АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 1°C
Харьков: 8°C
Днепр: 10°C
Одесса: 5°C
Чернигов: 0°C
Сумы: 4°C
Львов: -2°C
Ужгород: 1°C
Луцк: -1°C
Ровно: 0°C

Реформировать оборону и безопасность Украины - нужен прорыв

Реформировать оборону и безопасность Украины - нужен прорыв
Реформировать оборону и безопасность Украины - нужен прорыв

Украина превратилась в оружейный рынок — страна впервые за свою новую историю начала перевооружаться. И когда в ходе форума секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) Александр Турчинов заявил о высокой конкурентоспособности оружия украинского производства, это в самом деле не лукавство или преувеличение. Это правда, существенно отличающая Украину от стран Центральной и Восточной Европы, успевших вскочить в натовский поезд.

 В Киеве прошел первый инвестиционный форум, основной целью которого стало развитие военно-технического сотрудничества. Мероприятие, которое прошло под патронатом Минобороны Украины и Госконцерна «Укроборонпром», имело две составляющие. Первая — официальная и символическая, направленная на поддержку и ободрение Украины как партнера Запада в чувствительной области — создания современных вооружений и военной техники (ВВТ), в том числе, с использованием технологий стран НАТО.

Главные официальные посылки НАТО тут линейны, они связаны с ободрением воющей нации и расшифровки не требуют: альянс готов помогать Украине. Неслучайно практически синхронно с форумом в стране работали группы специалистов НАТО, определяющие конкретику в обещанной помощи при развитии Сил специальных операций. Вторая составляющая форума — реальное изучение дел и определение, действительно ли возможны совместные  проекты в области ВТС с Украиной и инвестиции.

Boeing, Airbus, Thales International, Microsoft Corp., PCO SA, Sagem Defense Securite, Elbit Systems, Caterpillar Inc, Renault Trucks Defense, Honeywell Defense and Space Int., Orbital ATK, STC Delta — вот далеко не полный, многообещающий перечень иностранных участников.

Безусловно, положительным является факт реально глубокого диалога, в котором уровень взаимного доверия уже превышает когда-то достигнутый в 2008-2009 годах. Тут есть и объективные причины.

Во-первых, Украина превратилась в оружейный рынок — страна впервые за свою новую историю начала перевооружаться. И когда в ходе форума секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) Александр Турчинов заявил о высокой конкурентоспособности оружия украинского производства,  это в самом деле не лукавство или преувеличение. Это правда, существенно отличающая Украину от стран Центральной и Восточной Европы, успевших вскочить в натовский поезд.

И это отличие — второй важнейший аспект, не учесть который не имеет права ни Брюссель, ни Киев. Живя исключительно за счет экспорта, оборонка сохранила ряд оружейных школ, а некоторые (как разработки и производство легкой бронетехники) создала с нуля.

В этом и определенный вызов для компаний стран альянса — украинские менеджеры уже научились настороженно смотреть на предложения относительно прямого импорта (а если вспомнить, что ряд оборонных предприятий в Украине градообразующие, то влияние на электорат в случае импорта будет прогнозируемо отрицательным). К счастью, позорные сделки типа закупки за миллионы долларов старых британских военных машин Saxon, абсолютно непригодных для войны, уже не повторяются.

Но и НАТОвские эксперты пока еще слишком осторожно реагируют на призыв А.Турчинова начать инвестиции в украинский оборонпром. Не столько вследствие явного преувеличения секретаря СНБОУ о том, что государство готово восстановить оборонно-промышленного комплекс и военный потенциал 20-30-летней давности.

Западные специалисты теряются в декларациях о приоритетах Украины. Даже вкладывая в оружие по миллиарду долларов ежегодно (фактически на уровне соседней Польши), сделать это невозможно, а с тремя сотнями миллионов — тем более. Но это и не нужно. Украине необходимо сосредоточиться на тех прорывных направлениях, которые составят будущий щит сдерживания. К примеру, идею создания современного ракетного оружия стоит максимально развивать, но не распыляясь.

Не отвлекаясь, к примеру, на современное стрелковое оружие, которое Украина никогда не создавала и не создаст («Форт» не в счет, это сугубо национальный паллиатив, автор же говорит о невозможности лидерства в направлении, когда страна не владеет даже технологией производства стволов). То же касается и боевой авиации, зачем-то упомянутой чиновником в потенциальном списке.

