АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 7°C
Харьков: 5°C
Днепр: 5°C
Одесса: 7°C
Чернигов: 5°C
Сумы: 5°C
Львов: 5°C
Ужгород: 9°C
Луцк: 7°C
Ровно: 6°C

Судилище в Грозном

Судилище в Грозном
Судилище в Грозном

Справедливости в деле Станислава Клыха и Николая Карпюка ждать не стоит.

24 марта, в Верховном суде Чеченской республики состоится заседание суда по делу Николая Карпюка и Станислава Клиха.

Процесс над украинцами продолжается уже более четырех месяцев, а в заключении в Российской Федерации они находятся уже два года.

Члена «Правого сектора» Николая Карпюка задержали 17 марта 2014 года, а Станислава Клыха — 8 августа 2014 года.

Долгие месяцы об их пребывании украинской стороне не было известно ничего. В это же время мужчин жестоко пытали и выбивали показания, пока они не признали, что участвовали в Первой Чеченской войне.

Однако после начала судебного процесса, когда за дело взялись адвокаты, версия обвинения начала рассыпаться. 14 марта суд должен заслушать свидетелей защиты.

Журналисты «Украинской правды» вместе с правозащитниками отправилась на это заседание.

 

Грозный. Памятник «Журанлистам, погибшим за свободу слова»

За рулем комфортного микроавтобуса улыбающийся человек в камуфляжной форме. Рядом с ним не менее жизнерадостный напарник, у обоих на груди висят серебряные кресты.

Это — капелланы, которые согласились подбросить «солянку» из журналистов, правозащитников и свидетелей по делу из Славянска до Мелового, поселка в Луганской области, расположенного на границе с Россией.

Где-то 250 километров по полностью разбитым дорогам мы преодолеваем со святыми отцами за пять часов. Далее, в сопровождении консула, еще полтора дня в пути.

 

Что представляет собой Чеченская республика?

«Чечня — это как 1937 и 1938 годы. Там завершается масштабная программа восстановления, люди получают жилье, там парки, в которых играют дети, спектакли, концерты и все выглядит нормально ... а по ночам исчезают люди», — так Александра Черкасова, один из руководителей крупнейшего российского правозащитного центра «Мемориал» описала послевоенную Чечню журналисту и писателю Джонатану Литтеллу.

Интервью было опубликовано в книге «Чечня. Год третий» еще в 2009-м.

В то время уже была убита чеченская правозащитница и сотрудница офиса «Мемориал» в Грозном Наталья Эстемирова.

После этого ужасного случая офис в Грозном закрыли. Не восстановил он свою работу до сих пор. А это, между прочим, была единственная организация, которая вела статистику исчезновений и убийств в Чечне.

 

Поэтому когда местный правозащитник попросил не называть его имя и даже место работы, стало понятно, что изменения, если и произошли, то не в лучшую сторону.

«Страх руководит людьми и дальше. И не зря. Последнее похищение случилось буквально недавно, вот здесь, за углом», — размахивает рукой человек. «Останавливают машину, вытаскивают молодого человека. И почему? Только потому, что его борода оказалась слишком длинной», — продолжает дальше уже о другом случае и еще более тихим голосом правозащитник.

Кто они, похитители? Кто они, похищенные? Вопросов слишком много. Однако, здесь, в Чечне, надо точно доверять тому, кому ты собираешься эти вопросы задавать. Более того, надо точно знать, где ты собираешься это делать.

С головой «Комитета по предотвращению пыток» Игорем Каляпиным, автор вместе с другими украинскими журналистами договорились встретиться в номере отеля «Гранд Грозный», в котором он, собственно, и поселился.

Говорить было о чем. В частности, о продолжении тактики запугивания и недавнем нападения на правозащитников его комитета и журналистов из Швеции, Норвегии. Все они ехали в одном микроавтобусе, и на границе Ингушетии и Чечни неизвестные сначала заблокировали транспорт своими автомобилями, дальше выбили палками окна микроавтобуса, вытащили на улицу людей, жестоко избили их, а сам микроавтобус сожгли.

 

Об этом всем удалось спросить лично у Каляпина, но услышать ответ не удалось.

