АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 21°C
Харьков: 23°C
Днепр: 24°C
Одесса: 24°C
Чернигов: 21°C
Сумы: 22°C
Львов: 18°C
Ужгород: 23°C
Луцк: 19°C
Ровно: 20°C

Танкиста, помогшего остановить российских военных возле Донецкого аэропорта, наградили орденом

Танкиста, помогшего остановить российских военных возле Донецкого аэропорта, наградили орденом
Танкиста, помогшего остановить российских военных возле Донецкого аэропорта, наградили орденом

Танкист 1-й отдельной танковой бригады Анатолий Скрицкий, который добровольцем пошел в АТО, подорвал важный для врага путепровод. За этот подвиг он был награжден орденом «Народный Герой Украины»

— Представляете, только в 58 лет, когда демобилизовался после года службы в зоне АТО, я понял, какое мое призвание в жизни, — улыбается житель Киевской области Анатолий Скрицкий. — Дошло наконец-то, что я никакой не строитель и не пожарный, а самый настоящий танкист!

Мы разговаривали с Анатолием Петровичем и его дочерью Еленой в Черновцах, где на днях состоялась 14 церемония награждения негосударственной наградой «Народный Герой Украины». Ордена в виде трезубца, выполненного из серебра, которое передают люди со всего мира, получили 24 человека. Среди них были и те, о ком рассказывали «ФАКТЫ». Но Анатолий Петрович до этого дня не попадал в поле зрения журналистов, хотя он вместе с побратимами остановил российские подразделения возле Донецкого аэропорта.

— Вместе с 1-м батальоном 95-й аэромобильной бригады мы атаковали поселок Спартак, захватили его, вышли к Путиловскому мосту, который должны были подорвать наши саперы, — рассказывает Анатолий Петрович (на фото). — Мост служил удобной для российских подразделений дорогой. По нему батальон «Сомали» выдвигался из Донецка, чтобы атаковать наши позиции в новом терминале аэропорта, подвозили боеприпасы и еду. Командир нашего взвода Ваня Ждан выехал к мосту первым. Я — следом за ним. Мы сразу увидели три танка, которые стояли под Путиловским мостом. Их экипажи загружали боекомплект. Там были еще бронетранспортер и много машин. Россияне организовали под мостом склад боеприпасов. Один из солдат, грузивших снаряды, увидев нас, остолбенел с боеприпасом в руках. Я спросил наводчика: «Видишь цель?» — «Да». — «Стреляй!» Все начало гореть, взрываться. И мост обрушился.

Иван скомандовал отходить. Как только развернулись прикрывавшие нас танки, из переулка прямо на меня вылетел российский Т-72. Прямым попаданием он подбил мою машину. Если бы выстрелил еще раз, наш экипаж погиб бы. Но Ждан мгновенно среагировал: выстрелил быстрее. Ствол вражеского орудия уткнулся в землю, из российского танка никто не выпрыгнул. Мы с механиком Сергеем Кушниром и наводчиком Андреем Гуменюком перебрались на броню Ваниного танка. Выезжали под плотным обстрелом. Андрюшу прошила пулеметная очередь, пробив печень, вырвав почку. Да еще и граната рванула сзади… Я подтянул этого бойца повыше на башню танка, и вдруг она начала крутиться — наводчик хотел ударить по «сепарскому» танку, который шел сзади. Сергей Кушнир упал с башни, его лицо и грудь были в крови. Помню его яркие-яркие голубые глаза… Мы были уверены, что Сергей погиб. Но, к счастью, он выжил, попал в плен. «Сепары» водили его по Донецку как «киборга». После того как Сергей упал, я обнял Андрюшу, спросил: «Ты живой?» Он поднял левую руку — живой! На ходу сделал ему обезболивающий укол. Возле шахты «Бутовка» по нам снова начали стрелять. В меня попали две пули. Пробили обувь, но тело не задели. Уже позже мы подсчитали: уничтожили четыре российских танка, БТР, несколько «легковушек», склад боеприпасов.