Если бы действительно был годовой миллиард долларов, можно было бы взять китайский планер и создать нечто похожее на российский Як-130 или пакистанский JF-17. Но нужно ли? Этого пока не скажет ни Генштаб, ни СНБОУ... ЦИАКР, к примеру, уверен в отсутствии перспектив у национального боевого самолета. Куда важнее развивать беспилотные платформы, превращая их в боевые системы       — разведывательные и ударные. И тут как раз нужны инвестиции, совместные проекты. В этом контексте совершенно справедливо А.Турчинов констатировал недостаточный уровень ВТС с западными партнерами страны.

Очень примечательным было участие в форуме посла США в Украине Джеффри Пайетта. Его риторика показательна: «Война против коррупции — это часть войны против Кремля». Акценты США понять не сложно. Посол заметил, что США готовы предоставить Украине широкую поддержку, и эффективные результаты такой борьбы позволят достичь многих целей, включая улучшение инвестиционного климата и выход на внешние рынки вооружений.

И дал еще одну значительную посылку украинской власти: «Руководство «Укроборонпрома» заявило, что Украина хочет стать одним из ведущих экспортеров оружия. И это возможно, возможности для этого есть. Но это произойдет в том случае, если Украина проведет реформу оборонного сектора и проявит решительность в борьбе с коррупцией». Ключевые посылки: коррупция и реформа ОПК. И там, и там у Киева результаты жиденькие.

Разочарование Запада в деятельности украинской власти поступательно возрастает. Любопытно, что в один день с форумом появилось интервью с бывшим послом США в Украине Стивеном Пайфером. В роли эксперта он куда более откровенен действующего дипломата. И утверждает, что Запад может прийти к выводу, что ситуацию в Украине невозможно исправить. «На сегодняшний день в Вашингтоне существует серьезное разочарование не только ходом реформ в Украине, но также и незначительным прогрессом в борьбе с коррупцией». Пайфер четко говорит о существовании коррупции, в том числе, на высшем политическом уровне. Так что политическая составляющая, увы, пока не способствует развитию ВТС и массированным инвестициям.

Теперь поясним в чем проблемы непосредственно украинской оборонной промышленности, и почему инвестиционный климат в Украине пока невозможно назвать благоприятным.

Более всего Запад раздражен ручным управлением в секторе безопасности и обороны. В оборонной промышленности этот процесс давно приобрел карикатурные формы, а в целом отношением к ОПК власть тормозит его развитие. О том, что страна нуждается в органе управления и координации оборонной промышленностью, эксперты твердят со времени парламентских слушаний в июле 2014 г.  Более того, и Коалиционное соглашение 2014 года предписывало создать при Кабинете министров межведомственный орган по развитию ОПК, замыкающийся в своей вертикали на первого вице-премьер-министра.

Но и через два года после начала войны система не сформирована, ОПК считается вотчиной Президента и управляется через СНБОУ. Разумеется, СНБОУ как аналитический центр по выработке стратегических решений должен принимать ключевое участие в выработке военно-технической политики (ВТП). Именно политики, а не определения конкретных тактических шагов. А реализовывать ВТП (в части ответственности и создания условий для разработок и производств) должна исполнительная власть.

Внутри правительственной структуры должны функционировать авторитетные органы — институт генеральных конструкторов и научно-технический совет. Для принятия судьбоносных решений их не может подменять «Укроборонпромом», который вообще является ненужной паразитирующей надстройкой и ныне как раз приводит в действие механизмы ручного режима управления.

Исполняя сразу две несовместимые функции — разработчика и реализатора ВТП, что есть превосходной почвой для коррупции и различных злоупотреблений. Естественно, это хорошо видят на Западе. В государстве нет структуры, аргументированно определяющей, что лучше закупить у отечественных предприятий, а что логичнее путем оперативного налаживания совместного с иностранными партнерами производства.

Главные риски ручного режима — отсутствие всякой ответственности. О позорной закупке машин Saxon упоминалось выше. Но за это не только никто не ответил, но даже невозможно получить ответ, кто дал отмашку для такой сделки (кстати, с солидными комиссионными для «Укроборонпрома»). Никто не может точно сказать, кто и по какой причине сорвал в 2015 году производство отечественных легкобронированных машин «Дозор-Б».

Или вот еще пример: ныне «Укроборонпром» с пафосом говорит о намерении реализовать совместный с американским Textron проект лицензионного производства военных бронированных автомобилей HUMVEE, которые в США уже сняты с вооружения и имеют весьма уставшие характеристики (запущены в производство были в 1984 году). Не исключено, что такая программа будет реализовываться как искусственно навязанная, и она существенно ударит по национальным проектам. По производству того самого «Дозора-Б», по проектам «АвтоКрАЗа».