Беседу прервал стук неизвестных в дверь, диктофон и камера продолжали работать.

— Чем вы здесь занимаетесь? — спросил по-русски подтянутый мужчина среднего роста, на вид ему было не больше сорока.

— Общаемся, — ответил Каляпин.

— Я генеральный директор этого отеля, — дальше все более сильным и грубым голосом говорил человек. — Так как Вы ругаетесь на нашего лидера, оскорбляете его ...

— Критикую, — поправил его Каляпин.

— Ну, у Вас это может так называться, но Вы знаете, как мы здесь относимся к нашему лидеру. Вы оскорбляете нашего Лидера, которого мы все любим. Оставаться здесь Вы не можете.

Гендиректор отеля или тот, кто им представился, в сопровождении до десяти крепких, вооруженных мужчин, вывел Каляпина вместе с группой украинских журналистов из номера.

Возле рецепции, на первом этаже, уже собрался женский коллектив отеля.

Они кричали в лицо правозащитнику, что тот нарушает желанный покой и мир в их городе. А администратор пятизвездочного «Гранд Грозный» швырнул паспорт Каляпина с такой силой, что тот, приземлившись на пол, отскочил и сделал в воздухе еще несколько неуверенных па.

Что произошло на улице — уже опубликовало не одно издание: молодчики с яйцами, мукой и тортом напали на Игоря Каляпина. Но вместо яиц могли быть и палки. А милицейский УАЗик, который позже забрал Каляпина, чтобы тот написал заявление о нападении, мог до райотдела и не доехать. «Досадные совпадения» здесь случались не раз.

Возможно, это все и не имеет значения. Это не наш мир, и он не имеет никакого отношения к процессу над украинцами Станиславом Клыхом и Николаем Карпюком, мониторить который мы и собирались. Однако, это то, что против нашей воли, создало атмосферу пребывания в Грозном.

«Я не могу давать прогнозы, как здесь себя вести,- говорит правозащитник-инкогнито, — журналистов могут задержать, отобрать технику».

Случай, который накануне произошел с иностранными коллегами на границе с Ингушетией, он прокомментировал просто: «Если бы Кадыров знал, что это не понравится Кремлю, то бы этого не делал».

Суд и правосудие

Карпюк и Клых обвиняются в убийстве 30 российских солдат во время Первой Чеченской войны и в бандитизме (участие в деятельности банды «Викинг»).

Все обвинения основываются на показаниях Александра Малофеева, участника Первой Чеченской войны, осужденного за хулиганство и убийство на 23 года. Вдобавок ко всему — наркозависимого и больного всевозможными инфекционными болезнями.

Именно он «видел» среди борцов за чеченскую независимость премьер-министра Украины Арсения Яценюка, братьев Олега и Андрея Тягнибока из партии «Свобода», Дмитрия Яроша экс-лидера «Правого сектора» и другие известные лица.

Других свидетелей у стороны обвинения нет. У стороны защиты их немало. Правда, приехать в Чечню, чтобы дать показания перед судом присяжных, решились только пятеро: двое братьев Николая Карпюка, 72-летняя мама Станислава Клыха, его двоюродный брат и правозащитница Мария Томак.

 

Брат Николая Карпюка Анатолий

Именно их и должны были допросить в суде 14 марта. Однако, на процесс попасть так и не удалось.

«Суд не будет, потому что судья заболел», — так, с улыбкой на устах встретил украинскую делегацию пресс-секретарь Верховного суда Чеченской республики Индарбек Каимов.

Адвокаты подсудимых Докка Ицлаев и Марина Дубровина однозначно трактуют случай: «Это все для того, чтобы свидетели, которых мы едва вывезли из Украины, не были допрошены в суде. Для того, чтобы не было доказательств защиты».

 

Адвокат подсудимых Докка Ицлаев

Дело рассыпается, как карточный дом.

Да, собственно, и не было крепким оно никогда. Первый свидетель защиты, уже упоминавшийся выше Александр Черкасов, должен был рассказать присяжным историческую экспозицию событий конца 1994 и начала 1995 года.

В то время «Мемориал» активно занимался поисками погибших и тех, кто пропал без вести, поэтому материалы, как говорится, из первых рук.

