АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: -1°C
Харьков: 0°C
Днепр: 2°C
Одесса: 4°C
Чернигов: -2°C
Сумы: 0°C
Львов: 0°C
Ужгород: 2°C
Луцк: 0°C
Ровно: 0°C

Солдаты АТО в киевском госпитале. Жизнь после войны

Солдаты АТО в киевском госпитале. Жизнь после войны
Солдаты АТО в киевском госпитале. Жизнь после войны

Недавно Минобороны официально назвало цифры погибших украинских военных за время проведения антитеррористической операции на Донбассе: за время АТО погибло 147 солдат и офицеров, ранены 267.

Это без учета новых потерь украинской стороны в Ямполе и Закитном.

В Главном военном клиническом госпитале Киева сейчас находится больше шестидесяти раненых военнослужащих, которые участвовали в боях с русскими диверсантами и сепаратистами на Донбассе.

"Борты" с ранеными ребятами приходят каждые два-три дня. У многих комбинированные ранения: например, одно из самых распространенных сочетаний – пулевое ранение в верхнюю часть тела и осколочное в ногу.

Все парни из разных регионов страны – Николаев, Запорожье, Днепропетровск, Луцк, Житомир. Старше 26 лет – большая редкость. Раненых, которых везли прямо с "горячих точек" – в полевой форме и со снаряжением – опекают волонтеры и неравнодушные киевляне. Несут в основную здравницу Минобороны все: еду, белье и дорогие лекарства – для самых тяжёлых больных в реанимации.

Старожил госпиталя, санитарка Маша работает в отделении травматологии 19 лет. После влажной уборки палат в правом крыле стоим, отдыхаем. Говорит, столько пациентов, как сейчас, не было никогда: "У нас в основном на весь этаж было максимум 10 человек. Сейчас 43".

Баба Маша работает на пару с другой санитаркой, тоже на пенсии. Убирать палаты им помогают девочки из Волонтерской сотни.

"Вы, девки, приглядывайтесь! У нас так все медсёстры тут замуж выходят – ухаживают за военными, влюбляются и уезжают вместе с ними на службу", шутит она.

Из палаты №4 на костылях появляются двое раненых, осколочное ранение в голень. Они из самых "легких" – у обоих зацепило только по одной ноге. Совсем молодые ребята, почти мальчишки, ковыляют по ступенькам со второго этажа на крыльцо: хочется покурить на свежем воздухе.

Меня Юрой зовут, – обращается вдруг один. Невысоко роста, в тельняшке, лысый, но с рыжей бородой, перевязанной двумя резинками для волос, жёлтой и голубой, – Не видел вас раньше. Новенькие?

Новенькие. Как попали сюда?

–Я вообще гражданский. Работаю инкассатором, преподаю айкидо. Добровольно пошел, в составе 25-й десантной мы были. Под Славянском снарядом бахнуло, говорят, кость задело хорошенько, уже две чистки было. Обещают, что останусь с ногой.

Юра тяжело спускается по ступенькам на первый этаж, а потом преодолевает ещё четыре у входной двери.

Навстречу идёт в халате и бахилах посетительница, активно комментирует вслух: "Это кто придумал отделение отоларингологии на первом этаже, а травматологическое, где люди в колясках и гипсах – на втором? Ещё и пандуса нет!"

Юра улыбается, делает ещё несколько шагов и приземляется на лавочку у входа, вытягивает сигарету, прикуривает:

– Я сам долго на Житомирщине жил. Отец был военным. Потом у бати дом остался, переехали в Днепропетровск. Если бы сказали, что отец воевал, и я на войну пойду – не поверил бы никогда. Страшно видеть смерть в лицо. Но если надо, после выписки сразу поеду на фронт обратно.

Поправляет резинки в бороде, вдруг смеется и говорит:

– Эх, горе у меня случилось.

–???

– Очень хочу пива, безалкогольного. Вчера друзья принесли, поставил в холодильник, пока спал, оно пропало – медсестра выбросила. Там же написано было: "ноль процентов"?!

С соседней лавочки реагирует другой пациент:

– Режим есть режим. После выписки пойдем, выпьем настоящего, алкогольного.

Ребята громко смеются и договариваются, что "таки да".

 

На улице гуляет пара. Крепкий парень в коляске – десантник с Николаева, замкомбриг 79-й десантной бригады. Нога в аппарате Илизарова. Миниатюрная жена сзади с силой толкает коляску. У Саши также было ранение в живот. Ранения получил в Славянске.

Вокруг семьи собралась толпа, обсуждают последние вести с Донбасса: "Я вот видео недавно видел на ютубе, где БТР прямо на плацу десантника русского задавил. Раньше, когда слышал о подобном – волновался, а теперь жалею, что не больше…"

Саша качает головой: "Так получилось, что Россия теперь нам не друг, а враг. И не просто враг, а враг №1".

Присутствующие кивают, мол, "да", стоят ещё немного и расходятся в разные стороны. Жена покатила коляску дальше – под липы и каштаны, там тень и нежарко.

