, обладая всеми полномочиями для борьбы с коррупцией в налоговой и таможне, новому руководству ведомства ничто не мешает развернуть масштабную работу в этой сфере – было бы желание. «В прошлом году мы показали, что это можно успешно делать, для этого есть все инструменты. И статистики больше, чем было сделано в борьбе с махинаторами и ямами за год существования министерства, не будет – я в этом полностью убежден», – написал Клименко, присовокупив, что с нетерпением ждет 2 июня – к этому дню руководители фискального ведомства должны отчитаться о борьбе с налоговыми ямами и коррупцией. 

Автор материала: Анна Ковальчук

По материалам: Forbes.ua


Теги статьи: ТаможняНалоговаяМинсдох

Дата и время 30 мая 2014 г., 10:33     Просмотры Просмотров: 2399
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Экс-руководитель налоговой службы Киева арестован в зале суда
Прощай, Amazon? Как депутаты хотят повысить цены на импорт и запретить нам пользоваться зарубежными интернет-магазинами
Как силовики спасают Украину от «опасных» Iphone и брендовых очков и одежды

Налог на недвижимость: за что можно сесть в тюрьму
СБУ «провалила» дело о задержании начальства таможни Конотопа
Безвиз: как на границе разоблачают нарушителей

Украинка пыталась провезти ребенка в Польшу в чемодане
Торговля «импортным НДС» – один из основных источников заработка брокерских компаний
Киевская мэрия и таможня призывают оформлять грузы на столичной таможне: бюджет получит дополнительные средства на ремонт дорог

Предприниматели, работающие на Киевской таможне, возмущены дискредитирующим их запросом народного депутата Немировского
У экс-налоговика из Киева изъяли 50 млрд долларов Зимбабве
Руководитель Киевской таможни подает иск в суд на программу "Гроші" в связи с распространенной недостоверной информацией

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Как вы относитесь к блокировке российских соцсетей?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте