АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 16°C
Харьков: 17°C
Днепр: 18°C
Одесса: 19°C
Чернигов: 16°C
Сумы: 16°C
Львов: 14°C
Ужгород: 15°C
Луцк: 15°C
Ровно: 16°C

Реформа прокуратуры и МВД: «Зрада чи перемога?»

Реформа прокуратуры и МВД: «Зрада чи перемога?»
Реформа прокуратуры и МВД: «Зрада чи перемога?»

7 апреля при информационной поддержке«Судебно-юридической газеты» состоялся круглый стол «Правоохранительная реформа – измена или победа? Взгляд правоохранителей, экспертов и социологов». В мероприятии приняли участие и. о. Генерального прокурора Украины, руководство местных прокуратур, прошедших конкурсный отбор, эксперты, представители общественных организаций, правозащитники, представители МВД.

В ходе круглого стола был проведен анализ процесса реформирования силовых ведомств и органов, в частности Генеральной прокуратуры и Национальной полиции Украины. Поднимались вопросы, связанные со структурно-функциональными изменениями в органах прокуратуры в связи с ликвидацией общего надзора и следствия, вопрос кадрового обновления местных прокуратур. Также обсуждались вопрос реформирования органов полиции в разрезе создания антикоррупционных органов – НАБУ, САП, НАПК, проблемы следствия и оперативной деятельности, вопросы переаттестации и мн. др. Более подробно о том, как проходит процесс реформы правоохранительных органов и какие проблемы при этом возникают, узнавала«Судебно-юридическая газета».

Реформа прокуратуры

И. о. Генерального прокурора Украины Юрий Севрук отметил, что реформа органов прокуратуры продолжается и, согласно Закону «О прокуратуре», будет продолжаться не менее, чем до января 2018 г., а возможно, и дольше. Эта реформа предусматривала не замену всех работников прокуратуры, а проведение отбора руководителей местных прокуратур и прокуроров именно на конкурсной основе. Должны были состояться изменение структуры и штатной численности, а также уменьшение кадрового состава работников органов прокуратуры и повышение эффективности их работы.

На данный момент имеет место определенная проблематика, связанная с отменой общего надзора. Так, продолжается практика поступления в органы прокуратуры сотен обращений от граждан и народных депутатов, которые касаются вопросов общего надзора. «К сожалению, после ликвидации общего надзора в органах прокуратуры реальной системы контролирующих органов, которые должны были заменить прокуроров, не создано», – пояснил Ю. Севрук, добавив, что предоставление гражданам разъяснений о том, что это не относится к компетенции прокуратуры, не способствует повышению ее авторитета.

Напомним, согласно Закону «О прокуратуре» от 14.10.2014 были отменены функции прокуратуры по надзору за соблюдением и применением законов (так называемый «общий надзор»). Основная роль в выполнении таких задач теперь отводится профильным органам государственной власти. «У нас отменен общий надзор, подразделения ликвидированы, а работники, которые этим занимались, переведены в другие структуры или сокращены. Но до сих пор от 40% до 60% обращений, поступающих в местные прокуратуры и Генпрокуратуру, касаются вопросов общего надзора, т. е. проверок, которые должны проводить контролирующие органы», – сказал и. о. Генпрокурора.

Некоторые эксперты считают, что отмена функции общего прокурорского надзора – это смена правовой природы института прокуратуры как некоего универсального органа государственного контроля и преобразование ее в специализированный орган, который будет выходить за пределы уголовной сферы, только осуществляя представительство в суде интересов граждан или государства.

С одной стороны, это можно расценивать как либерализацию надзорной политики государства, законодательную волю на предоставление бизнесу большей свободы (хотя нельзя исключить попытки вмешательства в хозяйственную деятельность предприятий с помощью уголовно-процессуального инструментария). С другой стороны, изъятие привычного элемента из системы государственного контроля может создать правоохранительный вакуум. Юристы отмечают, что отмена общего надзора представляется довольно радикальной мерой, тогда как умеренной альтернативой могли бы стать детальная регламентация порядка и создание правовых барьеров для злоупотребления служебными полномочиями.

Структурные изменения

В связи с проведением конкурсов на должности руководителей и заместителей руководителей местных прокуратур в органах прокуратуры произошли структурные изменения. Так, после первых двух этапов из внешних кандидатов отсеялось 83%, и в рейтинговых списках осталось 17% внешних кандидатов, из которых значительная часть – работники Генеральной прокуратуры и региональных прокуратур. В то же время, из внутренних кандидатов выбыло только 10%. По словам Ю. Севрука, результаты конкурса показали надлежащий уровень образования и профессиональной подготовки прокурорских работников, отбор в ряды которых всегда был жесткий. Этап собеседований также проводился совершенно открыто, за ним можно было следить через интернет.