Неподалеку сидят жены других раненых офицеров. Измученные лица: ухаживают за мужьями сутками – моют, переодевают, стелют постель, а если особенно сложные случаи, нужно ещё и с ложки кормить.

"Если среди вас найдется массажист, попросите его зайти на минутку, – с улыбкой сквозь слёзы обращается Катя из Кировограда. Её муж лежит в нейрохирургии – осколочное ранение в спину и рука в аппарате Илизарова. – Так устала, что хоть спину запасную проси".

Врачи сказали, что её мужу ещё долго лежать на больничной койке. До этого женщина отдала последние деньги за съемную квартиру, двух детей отправила к бабушке в деревню.

От беседы отвлекает девочка-волонтер Настя: "Пошли к Ярику, он у нас без ноги остался, отнесем фруктовые соки".

Поднимаемся на 4 этаж. Открываем двери, здороваемся. На средней кровати молодой крепкий мужчина в полулежащем положении разминает правую ногу, левую – ампутировали выше полена из-за ранения под Рубежным. Его ещё мучают фантомные боли, но 27-летний мужчина уже активно осваивает костыли и тренируется по коридору ходить на одной ноге.

У старшего лейтенанта 30-й отдельной механизированной бригады Ярослава Миронова непростая история.

Его родители рано умерли, в 16 пошел учиться в танковый институт в Харькове. Молодой человек уже 11 лет в украинской армии, военная служба нравится – за пять дней до отправки на Донбасс только вернулся с Косово.

Приезжал командир, зачитал в палате приказ о присвоении капитанского звания: "Хочу остаться в армии. Командир обещает помочь, чтобы я пошел в академию на заочку, а потом останусь на кафедре".

На соседней кровати сидит его жена Галя, внимательно слушает, включает телевизор.

На экране новости, показывают сюжет о том, что на Львовщине отказываются принимать у себя мужчин-беженцев с Донбасса, но рады разделить собственный кров с женщинами и детьми.

– Это правильно львовяне решили. Чего их здоровые мужики убегают, а нас с Волыни бросают отстаивать регион, где живёт шесть миллионов человек? Наши ребята головы кладут, а эти бегут, как трусы, с поля боя.

Жена протягивает руку и легенько хлопает мужа по плечу: "А это всегда так, кому война, а кому мать родна".

Миронову ещё предстоит длительное лечение в госпитале, реабилитация. И ещё нужно протезирование за границей.

"Галочка, ты только верь и надейся на лучшее, поможем, чем сможем, всех на уши поставим", – обещаем в дверях.

У Гали сверкнули слёзы в глазах, тихо шепчет "спасибо".

Ниже этажом с ранением в лёгкие лежит однокурсник Миронова – танкист Вова. После операции у него был низкий гемоглобин. Его взяли под опеку сразу несколько киевлян, которые подкармливают раненого куриной печёнкой, орешками и свежевыжатыми фрешами из свеклы и моркови. Каждый день в одно время они их подвозят к проходной госпиталя, где девушки принимают передачи и несут пациенту.

Берём стеклянную бутылку, несем в палату.

Вовка сидит на краешке кровати, со спины торчат трубочки. Смотрит вместе с соседом, тоже АТОшником, чемпионат мира по футболу в Бразилии. Сейчас играют африканцы.

"Болеть буду за немцев, они позже, правда, играют. Они самые крутые, на мой вкус", – заявляет подопечный и ищет чашку.

"Может, хватит уже? Я уже лучше себя чувствую, ещё оскомину набью", – улыбается к трём девицам офицер.

"Пьем до дна, чтобы прыгал, как зайчик скоро", – и наливаем полную кружку. В бутылке ещё остается половина. Предлагаем соседу по койке.

Сосед – молодой парень, боец второй роты Нацгвардии. Зовут Владимиром, он со Львовской области. Недавно ему сделали операцию: пуля снайпера под Славянском пробила лёгкое и зацепила позвоночник.

Владимир весь в трубках, ступни в ортопедических сапожках, измазаны зелёнкой. Ног он пока не чувствует. Занимает себя чтением современной украинской литературы. У него есть любимая девушка Люда.

Тебе фреш можно?

–Я вже пив сьогодні, – покашливая, отвечает Владимир, параллельно продолжая тихим голосом беседовать по телефону через наушники.

Девочки находят трубочку и поят бойца.

Немного позже мы узнаем, что Вова, возможно, больше не станет на ноги. Врачи настоятельно рекомендуют реабилитацию в Израиле или Германии.

Спрашиваем танкиста Вову, что он кушал, чтобы поднять гемоглобин: "Кролика принесли нашему соседу, картошку молодую с укропчиком. Вкусно. Вернусь в армию с пузом". Хлопает себя по майке.

По коридору в травматологии звенит каталка с кастрюльками – у раненых время больничного обеда.

Порции насыпают большие, еда выглядит и пахнет аппетитно. Обратно в пищеблок кухарка увозит много остатков солдатского обеда.

