Вот, что «Panama Papers» говорят нам о Президенте Украины — The Washington Post

Вот, что «Panama Papers» говорят нам о Президенте Украины — The Washington Post
Вот, что «Panama Papers» говорят нам о Президенте Украины — The Washington Post

В отчетах, основанных на панамских документах (база просочившихся документов панамской юридической фирмы Mossack Fonseca), предполагается, что президент Украины пытался использовать оффшорную компанию для предпродажной реструктуризации своего бизнеса.

Наш первоначальный анализ показывает, что нет прямых доказательств основных нарушений. В то же время инцидент ускорил общественные споры в Украине касательно устаревших законов корпоративного управления, потенциальных конфликтов интересов и политической ответственности среди должностных лиц.

Об этом пишут Тимофей Милованов и Зоя Милованова для американского издания The Washington Post.

Что случилось?

В воскресенье ряд СМИ опубликовали анализ просочившихся документов, упоминаемые как «Панамские документы», в которых содержится информация о большом количестве международных лидеров, которые использовали оффшорные компании для управления своими активами. Президент Украины Петр Порошенко также находится в этом списке. В отличие от президента России, к которому ведет сеть офшоров с активами на два миллиардов долларов, пришедших из российских банков, или премьер-министра Исландии, который скрыл крупный конфликт интересов, проступки президента Украины, по всей видимости, имеют более технический характер.

Документы показывают, что президент Украины использовал тайную оффшорную компанию на Британских Виргинских Островах, чтобы защитить свою шоколадную империю и уменьшить сумму обязательных налоговых отчислений. Ранее компания принадлежала инвестиционному фонду, который также контролирует все другие активы президента. Очевидно, что это не является проблемой незаконного обогащения, но, тем не менее разоблачение сделки президента вызвало существенное общественное недовольство в Украине.

За последние несколько месяцев, президент подвергался резкой критике за неудовлетворительную борьбу с коррупцией и медленный прогресс реформ. Недавно «Нью-Йорк Таймс» обвинило президента в коррупции. На этом фоне, утечка документов поставила президента в неловкое положение.

В чем обвиняют президента?

В докладе проектного Центра по расследованию коррупции и организованной преступности говорится, что:

«Действия Порошенко могут быть незаконными по двум причинам: он открыл новую компанию во время президентства, и он не сообщил о новой компании в своих ежегодных декларациях».

Действительно, в соответствии с Конституцией Украины, президент не может заниматься какой-либо предпринимательской деятельности. Президент может владеть акциями, но неясно подпадает ли реструктуризация активов под исключение. Ирония заключается в том, что Петр Порошенко что во время предвыборной кампании Петр Порошенко лично пообещал избавиться от активов и, таким образом, чтобы выполнить обещание, деловая активность была неизбежной.

Также верно и то, что Петр Порошенко скорее всего не указал корпоративные права в своей декларации. Но возможно, что формально он не нарушил украинские законы. Нераскрытые активы могли быть «защищены» от внесения в список, стоимость которых подлежит раскрытию, по техническим причинам: в данном случае могло не быть никакой фактической оплаты за акции, и потому требование раскрытия к ним может и не применяться.

Украинская общественность нашла еще один проступок Порошенко. Многие предполагают, что, возможно, реструктуризация активов президента была направлена на снижение налогов, уплаченных в Украине. Данный конкретный тип реструктуризации характерен для бизнеса в Украине и, как правило, проводится (а) ввиду слабого корпоративного управления и защиты имущественных прав в стране и (б) с целью оптимизации налогообложения. Нынешняя реструктуризация, скорее всего, не привела к недоплате налога, но в то же время, могут существовать сценарии, при которых будущая продажа бизнеса приведет к потере налоговых поступлений Украиной.

Хорошо для бизнеса – плохо для политики

Хотя выбор Британских Виргинских островов, Кипра и даже Нидерландов для открытия дочерних компаний является стандартной бизнес-практикой в Украине, однако для политика такого уровня эти действия могут иметь плохие политические последствия. Такие структуры, как правило, используются для продажи прибыльного бизнеса с оплатой минимальных налогов, осуществляемых за пределами страны, в которой генерируется прибыль.

Удивительный моментом является то, что Порошенко указал себя лично в качестве прямого акционера офшорной компании. Обычно реальные владельцы пытаются остаться в тени фондов, трастов или номинальных держателей акций, чтобы не фигурировать напрямую в схемах, подобно прочим «богатым и знаменитым» личностям, пострадавшим от утечки. Также примечательно, что группа Roshen очень крупный налогоплательщик в Украине. В 2015 году кондитерский бизнес президента уплатил в бюджет свыше 1,3 млрд гривен и занял 74-е место в рейтинге крупнейших налогоплательщиков страны.

Каковы последствия?

До сих пор в документах, которые просочились, не выявили никаких серьезных правонарушений со стороны президента. «Преступление» имеет по существу технический характер. Инцидент произошел во время самого серьезного политического кризиса в Украине после Евромайдана, когда президент как никогда уязвим и прилагает неимоверные усилия, чтобы удержать ситуацию под контролем. В истории с Панамскими бумагами президент (или его бизнес-консультанты) выглядит как проницательный бизнесмен, но этого ли ждет от него страна? Вопрос остается открытым.

Этот случай является одним из многих недавних драматических политических событий в Украине. Совместно, они делают досрочные парламентские выборы более вероятными. Они также, вероятно, заставляют украинцев задуматься о своих ожиданиях по поводу лидеров страны, конфликтов интересов, разделение бизнеса и политики, а также в более общем плане о институтах и законах, которые должны создаваться в новой Украине.

Издание «МИР»

Дата и время 07 апреля 2016 г., 09:31     Просмотры Просмотров: 1687