На каждом заседании конкурсных комиссий присутствовали общественные активисты, в т. ч. представители «Автомайдана» и др. Что касается критики насчет того, что Генеральным прокурором не было назначено на должности руководителей местных прокуратур ни одного внешнего кандидата, Ю. Севрук отметил, что они не проходили проверок, а в ходе конкурса поступило значительное количество жалоб с негативной информацией о них. «Генеральный прокурор, конечно, должен был реагировать на эти факты», – подчеркнул и. о. Генерального прокурора, добавив, что по результатам изучения всех материалов на должности первых заместителей и заместителей было назначено 22 человека, которые никогда не работали в органах прокуратуры.

Показатели конкурса в цифрах

Генеральной прокуратурой и 5 специально созданными региональными конкурсными комиссиями в определенные сроки и в соответствии с требованиями п. 5-1 переходных положений Закона «О прокуратуре» обеспечено проведение прозрачной конкурсной процедуры кадрового комплектования административных должностей, должностей прокуроров и государственных служащих в новосозданных местных прокуратурах.

Конкурсный отбор, согласно требованиям Закона «О прокуратуре», не проводился только в 23 местных прокуратурах на временно оккупированных территориях: в 8 местных прокуратурах АРК и 15 местных прокуратурах Донецкой (9) и Луганской (6) областей, территориальная юрисдикция которых распространяется на территории в зоне проведения АТО.

По штатной численности прокуратуры низового звена прослеживаются следующие показатели. До проведения реформы в штате прокуратур было 638 руководителей, а сейчас – 178. Что касается численности непосредственно работников этих прокуратур, то из 9 708 их осталось 7 381. Из них руководителей прокуратур осталось 178 из 638. Из 7023 других прокурорских работников осталось 5 721, из 2 047 государственных служащих – 1482. Всего в ходе реформы сокращено 2 327 штатных должностей прокуратур, в т. ч. 1 762 прокурорских. Общее количество вакантных прокурорских должностей на данный момент составляет 420, а до реформы было 263. Из них на сегодня 25 – на руководящие должности (было 95) и 395 – на другие прокурорские должности (165 до этого). При этом важно учесть, что 23 из этих должностей – в нефункционирующих местных прокуратурах АРК и в зоне проведения АТО.

По админдолжностям

С проведением конкурса на занятие административных должностей в местных прокуратурах следующая картина. Всего приняли участие в конкурсе на занятие 155 должностей руководителей, 155 должностей первых заместителей и 349 заместителей руководителей 3388 внешних кандидатов и 2080 внутренних. Отсеяли после двух этапов тестирования на знание законодательства и на общие навыки 2810 (83%) внешних и 210 (10%) внутренних кандидатов. В состав групп из 16 кандидатов по каждой местной прокуратуре включено 578 внешних и 1 870 внутренних кандидатов. Соотношение этих категорий кандидатов составляет 23,6% к 76,4%.

В состав рейтинговых групп из кандидатов на административные должности по каждой местной прокуратуре после собеседований отобрано 74 внешних и 856 внутренних кандидатов. В данном случае соотношение этих категорий составляет 8% к 92%.

Комиссиями (в составе 3 человек) на должности руководителей местных прокуратур рекомендовано 14 внешних и 448 внутренних кандидатов (на должность руководителя Одесской местной прокуратуры №2 рекомендация не вносилась из-за решения суда). Назначены на должности руководителей местных прокуратур пока только 154 внутренних кандидата (опять-таки, руководитель Одесской местной прокуратуры №2 не назначен из-за решения суда).

На должности первых заместителей руководителей местных прокуратур назначены 2 внешних и 151 внутренний кандидат (на должности первых заместителей руководителей Одесских местных прокуратур №2 и №4 рекомендации не вносились из-за решений судов). 20 внешних и 325 внутренних кандидатов назначены на должности заместителей руководителей местных прокуратур. В целом из 60 рекомендуемых конкурсными комиссиями внешних кандидатов на должности первых заместителей и заместителей руководителей местных прокуратур назначены 22 человека, или 36,7% (еще один кандидат отказался от назначения на должность из-за ненадлежащих условий оплаты труда).

В конкурсе приняли участие 562 руководителя прокуратур городов, районов, районов в городах и межрайонных прокуратур из 638 по штату, по результатам конкурсного отбора на должности руководителей местных прокуратур назначены 107 кандидатов, т. е. вследствие реформирования органов прокуратуры низового звена на должности руководителей назначено только 19% работающих горрайпрокуроров. В конкурсе приняли участие 512 фактически работающих первых заместителей и заместителей горрайпрокуроров из 515 по штату, по результатам конкурсного отбора на должности руководителей местных прокуратур назначены 26 таких кандидатов, т. е. вследствие реформирования органов прокуратуры низового звена на должности руководителей прокуратур назначено только 5% указанной категории кандидатов.

По возрасту назначенные руководители местных прокуратур распределены следующим образом:

  • от 25 до 30 лет – 13 (8,5%);

  • от 30 до 40 лет – 109 (70,8%);

  • от 40 до 50 лет – 29 (18,8%);

  • от 50 до 60 лет – 3 (1,9%);

  • более 60 лет – 0.

Финансирование

Одним из самых проблемных вопросов, с которыми столкнулась реформа прокуратуры, является вопрос ненадлежащего финансирования. Многие эксперты отмечают, что нельзя сделать качественную реформу без финансирования. «Мы прекрасно понимаем, что построить дом без надлежащего финансирования невозможно», – отметил по данному поводу президент Первой правовой медиагруппы Святослав Пограничный.

С ним солидарны и многие другие эксперты, в т. ч. сотрудники прокуратуры. К примеру, заместитель прокурора местной прокуратуры №10 Светлана Янчук отметила: «Одна из основных проблем – это небольшая заработная плата прокурорских работников. Парни и девушки довольно молодые. Объем работы действительно очень большой. Иногда приходится работать до поздней ночи, ведь в процессуальные строки надо сделать то или иное действие. Поэтому все очень перегружены, и часто ценные работники, проработав несколько лет, просто уходят».

Ее коллега, заместитель прокурора местной прокуратуры №6Владимир Фурман подчеркнул:«Нельзя набрать новых людей, переаттестовать их, но не изменить условия финансового обеспечения. На данном этапе это негатив. Надо уже завершить эти шаги и сделать так, чтобы не было дисбаланса в правоохранительной системе. Потому что нагрузка должна быть сопоставима, а в новосозданных органах (например, САП, НАБУ – прим. ред.) она намного меньше, потому что они только начали деятельность, но условия, в которых мы работаем, кардинально отличаются. Это, конечно, несправедливо».

Как раз по поводу неравных условий прослеживается следующая картина. Согласно п. 3 ч. 1 ст. 20 Закона «О Кабинете Министров Украины», КМУ организует финансовое и материально-техническое обеспечение деятельности правоохранительных органов, социальную защиту работников и членов их семей. Но приходится констатировать, что КМУ, несмотря на имеющиеся договоренности, не обеспечил надлежащий уровень финансирования органов прокуратуры.

В этом вопросе несправедливым является выделение финансирования Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП) в отдельную программу, которая состоялась только за счет уменьшения средств, выделенных на бюджет органов прокуратуры в целом. В 2016 г. прокуроры местных и региональных прокуратур по сравнению с полицейскими на местах, детективами НАБУ поставлены в неравные условия и получают наименьшую месячную заработную плату. Кроме того, введенный в бюджете подход приводит к неравенству оплаты труда и в самой системе органов прокуратуры. Заработная плата прокурорам Специализированной антикоррупционной прокуратуры выплачивается в полном объеме в соответствии с требованиями нового Закона «О прокуратуре», а другим – в порядке и на условиях, определенных правительством, несмотря на требования ст. 81 данного Закона.

По словам и. о. Генпрокурора, финансовое обеспечение в органах прокуратуры остается на ненадлежащем уровне, из-за чего прокуроры увольняются – количество таких прокуроров достигло 130. «Мы стараемся распределять те средства, которые есть, но нам выделено вполовину меньше средств на заработную плату, чем было предусмотрено по закону», – отметил он. Более того, по его словам, уже есть иски, удовлетворенные судами, относительно ненадлежащей выплаты заработной платы в соответствии с Законом «О прокуратуре». Но Кабмин, к которому неоднократно обращалось руководство Генпрокуратуры, пока никак не реагирует на эту проблему, что приводит к негативным последствиям. Есть отделы в местных прокуратурах, где осталось 20% кадрового состава. «Исходя из норм закона, мы не сможем принимать людей без конкурса и обучения в академии прокуратуры, что может занять целый год. А за этот год 20% работников в результате нагрузки могут просто уволиться, и будет некому поддерживать государственное обвинение», – подчеркнул Ю. Севрук.

Самоуправление

Основное содержание сегодняшнего этапа реформирования органов прокуратуры – это фактическая реализация положений Закона «О прокуратуре» о создании квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров (КДК) и органов прокурорского самоуправления. Каждое структурное подразделение ГПУ в пределах своей компетенции задействовано в этом процессе. Например, департаментом кадровой работы с участием других структурных подразделений ГПУ разработаны проекты документов, которые будут приниматься или утверждаться конференцией – регламента работы всеукраинской конференции работников прокуратуры; положения о порядке работы квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров; Кодекса профессиональной этики и поведения работников прокуратуры и др.

15 апреля вступают в силу положения Закона «О прокуратуре» в части функционирования органов прокурорского самоуправления и квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров. Организационными формами прокурорского самоуправления являются всеукраинская конференция работников прокуратуры и Совет прокуроров Украины. На данный момент проводятся организационные меры по подготовке и проведению всеукраинской конференции работников прокуратуры:

  • до 15 апреля 2016 г. ведется прием документов желающих стать членами КДК и Совета прокуроров Украины;

  • проведение собрания прокуроров Генеральной прокуратуры Украины для избрания делегатов на конференцию запланировано на 19 апреля с. г.;

  • созыв и проведение конференции запланировано на 22 апреля 2016 г.

Процедура формирования КДК прокуроров, которая выписана в законодательстве, должна быть эффективной. В состав комиссии входят 11 человек, которые являются гражданами Украины, имеют высшее юридическое образование и стаж работы в области права не менее 10 лет, из которых:

1) 5 прокуроров назначает всеукраинская конференция работников прокуратуры;

2) 2 человека (ученых) назначает съезд представителей юридических высших учебных заведений и научных учреждений;

3) 1 человека (адвоката) назначает съезд адвокатов Украины;

4) 3 человека назначает уполномоченный ВР по правам человека по согласованию с комитетом ВР, к предмету ведения которого относится организация и деятельность органов прокуратуры.

Съезд представителей юридических вузов и научных учреждений и съезд адвокатов Украины на сегодня определились со своими представителями.

Деятельность КДК направлена на подбор кадров на должности прокуроров; перевод прокуроров в другие органы прокуратуры; решение вопросов дисциплинарной ответственности прокуроров; освобождение прокуроров от должностей. Планируется, что коллегиальное рассмотрение и решение указанных вопросов будет способствовать повышению объективности принятия кадровых решений и сведению к минимуму количества ошибок в этой сфере, уменьшению текучести кадров вследствие ненадлежащей дисциплинарной практики, повышению стабильности системы в целом.

Кстати, со стороны Реанимационного пакета реформ звучит конструктивная критика относительно процедуры формирования КДК, в частности, предложения включить в состав Комиссии прокуроров из ЕС, США или Канады и предоставить Комиссии полномочия отбирать, назначать, переводить и увольнять прокуроров.

Всеукраинская конференция прокуроров

Приказом и. о. Генерального прокурора Украины №109 от 01.03.2016 определен ряд организационных мероприятий по обеспечению первого созыва и проведения всеукраинской конференции работников прокуратуры 22 апреля 2016 г., а также создан организационный комитет. Очевидно, на данном мероприятии будут обсуждаться крайне важные для становления прокурорского самоуправления и КДК вопросы. В частности те, которые определены Законом и является исключительной компетенцией конференции (ст. 67): назначение членов Совета прокуроров Украины и КДК (по квоте органов прокуратуры); утверждение Кодекса профессиональной этики и поведения работников прокуратуры и положения о Совете прокуроров Украины; принятие положения о порядке работы КДК прокуроров.

Не исключено обращение конференции (п. 6 ч. 2 ст. 67) к Президенту Украины, председателю ВР и Премьер-министру Украины относительно обеспечения достаточного объема финансирования органов прокуратуры, в т. ч. предусмотренного Законом уровня заработной платы (ст. 81). Реализация требований Закона в этой части также является одним из элементов реформы прокуратуры. Если оставить без внимания данный вопрос, это может свести на «нет» все предыдущие наработки и усилия, направленные на построение эффективной модели прокуратуры.