Узнав об обвинениях в адрес украинцев, правозащитники по собственной инициативе сделали детальный анализ обвинительного заключения. Они нашли место, где действительно погибли 28 российских солдат.

 

Конечно, все не там, не тогда и не таким образом, как об этом говорит обвинение.

"Что и говорить, если в список убитых украинцами солдат входит и Герой России Юрий Игитов, который на самом деле подорвал себя гранатой«,- говорит в интервью Грани.Ру Александр Черкасов.

Согласно обвинению, Клых и Карпюк воевали на стороне восставших чеченцев в Новогоднюю ночь 1995 года возле площади Минутка. Однако по свидетельству «Мемориала», бои там в это время не шли.

Что касается другого обвинения — расправы над пленными на улице Первомайская, то они происходила в начале февраля 1995 года. Тогда это был тыл российских войск, а, следовательно, чеченцы или их союзники, если там и были, то только в качестве пленных, а не палачей. На основе анализа обвинительного приговора «Мемориал» даже признал Клых и Карпюка политическими заключенными.

Другого свидетеля защиты опросили благодаря видео-конференции. Тетя Станислава Клыха, которая уже почти тридцать лет живет в Москве, рассказала, что новогодние праздники 1995 года запомнила отчетливо. У семьи появился фотоаппарат Polaroid и Станислав, тогда еще студент исторического факультета КНУ им. Тараса Шевченко, как раз приехал погостить к родственникам в Россию, не мог нарадоваться новинке.

 

Впрочем, это лишь двое «за». В то время как суд требовал как минимум 10 свидетелей защиты.

На предварительном слушании судья Вахид Исмаилов даже обвинил адвокатов в том, что защита к слушанию не готова. «И вот, когда наши доказательства прибыли в Верховный суд Чеченской республики, в лице свидетелей — их допросить никому», — жалуется перед зданием суда Докка Ицлаев, адвокат Николая Карпюка.

Надежды на то, что дело имеет шанс на победу, не угасают.

Дело слушает коллегия присяжных, и именно от коллективного, а не единоличного решения судьи Вахида Исмаилова, зависит приговор.

 

Вход в Верховный суд Чечни

Может ли чеченский суд быть справедливым? Даже больше того: может ли он быть независимым от решения Москвы?

«Суд зависит сразу и от местной, и федеральной власти. Кадыров не вмешивается в это дело, а председатель суда просто получил приказ сверху», — говорит чеченский правозащитник.

Но тут же добавляет, что вряд ли приговор будет оправдательным.

 

Путин щедро оплачивает лояльность Разана Кадырова и его тейпа — строительство грандиозной мечети в центре Грозного осуществлено на деньги российских налогоплатещиков, сама же Чечня — дотационная квази-руспублика.

После объявления приговора Надежде Савченко, сомнений на этот счет почти нет. Российская правоохранительная система может осудить любого человека на любой срок, если это нужно власти. Какими бы неуместными и выдуманными ни казались нам обвинения.

 

Екатерина Луцкая, опубликовано в издании Украинская правда

Перевод: Аргумент

 


Теги статьи: Карпюк НиколайКлых Станислав

Дата и время 25 марта 2016 г., 13:36     Просмотры Просмотров: 1512
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Политзаключенный Клых подозревает, что болен раком кожи - мать
Стало известно о состоянии здоровья политузника Клыха
Сенцов и Карпюк получили письма из Украины

Российский суд взыскал с политизаключенного Карпюка миллион рублей, – адвокат
’’Подозрение на рак’’: украинский узник Кремля оказался в жутком состоянии
Российские тюремщики перестали отдавать политзаключенному Клыху письма от матери

В Минюсте рассказали, как в российских тюрьмах пытают украинских политзаключенных
Российские врачи накачали Клыха психотропными препаратами
Станислава Клыха нет в тюрьме, возможно, он снова в психиатрической клинике — мать политзаключенного

«Даже не звонит!» Мать Клыха обвинила Яценюка в страданиях сына
"Мама, я так боюсь!" Тамара Клых об ужасах заключения сына в России
Украинца Клыха перевели в РФ в психбольницу

Комментарии:

comments powered by Disqus
19 апреля 2019 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Кто станет президентом Украины?





Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.620037