Один из начальников администрации госпиталя признается, что кормили украинских военных так хорошо в госпитале не всегда. Для раненых с Донбасса обеспечивают приличное питание, также помогают сочувствующие киевляне, которые багажниками привозят овощи, а также предприниматели, которые привозили мясо: "Месяца так три назад, нам не стеснялись привозить подпорченный картофель – искусанный вредителями, с гнильцой.

Но сейчас все нормально. Правда, много киевлян так и норовят юркнуть в госпиталь, чтобы накормить раненых булочками, черешней, клубникой – а это нельзя! Во-первых, неизвестно, что это за пища – часто невозможно отличить диверсанта от порядочного гражданина, второе – у лежачих ребят диета, у них проблемы с желудком от этой клубники".

В фойе госпиталя ловят молодую брюнетку. Говорит, что хочет встретиться с ребятами и раздать тёплые пирожки из супермаркета рядом.

Волонтеры просят девушку отдать все на центральную кухню на проверку, а к бойцам уже нельзя – тихий час.

Девушка возмущается и взрывается гневом: "Я помочь хотела, а вы меня выгоняете, я еду принесла. Я о вас в Фейсбук напишу, всем расскажу".

Объясняем, что еды в госпитале хватает, лучше помочь продуктами или средствами гигиены бойцам на передовой.

Ребята в госпитале все как один рассказывают то о просроченной тушенке на фронте, то об отсутствии душа и мыла, из-за чего бойцы часто открывали люки БТРов во время сна – четверо немытых мужчин в одном пространстве не самое эстетичное явление: "Можно также принести что-то от простуды или поноса. Чем лучше обезопасить ребят в Славянске и Снежном – тем меньше их попадет сюда. Да и организму нужно быть сильным, чтобы увеличить шансы после ранения".

Брюнетка успокаивается, спрашивает координаты пункта приема материалов и удаляется.

...Тем временем на крыльце хирургического отделения постепенно собирается толпа – санитары, руководство госпиталя, волонтеры. Приковыляли на костылях более лёгкие раненые с соседнего корпуса. На лифте с помощью жен спустились упомянутые николаевский десантник Саша и Ярослав Миронов.

Ждут новый "борт" с Донбасса.

Приезжает один реанимобиль и машина скорой помощи побольше. Санитары быстро бегут к дверцам.

Саша и Ярослав нервничают, переживают. Жены держат их за руки, успокаивают. Офицеры хотят узнать, нет ли среди новых раненых их однополчан.

Из реанимобиля вытаскивают носилки. У парня прикрыто лицо, главврач командует: "Срочно в операционную". Персонал больницы шепчется, что у парня 40% ожог тела, в том числе и лица, и что он в сознании. Прибыл из-под Луганска, танкист.

Из машины побольше вытаскивают вторые носилки – у этого ранение в пах.

...Всего около десятка новых раненых. У большинства комбинированные ранения – их сразу же отправляют в отделения повыше. Новые ребята – с Житомира, с Волыни, Днепра. Впервые привезли бойцов "Айдара".

Ярик и Саша не находят сослуживцев. Жены берут мужчин за коляски, костыли и тащат обратно наверх в палаты.

В госпитале говорят, что услышать о смерти сослуживца – огромная боль. В офтальмологии с выбитым глазом есть десантник из Днепра. Его привезли как раз в тот день, когда подбили ИЛ-76. Он вышел на крыльцо и долго оплакивал ужасную потерю в 25-й десантной…

Последними с крыльца уходят мама и невеста молодого солдата, который уже две недели в реанимации. Только два дня назад он начал узнавать маму и обнял невесту.

У девушки на руке поблёскивает золотое кольцо с камушком. Говорит, что решила к свадьбе вышить жениху красивую венчальную рубашку.


Теги статьи: АТО

Дата и время 24 июня 2014 г., 11:57     Просмотры Просмотров: 3950
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

В сети опубликовали впечатляющее видео Авдеевки, снятое с беспилотника
На Донбассе за прошедшие сутки погиб один украинский военный, боевики увеличивают огневую активность
На Донбассе погиб украинский воин

Боевики посреди ночи интенсивно активизировали обстрелы возле Горловки. Ситуация на Донбассе
Бойовики прицільно обстріляли сили ООС біля Старого Айдару
"Путин, прочитай или пусть тебе донесут - ты всех украинцев и мой личный враг!", - отец погибшего на Донбассе бойца Романа Селихова

Подорвали на мине: в сети показали погибшего на Донбассе бойца ВСУ
Боевики обстреляли КПВВ "Марьинка"
Стало известно имя второго погибшего от пули снайпера бойца ВСУ на Донбассе

Новые бои на Донбассе: террористы ’’Л/ДНР’’ понесли потери
Стали известны подробности боя под Крымским, в котором погибли двое украинских бойцов
На Донбассе подорвались двое украинских бойцов

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Уйдет ли Луценко в отставку?








Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.157559