По словам Ю. Севрука были приняты меры по подготовке конференции для избрания квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров, которой будут переданы все полномочия по проведению конкурса и проверке дисциплинарных производств на прокуроров. «КДК – это очень важный орган, так же, как и Совет прокуроров Украины, который будет избран в ближайшее время», – акцентировал Ю. Севрук. Он отметил, что несмотря на недостоверную информацию, которая распространяется в СМИ, управление реформ и качества работы Генеральной прокуратуры продолжает работать. Оно будет несколько переформатировано, но о ликвидации речь не идет ни в коем случае. Задача на ближайшее время – определиться с критериями оценки руководителей органов прокуратуры, а также простых прокуроров, чтобы каждый сотрудник понимал, что ему делать и как. По словам и. о. Генпрокурора, к этой работе будут привлечены и международные эксперты.

Реформа МВД

Еще одним блоком вопросов, который обсуждался в ходе круглого стола, была реформа МВД, в частности новосозданные антикоррупционные органы – НАБУ, САП, НАПК, а также проблемные вопросы следствия и оперативно-розыскной деятельности.

Первое, на чем хотелось бы остановиться – это процесс переаттестации сотрудников полиции. Как известно, с момента запуска процедуры переаттестации в суды начали массово поступать иски к Национальной полиции Украины с требованием о восстановлении в должностях незаконно уволенных сотрудников. По данному вопросу директор департамента коммуникации МВД Артем Шевченко отметил: «Что касается норм относительно трудовых отношений, которые прописаны в Законе «О Национальной полиции» и являются несовершенными, то надо менять эти нормы, а не останавливать переаттестацию. Можно приостановить или переформатировать комиссии, что уже делается в некоторых регионах, можно обжаловать решения комиссии, и люди уже восстанавливаются через апелляции, но не стоит говорить, что переаттестация провалилась. С другой стороны, мы не можем ничего сказать о том, почему суды выносят такие решения. Если решение вступает в законную силу, мы должны его исполнять или обжаловать в кассационной инстанции. И это уже происходит, хотя мы понимаем, что это не самый приятный процесс».

Настораживает тот момент, что с момента запуска реформы значительно ухудшилась криминогенная обстановка в стране. «Если посмотреть по регистрации преступлений против собственности по ст. 185, 186, 187, 289 и 296, то на январь 2013 г. было зарегистрировано 15890 таких преступлений, на февраль – 15274. В течение всего 2013 г. количество таких преступлений составляло 15–16 тыс. В феврале 2016 г. зарегистрировано почти 45 тыс. уголовных производств», – отметил и. о. Генпрокурора. Он добавил, что лучший способ борьбы с преступностью – наказание виновных. «Если человек чувствует безнаказанность, он совершает преступление», – подчеркнул Ю. Севрук.

Но, по словам А. Шевченко, важно не забывать о том, в каких условиях находится наше государство на данный момент. «Сложностей очень много. Это и условия, в которых мы находимся, ведь идет война, много оружия, это и огромное количество переселенцев, большинство из которых не являются законопослушными людьми, и законодательство, которое принимается «вдогонку». Есть определенные «временные рамки», когда одни законы уже не работают, а другие еще не вступили в законную силу. Это все влияет на качество реформы и создает определенные сложности в ее совершении. Но мы должны через это пройти, ведь другого выхода нет», – отметил директор департамента.

Реформа правоохранительной системы – это не только структурные изменения каждого ведомства, но и изменение отношения граждан к самому процессу и правоохранительным органам в целом. Ведь главная цель любой реформы – улучшение жизни, в первую очередь, простых граждан. И очень важно, чтобы реформы проводились для людей, а не для политиков.


КОММЕНТАРИИ  

Гия Гецадзе, заместитель министра юстиции Украины

– Думаю, если мы не упраздним старую систему и структуру прокуратуры и судов и не создадим их заново с правильными компетенциями и правильной структурой, ничего не изменится. Есть один простой закон реформирования – реформу нужно хотеть провести. Если захочешь, поменять можно, а если не захочешь, всегда найдешь аргументы, почему это сделать невозможно. Я надеюсь, что новый Генеральный прокурор, который будет назначен в ближайшем будущем, захочет провести реформу и сделает ее.

Юрий Севрук, и. о. Генерального прокурора Украины

– Позитивным моментом реформы является то, что по конкурсу на места руководителей прокуратуры пришли лучшие люди, те, кто лучше знают законодательство и умеют лучше доказывать свою позицию, например, той же конкурсной комиссии. Позитивным моментом должно было стать и финансирование, но этого, к сожалению, не случилось. Что касается сокращения штатов ведомства, то это и позитивный, и негативный момент. Да, меньше людей выполняют работу, и хотелось бы, чтобы они делали ее качественно. Но будет ли так, покажет только время. Если 10 человек справятся с работой, которую выполняли 17, это будет довольно позитивным моментом.

