АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 3°C
Харьков: 5°C
Днепр: 7°C
Одесса: 8°C
Чернигов: 2°C
Сумы: 4°C
Львов: 1°C
Ужгород: 4°C
Луцк: 2°C
Ровно: 3°C

Феномен инспектора Петренко

Феномен инспектора Петренко
Феномен инспектора Петренко

Новая полиция как режиссер новых манипуляций в СМИ и сети.

Пробел в украинском «обычном праве» давать взятки ментам в свое время сделали видеоблоггеры, которые систематически воевали с оборотнями в погонах. Новые YouTube-«сериалы» о рагулях на больших машинах за рулем — это бывшее оружие популярных видеоблоггеров, у которых реформа полиции отобрала хлеб.

Появляются новые герои экрана — безответственные водители, а полиция становится манипулятором: она формирует социальный стереотип, в котором водителя за рулем дорогого автомобиля, родственников чиновников, уполномоченных людей общество будет приравнивать к быдлу.

В начале 1990-х годов у украинских СМИ появилась нежданная свобода. Свобода, к которой оказались не готовы тогдашние медиаменеджеры, журналисты, редакторы. Свобода говорить откровенно о совершенно всех ветвях власти и даже иногда высмеивать ее. Законодательство менялось очень медленно, и до 2001 года формально существовала статья «Клевета». Кстати, в том числе и эту статьи 16 января пытался восстановить парламент режима Януковича. А тогда, в 1990-х, появляются первые юмористические передачи, первые политические герои, первые представители власти, которых можно показывать иначе.

Инспектор Петренко, появившийся в телесериале «Мамаду» в 1996-м — яркий пример одной из первых попыток показать нелепость и безнаказанность советской правоохранительной системы, доставшейся Украине в наследство в состоянии трупного разложения. Один ироничный герой Петренко, вероятно, заложил серьезную бомбу замедленного действия для будущей борьбы со всей пирамидой дорожной инспекции.

Пять лет назад мы ехали с чешской группой после концертного тура по Закарпатью к словацкой границе. Тамошние ловкие гаишники поставили знак «Стоп» в кустах и сидели в засаде. Им пришлось немного поспешить, мы почти въехали в пограничную зону — они догнали нас уже на предварительной проверке документов и завернули назад, чтобы показать знак, который действительно торчал из кустов. Чехи были испуганы и озадачены.

Они читали, что самое страшное в Украине — это дорожная полиция, она беспощадна и сдирает три шкуры, если видит иностранца. Один из участников группы, Гонза, был за рулем, их контакта с инспектором избежать никак не удавалось. Документы были отобраны, водителя пригласили в патрульный автомобиль.

— Что же мы будем теперь делать? — спросил Гонза.

— Вы — ничего. А я пойду к ним. Все будет в порядке.

Я взял самую камеру, которая у нас была. Единственной проблемой было то, что я вовремя не разобрался, как она включается, поэтому видеосъемку пришлось имитировать. Следовало сначала снять подробно знак, скрытый в кустах, а потом подойти снять машины и лица тогдашних «копов». Каково было удивление у чехов, когда они увидели, что я радостно возвращаюсь к машине уже через несколько минут, а патруль уезжает.

— Сколько ты заплатил? — сразу поинтересовался Гонза.

— Нисколько, ответил я. Мне действительно никогда не приходилось платить ни одной взятки полиции, еще когда она была старой ментурой — Они сначала сказали: «Сейчас камеру тебе разобьем», а когда увидели, что я украинец — сказали: «Да мы же не знали, что это вы, мы думали, что все эти глупые чехи».

— Что?! Они что, расисты?

— Нет, Гонзо. У них свои понятия. Для них жертва не имеет национальности. Ты боишься, а значит — ты жертва.

Следующие несколько дней Гонза рассказывал всем друзьям, которых мы встречали в Чехии и Словакии, как я «решаю дела» с копами в Украине. Ему казалось, что это какой-то особый навык, некое таинство и мудрость. Что этому учат на специальных курсах, семинарах или лекциях. Мы долго обсуждали, как в нашем «обычном праве» давать взятки ментам появился пробел. И сделали его видеоблоггеры, которые систематически начали воевать с оборотнями в погонах.

Ничего не надо делать, по сути. Все уже сделал Инспектор Петренко, показавший простую суть: над инспекторами можно откровенно издеваться. Чтобы стать известным видеоблоггером, тогда достаточно было вооружиться видеокамерой, планшетом или телефоном, внимательно прочитать всего несколько законов: ПДД, закон «О милиции» и «О дорожном движении». Желательно еще немножко разбираться в общей законодательной базе и знать основные статьи Конституции. Но и трех законов для автомобилистов было достаточно. Все остальное сделает сам милиционер.

Как делалось шоу? Очень просто: сами «правоохранители» этих законов совершенно не знали, хотя именно правоохранительная деятельность людей в погонах может быть единственным полем их деятельности. Но у гаишников было совершенно другое назначение, согласно которому знание законов им было абсолютно ненужным и факультативным.