А еще порядка пяти украинских предприятий разрабатывают и производят подобную технику. Стоит ли их «убивать» открытием еще одного многомиллионного проекта. ЦИАКР, к примеру, убежден, что для Украины были бы более важными проекты в других сферах, например, в совместном производстве систем связи или космической разведки. Эти примеры — прямое следствие непродуманной ВТП и отсутствия системы.

Кстати, эта политика (ВТП) не может быть тайной от налогоплательщиков — должен действовать открытый парламентский и общественный гражданский контроль. В стране нет ни того, ни другого. А эксперту, автору этих строк, руководство «Укроборонпромома» в отместку за критику деятельности, воспретило выступать на форуме, о котором сейчас речь (несмотря на то, что он был определен одним из спикеров). Этот эпизод отражает уровень готовности к диалогу с общественностью. 

К сожалению, не соответствует западным нормам и национальная законодательная база. То, что не приняты законы о создании и производстве вооружений и военной техники, о ВТС, об офсетных сделках, о государственно-частном партнерстве и еще некоторые другие, не только тормозит ВТС, но и создает неравные права отечественных предприятий. Например, разработчики не получают роялти, а ценообразование весьма туманно. Правила игры на отечественном рынке настолько смутны, что потенциальному инвестору просто опасно вкладывать деньги. В условиях, когда ориентиров попросту нет, а лучшие показатели ТТХ вовсе не гарантируют интереса заказчика, работа на украинском рынке становится сомнительной и для западных компаний, и для отечественного частного бизнеса.  

Да, правительство утвердило и государственную целевую оборонную программу развития вооружений и военной техники (ВВТ) до 2020 г., внесло правки в многострадальный документ о гособоронзаказе. Но в сопоставлении со спорадичностью и безсистемностью это слишком мало. Потому, когда на форуме А.Турчинов называет развитие оборонно-промышленного потенциала стратегическим направлением реформирования безопасности оборонного сектора нашей страны, специалисты лишь пожимают плечами: условия то для реализации этого направления не созданы.

Наконец, самое главное. Разумеется, ни «Укроборонпром», ни даже СНБОУ не обладает полномочиями для изменения ситуации и реформы оборонной промышленности. Длительное наблюдение за функционированием оборонно-промышленного сегмента показывают, что дать ход реформе сегодня во власти только одного человека — Президента Украины. 

1. Более всего Запад раздражен ручным управлением в секторе безопасности и обороны.

2. В государстве нет структуры, аргументированно определяющей, что лучше закупить у отечественных предприятий, а что логичнее путем оперативного налаживания совместного с иностранными партнерами производства.

3. Главные риски ручного режима — отсутствие всякой ответственности. Политика (ВТП) не может быть тайной от налогоплательщиков — должен действовать открытый парламентский и общественный гражданский контроль.

4. Не соответствует западным нормам и национальная законодательная база. Правила игры на отечественном рынке настолько смутны, что потенциальному инвестору просто опасно вкладывать деньги.

Автор: Валентин БАДРАК, директор Центру досліджень армії, конверсії і роззброєння, ДЕНЬ


Теги статьи: Минобороны

Дата и время 26 февраля 2016 г., 13:03     Просмотры Просмотров: 832
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Россия перебросила на Донбасс еще 120 офицеров
В Минобороны России рассекретили потери путинской армии на Донбассе
Порошенко присвоил звание генерал-майора Сергею Муженко, брату Виктора Муженко. Попытался узнать, а за какие заслуги, — Бутусов

Полторак построил бункер для своего проворовавшегося заместителя
Воровавший деньги армии заместитель Полторака получил в ноябре 40 тысяч зарплаты
В Минобороны отрицают наличие планов обязательной замены мяса на молоко в пайках для бойцов АТО

Где деньги Павловский? Проворовавшийся заместитель Полторака продолжает рулить коррупцией в Министерстве обороны
Министр обороны Полторак отказался отстранить проворовавшегося замминистра Павловского от исполнения обязанностей
Бирюков пояснил нюансы питания украинских бойцов

Молоко вместо мяса: Минобороны хочет изменить нормы питания в ВСУ
«Военторгсервис» потерял огромное количество недвижимости
Переворот в Луганске: ФСБ начала зачистку неугодных террористов

Комментарии:

comments powered by Disqus
16 декабря 2017 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.062678