Дальше нам надо работать над тем, чтобы заработало прокурорское самоуправление, чтобы, как говорят, исчезло давление руководства прокуратуры на местные органы. Если получится, это тоже будет позитивным моментом.

По закону процесс реформирования органов прокуратуры должен завершиться до 1 января 2018 г. По состоянию на эту дату численный состав работников прокуратуры должен быть 10 тыс. человек. Планируется еще многое сделать – это и улучшение работы прокуроров, и упрощение документооборота через перевод его в электронный вариант, и т. д. А проблемный вопрос финансирования, по моему мнению, надо урегулировать на законодательном уровне – не постановлениями Кабинета министров определять заработную плату, а предусмотреть законом. Тогда этот вопрос сразу разрешится.

Иван Варченко, советник министра внутренних дел

– Реформа полиции, реформа структуры МВД – это процесс, который тянет за собой какие-то оценки, и на каждом этапе мы можем оценивать результаты. Но в целом подводить итоги о качестве реформы можно лишь после того, как она будет завершена. Сейчас мы можем говорить, что результаты на тех территориях, где уже состоялась переаттестация работников полиции, позитивные. По Киеву и Киевской области та структура, которая остается, работает лучше, чем раньше. Понятно, что им теперь не хватает кадров, у нас стоит вопрос, чтобы полностью заполнить штат. Для этого будут объявлены конкурсы на вакантные должности, на которые будет предусмотрен качественный отбор. Только после этого можно будет говорить об эффективности или неэффективности реформированной системы.

Мы понимаем, что только сил Национальной полиции для обеспечения порядка, законности и защиты прав и свобод граждан недостаточно – должен быть комплекс правоохранительных мероприятий и задействована вся правоохранительная система, включая обвинение, которым занимается прокуратура, и судебную систему, которая должна поставить точку в том, какая судьба ожидает преступников. Если какое-то из этих звеньев не работает, негатив от этого накладывается на всю правоохранительную систему. Поэтому качественно и эффективно должны работать все звенья правоохранительной системы. У нас сейчас происходит глубокая, искренняя, открытая реформа.

Это можно увидеть даже по тому, какую критику она вызвала внутри системы. Я понимаю, что сейчас много недовольных, но раньше люди вообще не обращались в полицию, потому что знали, что их никто не защитит, действовал принцип «защити себя сам». Мы ждем глубокой реформы, в т. ч. прокуратуры и судов. Только под надежным взглядом общественности и микроскопом всего украинского народа состоится очищение от коррупционеров, взяточников и непрофессионалов.

Святослав Пограничный, президент Первой правовой медиагруппы

– Ни для кого не секрет, что наряду с внешним врагом в Украине есть и внутренний – коррупция. Этой болезнью поражены почти все сферы жизни в стране. По данным социологических исследований, именно коррупция стала одной из причин, приведших к массовым протестам в Украине в конце 2013 – начале 2014 г. Общественность, уставшая от этого вездесущего явления, тогда утратила надежду на то, что украинская власть наведет порядок. Это подтолкнуло граждан к мысли, что вхождение Украины в Евросоюз даст возможность европейским экспертам повлиять на ситуацию в стране.

Сейчас многим больно осознавать, что со времени протестов прошло более 2 лет, а ситуация не изменилась в лучшую сторону. Конечно, нельзя не отметить старания правительства в процессе разработки новых законов, которые, вероятно, отвечают европейским стандартам, однако не надо быть большим экспертом, чтобы констатировать, что большая часть из них пока не работают или находятся в длительном процессе реализации. Согласно проводимым под пристальным взглядом европейских экспертов реформам, решительный отпор коррупции должны были дать ряд вновь созданных ведомств. Среди них – Государственное бюро расследований (ГБР) и Национальное агентство по предупреждению коррупции. Работа обоих ведомств на законодательном уровне утверждена, однако на практике их создание затянулось.