Манипулятивность этих сюжетов заключалась в том, что дорожная инспекция отождествлялась со всей системой МВД, которая, несмотря на гнилость и коррупционность, все же работала и имела в своем резерве качественных юристов, криминалистов, следователей, тех же самых дорожных патрульных, что отказывались работать в коррупционной пирамиде. Этот механизм формирования социального стереотипа в обществе средствами массовой информации создал фактически псевдореальность, в которой украинская милиция выглядит исключительно как Инспектор Петренко.

Сериал, который создали пользователи соцсетей (а некоторые серии имеют более 5 млн просмотров на YouTube), спровоцировали сами чиновники.Которые в течение всего своего служебного стажа даже не поинтересовались собственными правами и обязанностями, не смогли изучить несколько законов Украины, а работали исключительно по «схемам» сверху.

Эти сериалы породили целую культуру общения с инспекторами, которая, в основном, к сожалению, переросла в откровенное хамство. Некоторые вылетели из ГАИ за самоуверенность, но это систему не изменило. Хороший тому пример — одессит, который отказался говорить на украинском языке и назвал его «телячьей мовой».

Новые сериалы о рагулях на больших машинах за рулем — это бывшее оружие популярных видеоблоггеров, у которых реформа полиции отобрала хлеб. Ребята, создавшие «Дорожный контроль», на многих видео перешли границу адекватности и через некоторое время скомпрометировали сами себя. Пришла совершенно новая эра «дорожных сериалов», пока украинские киностудии не хотят производить собственный продукт.

Вместо них и бывших видеоблоггеров-антиполицаев теперь это делает новая полиция, сменив на посту бывших звезд YouTube: полицейских в основном вежливы и адекватны, они почти всегда хорошо знают законы, они выкладывают только те видео, в которых присутствуют наиболее неадекватные и откровенно грубые нарушители — чаще — Административного кодекса, что не влечет за собой обвинений в обнародовании видео в ходе досудебного следствия.

А результат? Благодарные зрители, которые свою ненависть наконец перебросили с Инспектора Петренко, которого через несколько лет уже и не вспомнят; шутки об инспекторах окончательно потеряют смысл, появляются новые герои экрана — безответственные водители. И в этот момент надо сделать для себя несколько выводов.

Во-первых, полиция использует тот же манипулятивный метод формирования социального стереотипа, в котором водителя дорогого автомобиля, родственников чиновников, уполномоченных людей общество будет приравнивать к быдлу. Это рикошетом может ударить и по самой полиции; яркий пример — общественное возмущение рядовой патрульной Людмилой Милевич. Не следует забывать, что полиция будет показывать лишь те сюжеты, в которых жертва сделает все видеошоу за них самих, как раньше это делали за видеоблоггеров гаишники.

Во-вторых, патрульная полиция создает медийный образ для всей системы МВД, которая реформируется значительно медленнее и небрежно, поэтому видео с бравыми полицейскими не стоит любоваться так же сильно, как и видео блоггеров-антиполицаев, большинство из которых слишком быстро научились разочаровывать.

Ну и в-третьих, общественная ненависть продолжает господствовать в СМИ. Безапелляционная вера зрителя в правоту и правомерность авторов видеосериалов порождает всплески народного возмущения, независимо от того, что вчера это были плохие полицейские, а уже сегодня — мажоры и родственники прокуроров за рулем. Кроме журналистов и блоггеров, которые научились включать камеры и диктофоны даже в неудобные моменты, общество подошло к необходимости воспитания критически мыслящего зрителя. Зрителя, который требует не почвы для ненависти, а пищи для мозга.

Богдан Логвиненко, фото: youtube.com; опубликовано в издании ДетекторМедиа

Перевод: Аргумент


Теги статьи: Правоохранительные органыНациональная полиция

Дата и время 21 февраля 2016 г., 13:22     Просмотры Просмотров: 1045
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Резонансное ДТП под Львовом: бизнесмену Дыминскому сообщили о подозрении
Активисты пытались прорвать кордон правоохранителей, чтобы попасть на заседание по Саакашвили
Полиция заблокировала Печерский райсуд Киева в связи с заседанием по Саакашвили

Полиция не дала установить палатку возле СИЗО СБУ, где содержится Саакашвили
У Саакашвили в Facebook показали видео стычек возле изолятора СБУ
У изолятора, где содержится Саакашвили, произошла потасовка из-за палатки

Под СБУ собрались сторонники Саакашвили, здание охраняют силовики
Готовится штурм палаточного городка под Радой
Госдеп рассказал, чего удалось добиться внедренным в НАБУ американским силовикам

Полицейский, которого изнасиловали двое случайных знакомых, уволился из органов
Украинские участковые раскрывают 4 преступления из десяти совершенных
С вилами и бревном селянка прогоняла полицейских с поля на Ровенщине

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.063365