— Ваша дочь рассказала, что вы сами пошли в военкомат и настояли на том, чтобы вас забрали в армию…

— Да, втихаря прошел медкомиссию, оформился. Вообще, я долго обивал порог военкомата. Мне отказывали из-за возраста. А потом вышел указ президента, что можно призывать мужчин до 60 лет. В это время погиб мой племянник Алексей Шевченко, который находился в зоне АТО в составе 95-й бригады. После этого я точно не мог оставаться дома. Военкому сказал: «Все, теперь отказать не сможешь. Распоряжение вышло!» А он мне: «Как раз есть разнарядка на танкистов». Я же во время срочной службы был танкистом. Через пару дней мне перезвонили: «Вы не передумали? Тогда завтра утром ждем в военкомате». Я собираю рюкзак, сын подходит: «Ты куда?» — «В армию». Он посмеялся и пошел дальше. Вечером, когда уже собралась вся семья, я объявил, что уезжаю…

В советское время Анатолий Петрович был командиром танка. Служил в Венгрии. Но боевых действий там не было, хотя, говорит танкист, во время учений на полигоне стреляли очень много. Анатолий Петрович попал в подразделение, сформированное из мобилизованных военнослужащих, однако там не оказалось ни одного человека с боевым опытом. Скрицкий стал самым старшим бойцом батальона, поэтому ему дали позывной «Старый».

— Первые три месяца мы провели в «Десне», а 10 января бригада уже находилась в Волновахе Донецкой области, — продолжает боец. — 16-го поступила команда паковать вещи и выезжать. Куда — не сказали. Мы загрузились на танки, как цыганский табор: матрасы, кровати, одеяла, сумки. Кстати, к Путиловскому мосту поехали, так и не поснимав с бортов эти вещи. С ними и воевали. Может, это и напугало «сепаров»? Думаю, таких груженых танков они прежде не видели… Шесть машин в сопровождении разведки вышли на марш. Поздно вечером оказались в Тоненьком. Нам выделили дом — красивый, большой, добротный. Только мы в нем расположились, как ударили «Грады». Две ракеты попали прямо в дом. Ранило наводчика. Он с еще тремя ребятами лег спать на втором этаже. Ракета пробила крышу, потолок, пол, взорвалась на первом этаже, и их завалило.

— Вы тогда поняли, что это настоящая война?

— Да я понял это, когда в стране только все началось, поэтому и рвался в зону АТО. Страха никогда не было. Лишь в тот момент, когда нас накрыли «Грады», испугался за наводчика. Выскочил из подвала, вижу: он тянет раненого, у которого голова в крови. Через пару минут прилетела вторая ракета. Все начало гореть, завалило ворота подвала. Внутри находилось человек шестьдесят. Бойцы сделали щель, и давай разбегаться в разные стороны. Где-то рядом работал вражеский снайпер. Слава Богу, больше никто не пострадал. А уже через несколько дней мы поехали к Путиловскому мосту. Знаете, после боя я вспоминал лицо того российского бойца со снарядом в руках. Его как будто парализовало. Он стоял и просто смотрел, как я стреляю по его танку.


*Это взорванный Путиловский мост, под которым россияне организовали склад боеприпасов

После демобилизации Анатолий Петрович за день расходует три пачки сигарет вместо привычной одной. И спать до сих пор не может нормально…

— После боя у Путиловского моста в Интернете случайно нашел видео, на котором «Моторола» рассказывал, что подразделение «укропов» хотело прорваться в Донецк, но его батальон отбил атаку, загнал танки под мост и завалил их сверху. Якобы уничтожили более 30 «укропов». Но нас там было всего 12! Я хочу пофамильно назвать тех, кто участвовал в бою у Путиловского моста. Это механик-водитель Сергей Кушнир, наводчик орудия Андрюша Гуменюк, командир танка Толик Ткаченко, механик-водитель Дима Кирган, наводчик Валера Войготов, командир взвода Ваня Ждан, механик-водитель Виталик Добровольский, наводчик Тарас Теодорович. Ребята, которые попали в плен и до сих пор находятся в руках врага: Богдан Пантюшенко и Ваня Ляса. 21-летний Дима Костецкий был самым молодым из нас.