По поводу реформы прокуратуры хочу сказать одно: нельзя делать реформу без финансирования. Мы прекрасно понимаем, что построить дом без надлежащего фундамента невозможно. Как избежать коррупционных рисков и сохранить мотивацию сотрудников прокуратуры, если заработная плата у руководителя составляет около 5 тыс. грн? Все понимают, что в стране кризис, но в то же время требуют от прокуратуры результатов. Если уж мы делаем реформу, то первое, что надо сделать – это проводить ее правильно и согласно действующей Конституции, а второе – надо подкрепить ее финансированием.

Артем Шевченко, директор департамента коммуникации МВД

– По поводу обжалования результатов аттестации могу сказать следующее: если есть некоторые несовершенные нормы законодательства, их надо усовершенствовать. Например, это касается норм относительно трудовых отношений, которые прописаны в ЗУ «О Национальной полиции» – они несовершенны и их надо менять, а не останавливать переаттестацию. Можно приостановить или переформатировать комиссии, что уже делается в некоторых регионах, можно обжаловать решения комиссии (и уже люди восстанавливаются через апелляции), но не стоит говорить, что переаттестация провалилась. С другой стороны, мы не можем ничего сказать о том, почему суды выносят такие решения. Если решение вступает в законную силу, мы должны его исполнять или обжаловать в кассационной инстанции. И это уже происходит, хотя мы понимаем, что это не самый приятный процесс.

Что касается реформы в общем, то главная сложность – найти решение, как сделать из системы, которая была совсем «гнилой», систему, которая очищалась бы от «раковых клеток», я имею в виду коррупцию, ненадлежащие расследования и пр. А еще надо, чтобы общество восприняло, что оно должно помогать этому процессу. Ведь любой человек заинтересован в качественной и эффективной правоохранительной системе и добросовестных полицейских от патрульного до следователя или оперативного работника, которые будут раскрывать и расследовать преступления.

Сложностей очень много. Это и условия, в которых мы находимся, ведь идет война, много оружия, это и огромное количество переселенцев, большинство из которых не являются законопослушными людьми, и законодательство, которое принимается «вдогонку», ведьесть определенные «временные рамки», когда одни законы уже не работают, а другие еще не вступили в законную силу. Это все влияет на качество реформы и создает определенные сложности в ее совершении. Но мы должны через это пройти, ведь другого выхода нет.

Реформа происходит, идет и будет идти еще в течение длительного времени. Еще год точно, но мы будем максимально ускорять этот процесс, хотя должны отдавать себе отчет, что полностью сформированы органы будут только через несколько лет. По плану аттестация должна закончиться в конце лета, но эти сроки, я думаю, будут еще корректироваться.

Владимир Фурман, заместитель прокурора местной прокуратуры №6

– Ощущение изнутри прокуратуры относительно реформы позитивное, люди ожидают изменений к лучшему. Позитивно и наше отношение к тем шагам, которые уже сделаны. И мы ожидаем шагов, которые необходимы, чтобы тот позитив, который есть в системе, заработал на полную катушку. Ведь нельзя набрать новых людей, переаттестовать их, но не изменить условия финансового обеспечения. На данном этапе это негатив. Надо уже завершить эти шаги и сделать так, чтобы не было дисбаланса в правоохранительной системе. Потому что нагрузка у всех сопоставима, а в новосозданных органах она намного меньше, потому что они только начали работу. При этом условия, в которых мы работаем, кардинально другие. Это, конечно, несправедливо. Могу сказать, что ожидания изменений внутри системы очень большие, и отношение людей к изменениям очень позитивное.

Однако, по моему мнению, на данный момент не хватает кадров в органах прокуратуры в связи с тем, что количественный состав работников сокращается. Вы же понимаете, что не может быть такого, что количество работников уменьшается, все остальное останется в том же количестве, и это приводит к успеху. Если уменьшается количество работников, должны быть перераспределены функции, которые на них возлагаются.

А в нашем случае работников сократили или перевели, а количество уголовных производств на одного прокурорского работника увеличилось. И это очень сложно, ведь когда у тебя более 100 уголовных производств, даже владеть ситуацией во всех этих производствах очень трудно. Поэтому, конечно, нам непросто. Если мы взяли курс на уменьшение кадрового состава органов прокуратуры, тогда надо уменьшать нагрузку. Ведь нельзя увеличивать нагрузку, уменьшая количество работников – так ничего не будет работать.

Относительно того, как я попал в органы прокуратуры (ведь я был внешним кандидатом), могу сказать, что это была моя личная инициатива и желание. После обучения за границей я вернулся в Украину, и мне было неинтересно заниматься той деятельностью, которой я занимался до отъезда. Мне хотелось какого-то сложного вызова в жизни, и это стало основной мотивацией для участия в конкурсе.

С другой стороны, мне было интересно, как это работает, действительно ли это приведет к тому, что такие люди, как я, которые не имеют никакого отношения к органам прокуратуры и государственной службе, смогут занять руководящие должности в органах прокуратуры. Как говорят, аппетит приходит во время еды. Собственно, это был очень интересный и сложный опыт прохождения конкурса (ведь он длился около полгода), который я прошел и горжусь этим. Ведь в бизнесе в прохождении собеседования принимают участие максимум два человека, а тут на моем собеседовании было 5 или 6 членов комиссии, и все со своим мнением, все – люди опытные и с многочисленными достижениями. Поэтому для меня это был очень интересный опыт, и мне было очень приятно пообщаться с такими людьми.

Светлана Янчук, заместитель прокурора местной прокуратуры №10

– Я являюсь одним из внешних кандидатов, которые прошли конкурс и назначены на должности заместителей прокуроров местных прокуратур. Скажу откровенно, некоторые моменты в органах прокуратуры были для меня новшеством. Я говорю о внутренней организации. Потому что можно знать законодательство в теории – это одно, а знать, как применять ту или иную норму статьи на практике – это другое. И на самом деле для внешних кандидатов это очень сложно.

Когда я шла на конкурс (и на данный момент мое мнение не изменилось), я верила и теперь могу подтвердить, что конкурс состоялся, и он был достаточно объективным. Я знаю, что некоторые общественные организации и активисты требовали, чтобы органы прокуратуры были полностью обновлены, а на должности назначены только внешние кандидаты. Но на самом деле не знаю, кто тогда будет там работать. Как по мне, одного внешнего кандидата достаточно, чтобы ввести его в курс дела, и он смог работать.

Одна из основных проблем – это небольшая заработная плата прокурорских работников. Парни и девушки довольно молодые. Объем работы действительно очень большой. Иногда приходится работать до поздней ночи, ведь в процессуальные строки надо сделать то или иное действие. Поэтому все очень перегружены, и часто ценные работники, проработав несколько лет, просто уходят. У нас в районе мы потеряли несколько ценных сотрудников, и я не знаю, кто будет вести их дела, ведь у нас сейчас очень много молодых сотрудников без надлежащего опыта работы. Но я надеюсь, что в будущем что-то изменится. Может быть, Премьер-министр прислушается, и кто-то все-таки поможет нашим молодым кадрам.

Юрий Лесничий, директор Института анализа и прогнозирования

– Современный этап реформы прокуратуры (процесса изменений в системе) на сегодня является достаточно динамичным. В нем задействованы различные субъекты. Это и Верховная Рада Украины, которая 14 октября 2014 г. приняла Закон Украины №1697-VII«О прокуратуре». Этим Законом определен ряд принципиальных новаций не только по объему и содержанию компетенций прокуратуры (особенно вне уголовной сферы), но и в вопросах статуса прокуроров и механизма кадрового обеспечения прокурорской деятельности. Основным субъектом кадрового обеспечения отныне должна стать квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров. Кроме того, в системе вводится новый институт – прокурорское самоуправление. Организационные формы прокурорского самоуправления, т. е. органы, через которые самоуправление будет реализоваться – всеукраинская конференция работников прокуратуры и Совет прокуроров Украины.

К сожалению, юридико-техническое качество данного Закона не является высоким. Это создает трудности при его применении и в известной мере сдерживает процесс реформы прокуратуры. Однако процесс реформирования продолжается. В реформе задействованы и представители гражданского общества. Они приобщались не только на этапе создания законопроекта и выработки его основных норм, но и при реализации соответствующих положений

Закона, в частности, при проведении конкурсов на занятие должностей в новосозданных местных прокуратурах, специализированной антикоррупционной прокуратуре. Представители общественности были членами соответствующих конкурсных комиссий, могли подавать информацию о кандидатах для ее учета при проведении собеседований, т. е. влияли на кадровые назначения в новосозданных органах.

Что касается вопроса, «парализована» ли реформа, могу сказать, что нет, не парализована. Повторюсь, есть определенные сложности с финансированием прокуратуры, однако реформа продолжается.

Автор: Яна Собко, «Судебно-юридическая газета» 


Теги статьи: РеформыРеформа прокуратурыМВД

Дата и время 14 апреля 2016 г., 12:23     Просмотры Просмотров: 1430
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Какой из кандидатов уже заявивших о своем участие в президентских выборах самый достойный?








Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.061755