*"До сих пор в плену остаются двое наших побратимов — Богдан Пантюшенко и Иван Ляса. Постоянно помню о них и прошу всех: помогите вернуть их домой", — говорит Анатолий Скрицкий

— Отец, находясь в зоне АТО, звонил редко и говорил мало, — рассказывает дочь Анатолия Петровича Елена. — Спрашивал о внуках, по которым очень скучал. У него их трое — внучке 15, а внуки маленькие — пять лет и два года. Папа сильно переживал после боя возле моста, когда думал, что упавший с танка механик погиб. Как же мы все были рады, увидев Сережу на видео из Донецка. Вскоре его обменяли, он вернулся домой. Когда отец приезжал в отпуск, делился своими переживаниями. Говорил, что сердце разрывается, когда видишь тела погибших ребят, когда слышишь стоны тяжелораненых, а помочь им не можешь. Ему было жаль и «сепаратистов» — жителей Донецкого региона, которым запудрили мозги и отправили на войну. «Они такие же люди, как и мы», — часто повторял папа. А меня поразил его рассказ о молоденьком русском солдатике, которого била дрожь, и он просил отца: «Не убивайте меня, я буду делать все так же, как и вы: детей есть…» Как можно настолько промыть мозги человеку?

— Где вы воевали после событий у Путиловского моста? — спрашиваю Анатолия Петровича.

— В 95-й бригаде был танк «Сирко». Его дали нам взамен сгоревшего. Пока находились на «Зените» в районе Донецкого аэропорта, там каждый день была война. Если в какой-то день не стреляли, значит, большое руководство здесь. Когда приезжал Турчинов, то часа три было тихо. Только уехал — тут же нас начали крыть. Такое вот совпадение… Не раз мы выезжали в аэропорт, вызывали огонь на себя, чтобы с другой стороны могли вывезти раненых. Когда находились под Горловкой, от сепаратистов поступила информация, что мы уничтожили две их самоходные артиллерийские установки, БТР. У них было 20 «двухсотых» и более сорока «трехсотых»… Затем мы находились в Авдеевке. Обстрелы там были как по распорядку. Все начиналось в полдевятого вечера и длилось до пяти утра.

— После демобилизации вы сразу решили остаться в армии?

— Еще в советские времена командир полка говорил: «Армия — это для тебя. Ты просто не понимаешь». И надо же, прошло 38 лет, и я понял, что так и есть. В танковом батальоне я на своем месте. Когда-то на учениях мне вручили переходящую ленту с надписью «Лучший наводчик полка дивизии Южной группы войск». Мама моя, слава Богу, жива до сих пор, хранит газету с сообщением об этом.

— Как возникла идея пойти в Национальную гвардию в новое подразделение, которое создают по натовскому образцу?

— После года службы я два месяца был дома, отдохнул. Потом встретил журналиста Юрия Бутусова и знакомого полковника. Они мне рассказали, что формируется танковый батальон в составе полка быстрого реагирования Национальной гвардии и туда нужен инструктор. Я подписал контракт. Обучаю молодых ребят. Подразделение еще формируется, людей, как и везде, не хватает. Но техника здесь хорошая, условия службы тоже. Думаю, что мы скоро попадем в зону АТО.

Фото в заголовке Романа Николаева

Факты


Теги статьи: АТОСкрицкий Анатолий

Дата и время 02 апреля 2016 г., 22:15     Просмотры Просмотров: 1988
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Боевики 6 раз нарушили перемирие, есть погибший и раненый
Под Докучаевском и Горловкой боевики «ДНР» понесли потери из-за пьянства
«Ответку всадили хорошо»: боевики понесли серьезные потери

Боевики обстреляли авто с украинскими пограничниками на пункте пропуска Майорское
Стало известно о смерти двух бойцов ВСУ, воевавших на Донбассе
"Горячее" Мариупольское направление и трое раненых бойцов. Ситуация на Донбассе

Боевики прицельно обстреляли позиции ВСУ: двое бойцов ранены
В "бригаде-200" пополнение: воин ВСУ показал фото уничтоженных террористов
11 июля 2014 года. Российская армия убила 37 украинских военных под Зеленопольем

Боевики продолжают стрелять на передовой, ранили украинского бойца. Ситуация на Донбассе
Украинские военные на Донбассе ликвидировали двоих боевиков
Доба на фронті: без втрат, 25 ворожих обстрілів

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Какой из кандидатов уже заявивших о своем участие в президентских выборах самый достойный?








Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.188455